Как путешественники отмечали в Антарктике день святого Тоомаса

Вход в кратер острова Десепшен.

ФОТО: CJ Kask

Мы находимся в укрытии от шторма у защищенного горами острова Десепшен, по форме напоминающего рогалик. Трясет и тут, хотя стоим на якоре, но по сравнению с тем, что происходит по ту сторону гор в открытом море, мы словно сидим на коленках у мамы, пишет Postimees.

К острову мы подошли накануне. Прошлись по побережью залива и посмотрели через находящееся в горном массиве окно Нептуна на материковую часть Антарктики. По рации нас вызвало стоящее неподалеку от нас на якоре круизное судно Le Boreal, которое разыскивало руководителя экспедиции Тийта Пруули. Тот же в это время находился на мероприятиях, посвященных Тартускому мирному договору в Эстонии. Несмотря на это фанат истории полюсов Димитрий Киселев с Камчатки пришел к нам в гости. Он пишет книгу об Антарктике и ведет блог в Facebook, куда обещал добавить фотографии с нами. Он с большим интересом наблюдает за нами с самого начала нашей экспедиции.

Наша случайная встреча и полученный от нас инфоматериал сделали его несказанно счастливым. Как опытный гид он основательно рассказал нам о Десепшене. Если посчитать, сколько китов здесь было уничтожено, ужас будет охватывать еще десятилетия. Компания морских львов, активничавших у побережья, вернула нас в лучшее сегодня. В коммерческих целях на китов охотятся все меньше, в ограниченных количествах этим занимаются еще только в Японии, и такое право предоставлено еще некоторым коренным народностям Арктики. В Антарктике охота была запрещена еще в 1959 году.

И хотя преобладающая часть покрытого льдом материка с большой долей вероятности не должна опасаться массового туризма, на полуострове Антарктике с более мягким климатом и богатой живой природой остается все меньше моментов, когда не получится заметить еще какое-то судно. У судов IATO (International Antarctic Treaty Org) имеются большие Excel-таблицы, в которых перевозящие туристов суда точно распределены: кто, когда и куда двигается. Пытаются любой ценой исключить попадания в одном место в одно время. Прежде всего, ради сохранения природы, но  и туристы не хотят чувствовать себя в Антарктике как в аэропорту Майорки. Симпатичным показалось отношение двигавшегося за нам на Десепшен крупного судна, когда оттуда извинились, что помешали нам. О маленькой яхте в местных суровых водах заботятся как-то особенно. Некоторые считают таких путешественников глупцами и предпочитают гигантские, оснащенные стабилизаторами и изысканными винами, а также столами с белыми скатертями круизные суда. С другой стороны, увидев таких как мы, на лицах многих появляется отпечаток тоски по мечте. В-третьих, мы, конечно, маленькие, но все относительно. Синий кит – самое крупное в мире млекопитающие, немногим длиннее нас, а что касается наших условий жизни, по сравнению с обычной соревновательной яхтой, то в этом смысле мы на грани человеческих возможностей не находимся.

Вечером в салоне прошел совместный просмотр фильма. Индрек Казела принес на борт снятый в лучших традициях Южной Кореи, но леденящий кровь шедевр, события в котором развиваются в стиле: если хуже уже нельзя, то в действительности все же можно. Войдя после просмотра фильма в тишину опустевшей палубы, мы почувствовали, как начали возвращаться в реальность. Никто из матросов не поддался параноидальным мыслям о том, может ли и кто жить у нас в трюме, и советовать покрепче запирать на ночь двери. Нам нужно было вернуться к своим делам, то есть к документальному фильму об Антарктике.

Гладкий как зеркало залив и голоса водоплавающих птиц манили входящих в состав команды Тоомасов – Тальтса и Луаяэра – спать на улице. Мы объявили День святого Тоомаса, и один из них со спальным мешком действительно отправится дремать на палубу, а второй улегся в укрытии за рулевой рубкой.

В первый февральский день подпевали нашему видеографу CJ Kase. Отрыли бережно хранившееся шампанское и провели один приятный час у кофейного аппарата. Капитан был весьма доволен сложившейся обстановкой и настроением команды, обнаружили, что не хватает лишь одной вещи – свежей клубники. Команда камбуза в составе Ветемаа-Кууск под руководством мастера блинов испекли на вечер блинный торт. Этим Кууск смог торжественно поставить точку на приобретших известность блинах.

Готовивший на протяжении практически всей экспедиции каждое воскресенье удивительно тоненькие и вкусные блины Прийт признался, что, по правде говоря, эти блины ему порядком поднадоели. Надеемся, что найдутся добровольцы, которые в следующее воскресенье подхватят из рук Прийти эстафетную палочку.

Снег на Десепшен.

ФОТО: CJ Kask

А ветер поднялся неслабый. Мы прошли поглубже в залив. Впервые на антарктическом этапе окна рулевой рубки были наполовину заметены снегом. Через день метель сменилась дождем, который под порывами штормового ветра унес снежные сугробы. Настоящая Антарктика поздним летом.

Прогулки не получилось, на берег на резиновых лодках не ходили. По общему мнению, такой ветер сбивал с ног пингвинов. Но, насколько мы успели заметить, некоторые все же могли стоять в покрытой паром прибрежной воде. На этом вулканическом острове можно найти отличные термические источники. Время от времени мы ходили проверять, но чтобы наша резиновая лодка не набралась воды, посчитали, что лучше заняться составлением планов на тот период, когда погода улучшится, и мы сможем направить свои паруса обратно в море. Вечером нас ждал праздничный торт и новый фильм. Юлиус поставил «Рай» и начал писать в компьютере, о чем он будет через полвека рассказывать свои внукам.

Шлем в мирную Эстонию из послеобеденной Антарктики поздравления по случаю годовщины подписания Тартуского мирного договора. И с миром движемся дальше!

Марис Пруули, боцман

НАВЕРХ