Рассказ о мужчине, которого в каньоне на пять дней придавил огромный камень и которому, чтобы спастись, пришлось сделать себе ампутацию руки, - когда в 2010 году на экраны вышел фильм режиссера Денни Бойла "127 часов", многие зрители даже подумать не могли, что эта ужасающая история основана на реальных событиях, пишет Rus.TVNET.

Показанный в фильме герой Арон Ралстон действительно был альпинистом из штата Колорадо, с которым в 2003 году произошел несчастный случай. Журналист портала The Guardian пригласил Ралстона на разговор, чтобы выяснить детали пережитого и узнать, какие чувства объяли его после просмотра фильма.

В злополучный день Арон в одиночку отправился на прогулку по каньонам штата Юта, когда внезапно поскользнулся, упал, и на его левую руку упал кусок породы, зажав его между скалами.

Арон взял с собой лишь небольшой рюкзак, в котором были литр воды, два бурито и несколько кусочков шоколада. Кроме того, у него были с собой наушники и видеокамера, однако не было мобильного телефона, да и в каньоне не было зоны приема.

Как признает Арон, самой большой глупостью было никому не сказать, куда он отправляется.

Воду он потратил, пытаясь расколоть камень весом примерно 400 килограммов, и через несколько дней у Арона начался делирий - чтобы спасти себе жизнь, ему пришлось отрезать придавленную руку маленьким ножиком из своего дешевого комплекта инструментов.

Когда вышел фильм "127 часов", Ралстону было 35 лет - он находился в отличной физической форме и продолжал заниматься альпинизмом. Он признает, что увиденное в фильме выглядело почти как в реальности, однако "ужасающее осознание того, что, чтобы выжить, придется отрезать руку, не сможет представить и изобразить никто".

Арон вспоминает последний день, когда находился зажатым: он потрогал свой большой палец, однако, когда прикоснулся к нему, кожа отделилась, как "пенка кипяченого молока".

Когда он попытался воткнуть в палец тупой ножик, "он вошел в мясо словно в масло комнатной температуры".

"Моя рука почти превратилась в желе. Когда нож продырявил кожу, я услышал, как выходят газы, которые появляются во время разложения тела - запах был ужасным. Мне удалось ножом разрезать кожу и мясо, однако кость ножом перепилить я не мог. В тот момент я безумно разозлился. Все дни, что я провел в заложниках, я пытался сохранять спокойствие и действовать дисциплинированно, однако тогда я начал злиться и пытаться вытащить руку из оков. На мгновение она согнулась, и я вдруг понял - да, я могу использовать камень и свой вес, чтобы сломать руку", - рассказал Арон.

Именно эмоции и адреналин, а не логика, позволили Ралстону изо всех сил склониться к камню и сломать конечность, чтобы освободиться из плена.

Во время премьеры фильма реакция аудитории на кадры ампутации, которую очень хорошо изобразил актер Джеймс Франко, была  неудивительна - часть зрителей в зале потеряли сознание.

В фильме Ралстон показан как гиперактивный, слишком самоуверенный одиночка, который считает, что его нельзя остановить, пока он бродит по каньону Голубого Джона. Он  безрассудно ведет себя перед встреченными по пути девушками и фотографируется после падения с велосипеда - друзья Арона рассказали, что именно таким его знают.

За год до происшествия Ралстон работал инженером в компании Intel - он бросил работу, чтобы покорить все горы Колорадо выше 14 тысяч шагов, или примерно четырех тысяч метров над уровнем моря.

В мае 2003 года Арон начал переход в Юте - он перемещался по узким тропинкам каньона, прыгая, карабкаясь, как используя тросы, так и без них. Он добрался до вершины каньона и, слушая в наушниках любимую музыкальную группу, планировал, как сделать прыжок с высоты около трех метров в ущелье шириной примерно метр. Когда он забрался на камень, чтобы сделать прыжок, тот внезапно сдвинулся.

"В один момент моя милая, беззаботная прогулка превратилась в кошмар.

Я падал, казалось, как в замедленной съемке, я посмотрел наверх и увидел, что камень падает на меня.

Защищаясь, поднял руку, однако камень застрял между узкими горами вместе с моей правой рукой. Сначала не понял, что происходит. Ситуация даже показалась комичной", - вспоминая, смеется Арон.

Уже через мгновение он почувствовал боль: "Это как прижать палец дверью, только в 100 раз больнее. Почти час матерился, как старый пират. Потом вытащил бутылку воды и начал пить, но понял, что нужно экономить - вспомнил, что никому не сказал, куда пойду, и, скорее всего, меня никто не найдет. Пытался собраться и начать думать, как выбраться".

Арон рассматривал возможность совершить самоубийство, однако во время поиска других вариантов сразу задумался об ампутации руки.

"Началась сюрреалистичная беседа с самим собой. Я сказал себе: "Арон, тебе придется отрезать себе руку. Но я не хочу отрезать руку! Старик, тебе придется это сделать! Подожди, я не буду ссориться с собой, это звучит слишком странно. Я с собой больше говорить не буду". Но я продолжил говорить, чтобы не потерять сознание", - рассказал он.

Когда шел пятый день, зажатый между скалами Ралстон уже смирился с тем фактом, что, скорее всего, там же и умрет. Ночью - среди галлюцинаций от холода, влаги и холода - ему пришло видение с маленьким мальчиком.

"Видел себя тут, среди скал, я игрался с ребенком. У меня не было правой руки. Я его поднял, и он на меня смотрел вопросительным взглядом, якобы спрашивал: папа, мы сейчас можем поиграться?

Я знал, что это мой сын, и знал о том, что я здесь переживу такой момент.

Тогда и вернулась вера в то, что я выживу", - рассказал Арон.

Следующим утром он решил совершить ампутацию руки: "После всех проведенных на горе дней сам процесс не был ужасающим, я смирился с ним. Звук ломания кости для меня был эйфоричным. В душе я уже с рукой простился - знал, что это мусор, он меня убьет, мне нужно от него избавиться. Рука больше не была моей рукой, это была "она". Когда взял нож, был спокоен и взвешен. Это было больно, но адреналин и эйфория заглушили боль".

После освобождения от руки он подсчитал, что до смерти от кровопотери есть примерно десять часов, поэтому поспешил искать помощь.

Используя веревку скалолазного комплекта как петлю, Арон сумел взобраться на вершину горы и встретить трех туристов из Нидерландов. Они дали ему воды и вместе дождались спасательного вертолета.

"Во время просмотра фильма я на этом моменте всегда начинаю плакать. Когда вижу этот вертолет, вижу свою маму, которая прислала спасателей", - рассказал Арон.

Еще одна вещь, которая вынуждала его жить - это видеокамера. "Это был мой путь во внешний мир, путь к другим живым сущностям. Я в своем видеодневнике записал как последнюю волю, так и завещание", - рассказал Арон.

После спасения он показал видео родителям, однако отказался демонстрировать его широкой публике. Монологи актера, который изображал Арона в фильме, - точные копии.

Режиссер Бойл решил снимать фильм в том же месте, где Арон боролся за жизнь. Несмотря на то, что в фильме есть моменты с девушками и купание в секретном бассейне, чего на самом деле не было, Ралстон признает, что фильм почти документальный. Он видел его восемь раз и каждый раз плакал.

И видение с мальчиком, которое явилось Ралстону в последнюю ночь, стало реальностью. В год выхода фильма у жены Арона Джессики родился сын - они дали ему имя Лео.

ФОТО: Reuters/ScanPix

Несмотря на то, что протез руки иногда доставляет ему проблемы, он видит в нем спасение. После пережитого многие думали, что Арон погрязнет в депрессии, однако этого не произошло - он продолжил приключения в дикой природе, взобрался на все запланированные вершины, отправился в несколько заплывов по реке и стал еще лучшим скалолазом, чем когда у него была правая рука.

Арону по-прежнему нравится путешествовать в одиночку, однако теперь он это делает преимущественно вместе с друзьями.

Камень в каньоне Голубого Джона, которым его придавило, по-прежнему находится там же - Арон иногда приходит туда и вспоминает те пять дней, когда он думал лишь о том, что важно в его жизни - об отношениях, свободе и любви.