Их не знают даже в лицо…

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Социологическая фирма Kantor Emor опубликовала результаты опроса, проведенного по заказу столичной мэрии на тему «Знаете ли вы старейшин таллиннских районов». Последнее место в этом списке занял глава крупнейшего района – Ласнамяэ – Андрес Вяэн.

Что-то слышали о нем восемь процентов жителей этого «поселения» и всего шесть процентов – всех опрошенных таллиннцев (общим числом 800 человек).

Не знаю, у кого как, а у меня эта публикация вызвала недоумение и даже какое-то чувство дискомфорта. Не очень сильного, но все-таки... А для чего, собственно, в принципе такое исследование проводилось и о чем вообще говорят нам эти цифры? 

Что нам Гекуба?

Я понимаю, когда широкой аудитории задаются вопросы о популярности той или иной политической партии или об идеологической (экономической, социальной и так далее) программе, выносимой на обсуждение в правительстве или в парламенте. Или, например, когда предлагается оценить деятельность той или иной конкретной публичной личности: довольны вы её (его) работой, высказываниями и пр.? Может ли она (он) продолжить исполнение своих обязанностей на прежнем месте или следует заменить её (его)? И так далее.

В том и в другом случае оценивается некое содержательное наполнение, непосредственно касающееся каждого жителя страны, региона, города.

Но кому и что даёт знание того факта, что Лаури Лаатс и Владимир Свет возглавляют список наиболее известных старейшин, а уже упомянутый Андрес Вяэн и Андре Ханимяги этот список замыкают? Кто-то из них лучше, а кто-то – хуже? И вообще: так ли хорошо, что кого-то знают больше, чем остальных? Ксению Собчак и Владимира Жириновского знают все – и что?

Здесь, на мой взгляд, мы сталкиваемся с последствиями того порочного принципа, который был взят на вооружение эстонским истеблишментом еще на заре туманной юности восстановившей свой суверенитет республики. А именно – назначать первыми руководителями не специалистов, а политиков.

Правда, при декларировании этого принципа имелись в виду такие должности, как главы министерств и других республиканских ведомств, то есть фигуры общегосударственного масштаба. Лично мне это тоже представляется неверным, но тут есть хоть какая-то логика: все-таки на таком месте человек осуществляет реализацию политических решений назначившей его правящей коалиции и несет за достигнутые, или не достигнутые итоги свою долю политической же ответственности. (Правда, уже тогда не обошлось без ляпсусов, и Министерство юстиции – sic! – какое-то время возглавлял человек с дипломом лесного техникума…)

Отчасти политическими мотивами может еще быть оправдано назначение глав законодательной и исполнительной власти в столице, но только в ней и только на уровне города. Главы же других городов, не говоря уже про районы, уезды и волости – это вообще должности административные, такими муниципальными образованиями должны, по моему глубокому убеждению, командовать, прежде всего, крепкие хозяйственники, профессиональные менеджеры, юристы и/или экономисты.

Специалисты очень широкого профиля

Во всяком случае, тот же Андрес Вяэн как раз и является одним из таких хозяйственников. До своего назначения в Ласнамяэскую управу он довольно долгое время работал директором службы трамвайного движения в Tallinna Linnatranspordi AS (АО «Таллиннский городской транспорт») и на этой должности, в частности, принимал активное участие в продвижении проекта строительства трамвайного терминала в таллиннском аэропорту. И тот факт, что его имя малоизвестно широкому электорату, свидетельствует скорее в его пользу: значит, с ним и с возглавляемой им организацией не связаны никакие скандалы и иные неприятные громкие истории.

В одном из своих первых интервью на новом посту он подчеркнул, что для него важно, чтобы в масс-медиа больше писали о Ласнамяэ, о нуждах, проблемах и достижениях жителей этого района, а не о его старейшине.

Уже одним этим Вяэн, на мой взгляд, выгодно отличается от практически всех своих предшественников (предшественниц), которые были больше озабочены собственным имиджем, чем решением насущных вопросов района.

Собственно, бывшие старейшины Ласнамяэ в этом смысле отнюдь не являются каким-то исключением. И даже совсем напротив: это яркие примеры сложившейся системы, при которой принадлежность к правильной партии важнее, чем профессионализм. В результате возник целый класс так называемых «манагеров», которые на самом деле успешно реализуют лишь одну задачу: быть замеченными и попасть в обойму, чтобы затем уже, со ступеньки на ступеньку, двигаться по служебной лестнице наверх. Они, по сути, являются даже не политиками в прикладном значении этого слова, а своего рода шоуменами, причем нередко – в самом буквальном смысле.

Я лично знаком с несколькими такими людьми из обоймы. Кое-кто из них начал восхождение еще при советской власти, а поскольку принцип обоймы с тех пор сохранился практически без изменений, то они, более-менее успешно, продолжают свое движение. Насколько они профессионально пригодны именно для занимаемой ими должности, никакого значения не имеет. Более того: я имел возможность убедиться в том, что некоторые из них элементарно безграмотны. Но и это им прощается – в обмен за исключительную лояльность к начальству.

И каждый метит в Бонапарты…

Честно говоря, мне вообще все равно, как зовут того или иного чиновника. Марию Юфереву-Скуратовски знали практически все жители Ласнамяэ, поскольку она очень этого хотела и, чтобы снискать популярность, выступила даже с рэп-концертом на крыше районной управы. Чем, собственно, и прославилась. И что?

После того, как многие ласнамяэсцы проголосовали за неё на парламентских выборах, старейшина с легким сердцем послала… им большой привет! Зато теперь она представляет наше государство в ПАСЕ – на равных со своим коллегой Урмасом Рейтельманном. Тоже весьма известная личность, скандально прославившаяся ксенофобскими высказываниями про рвущихся в Европу мигрантов с Востока и «триста тысяч паразитирующих тибл». Из которых, кстати, примерно сто тысяч живут всё в том же Ласнамяэ.

…Великий Конфуций полагал идеальным такое государство, в котором подданные имеют весьма смутное представление, как зовут императора. То есть главное, по его учению, состоит в том, чтобы каждый человек добросовестно и умело справлялся со своими обязанностями: император издавал мудрые законы, а все подданные неукоснительно их исполняли, и тогда благоденствие гарантировано всем вместе и каждому в отдельности. А кого как зовут – вопрос двадцать пятый.

Мы, конечно, не в Древнем Китае. Но и нам полезнее было бы оценивать своих лидеров не по степени их личной известности, а по делам.

НАВЕРХ