Из-за ликвидации приюта детей приходится возить за сто километров

Помещения Раквереского приюта занимает семейный дом. Но, что будет дальше? Руководитель Карис Мугамяэ расстроена. С нового года пришлось отказаться от услуги приюта, но детям все равно нужна помощь.

ФОТО: Vladislav Musakko

Раквереский приют закрылся в последний день прошлого года из-за причине нехватки денег, пишет Postimees.

«Мы со своим маленьким недоходным объединением по экономическим соображениям не смогли содержать приют», - отметила руководитель и семейный консультант Раквереского семейного дома НКО «Мария и дети» Карис Мугамяэ. Она добавила, что не понимает, почему возникла ситуация, при которой государство финансирует посредством помощи жертвам женские приюты, а детские приюты оставлены на финансировании самоуправлений. В 2019 году НКО оказывало услугу приюта в сотрудничестве с Союзом самоуправлений Ляэне-Виру, который каждый месяц покрывал постоянные расходы в размере 600 евро.

С нового года приютов нет во многих уездах, поскольку их работу сложно организовать. Приюты работают по принципу потребности, в них должна иметься постоянная готовность принять ребенка, а это значит, что каждый день на дежурстве должен находиться как минимум один работник, а если ребенок задерживается надолго, это сразу требует наличия команды, как и в случае, если в приют попадут сразу несколько детей. Но при такой организации людям невозможно предложить постоянные рабочие места.

«Самоуправления платят за ребенка. Если сутки ухода за ребенком стоят 40 евро, а зарплату нужно платить двум работникам, это ставит приют в сложное экономическое положение», - сказала Мугамяэ. В прошлом году приют был предложен 18 детям, младшему из них было всего два месяца, а старшему – 17 лет. За первые два месяца этого года помощи в уезде нуждались уже трое детей.

За сто километров

Но куда отправить оказавшегося в беде ребенка? Сейчас детей отправляют в приюты, расположенные на расстоянии ста километров: в Таллинн, Сиймусте Йыгеваского уезда или в Кохтла-Ярве. Последний из них расположен ближе всего, но персонал там в основном говорит по-русски, что может создать дополнительную проблему.

По словам Карис Мугамяэ, важно, чтобы едущий с ребенком взрослый спокойно разобрался в ситуации и был готов выслушать ребенка: «Важно, чтобы между самоуправлением, полицией и приютом шло хорошее сотрудничество, а действия были ясны всем».

По словам руководителя отдела прав ребенка и молодежи Канцелярии канцлера юстиции Андреса Ару, размещение ребенка в приюте – это лишь одна из возможностей, которые  местное самоуправление может предложить нуждающемуся в помощи ребенку: «Точно это не должно быть первым выбором. Нужно исходить и интересов ребенка. Если у него по каким-то причинам нет возможности жить дома, прежде всего, нужно выяснить, есть ли у него какие-то родственники, близкие ему люди, готовые временно позаботиться о нем». Если таких людей нет, нужно искать подходящую замещающую семью. Если и ее не найти, временно и краткосрочно местом жительства ребенка может стать приют. «Нужно помнить, что ребенок должен иметь максимальную возможность продолжать жить привычной ему жизнью: ходить в детский сад или школу, общаться с друзьями», - добавил Ару.

Полезными были бы кризисные семьи

По действующему с 2016 года Закону о защите детей, ребенка можно поместить в приют лишь при весьма чрезвычайных обстоятельствах. Дети младше трех лет вообще не должны туда попадать.

Но действительность другая. Одна возможность, которую государство пытается развивать и которая могла бы быть менее затратной для самоуправлений – найти кризисные семьи, готовые предложить помощь попавшему в беду ребенку.

Руководитель социального отдела Раквереской городской управы Керсти Суун-Декет сказала, что сейчас проводится тендер, в рамках которого город хочет объединить силы с Келаской SOS Lasteküla. Завтра соберется уездная комиссия социальной защиты, которая попытается найти выход. Председатель комиссии Майдо Нылвак говорит, что сначала определят серьезность ситуации: «Будем искать решение, а при необходимости направим докладную записку в социальную комиссию Рийгикогу и Министерство социальных дел».

Пока же ситуация такова, что в ближайшее время, если на выходных с каким-то ребенком случится беда и его нужно будет определять в приют, может возникнуть проблема.

НАВЕРХ