Вице-мэр Таллинна: мы не можем обнаруженный миллион просто раздать

  • Дети не были ничего лишены
  • Не нужно рубить с плеча и искать виноватых
  • Большие деньги не стоит делить впопыхах
  • Жернова системы могли бы поворачиваться быстрее

Сегодня оппозиция планирует инициировать вотум недоверия вице-мэру Таллинна Бетине Бешкиной. Скандал разразился из-за того, что до детей, оставшихся без попечения родителей, не дошел почти миллион евро.

Столичная чиновница ответила на вопросы Rus.Postimees в прямом эфире.

Фрагмент беседы:

— Вам не кажется, что это выглядит дико? Излишек в миллион евро никто не заметил, а когда заметил — ничего не предпринимал…

– Остаток в 900 тысяч евро — это большая сумма, но нужно понимать, что всю необходимую помощь дети получили. В детских домах семейного типа работа протекала в стандартном режиме. До замещающих семей Таллинна, где сейчас воспитывается 31 ребенок, все предусмотренные законодательными актами средства тоже дошли.

– Дошли в минимальном объеме. А что насчет дополнительных средств?

– Таким семьям выплачивается несколько пособий. За каждым ребенком, лишенным родительской опеки, в «новую семью» следует ежемесячно 240 евро на покрытие расходов на ребенка и 146 евро его замещающим родителям, а также от 30 до 40 евро на карманные расходы ребенку от города и государства. Плюс 60 евро – универсальное детское пособие. То есть, всего порядка 500 евро. 

Что касается излишка (300 тысяч остались в 2018 году, 600 тысяч — в 2019 году) — это тот резерв, который мог бы быть у каждого самоуправления для непредвиденных обстоятельств. Необходимость в этой услуге может появиться в любой момент.

– Излишек останется в резерве?

– Должен ли этот остаток быть столь велик — открытый вопрос. Но его наличие позволит нам более детально проанализировать необходимость распределения дополнительных средств детям в будущем. Пока дети не закончили школу, у них есть государственные пособия и опорные семьи. Сложнее всего детям приходится по достижении совершеннолетия. Пособия заканчиваются.

– Но там есть другие выходные или подъемные пособия… А вы уже второй год анализируете необходимость распределения дополнительных средств, накопившихся в городском бюджете. И сколько еще будете анализировать? Вы вообще знали об этом излишке?

– Этот вопрос поступил ко мне минувшей осенью. Но итоги 2019 года подводятся в январе. И вот тогда и есть смысл подумать, как этими деньгами распорядиться.

– В октябре вы уже знали о большом излишке. Почему вы ничего не предпринимали?

– Не уверена, что в этом вопросе нужно торопиться.

– Дети, оставшиеся без опеки, не нуждаются в дополнительных средствах?

– Нуждаются, конечно. Отмечу, что дополнительные средства так или иначе выделялись районными управами.

Ни один ребенок не остался без помощи, без одежды или еды. А для того, чтобы официально увеличить выделение средств на нужды детей, нам нужно провести оценку потребностей.

– Эту оценку вы проводите уже второй год…

– Мы делаем эту работу ежедневно. Власти реагировали на просьбы нуждающихся, если такие поступали.

– Но при этом город не увеличил выделение средств на нужды детей. Понятно, что удобнее прятаться за бюрократическими отговорками о том, что нужно провести оценку потребностей… А по сути ничего не менялось: 900 000 лежали на счету и не использовались.

– Мы обсуждаем идею использования этих средств в дальнейшем.

В качестве рабочей версии рассматривается возможность того, чтобы помогать этим детям после вступления во взрослую жизнь. Решения о распределении больших сумм не должны приниматься впопыхах.

– Вы не считает нужным действовать более оперативно?

– Это не тот случай, не горящая тема.

– Но, по-моему, даже мэр столицы признал, что в Таллинне есть проблемы со скоростью принятия решений…

– Разумеется! Это общая проблема и самоуправлений, и государства в целом.

– Но мы говорим о самых беззащитных — о детях, оставшихся без опеки. Может быть, стоит уволить ответственного за промедление?

– Дети не были ничего лишены. А ответственность мы несем в полной мере. Мы отвечаем за случившееся.

– Каким образом?

– Оппозиция призывает меня подать в отставку…

– Вы уже заявили, что не уйдете. Возможно, нужно уволить чиновника, тормозившего этот процесс?

– Думаю, что не нужно рубить с плеча, искать виновных и увольнять. Лучше прояснить ситуацию и подумать, как ускорить рабочий процесс.

– Сколько вы будете еще ускорять этот процесс?

– Сейчас это уже оперативный вопрос. Остаток накопился не только в Таллинне. На следующей неделе мы встречаемся с представителями других самоуправлений и министерства социальных дел.

– Когда же миллион дойдет до адресатов?

– На выявление потребностей пойдет месяц или более. И дальше все будет зависеть от принятого решения.

Насколько целесообразно будет эти деньги просто раздать — это большой вопрос.

– Есть ли у города еще подвисшие в воздухе деньги?

– Мне сложно ответить на этот вопрос.

– Как вы думаете, пройдет ли вотум недоверия?

– Не могу давать прогнозов. Стоит отметить, что оппозиция в данном вопросе объединилась, и даже социал-демократы и EKRE быстро нашли общий язык.

– Какие уроки вы вынесли из случившегося?

– Жернова этой системы могли бы поворачиваться быстрее. Однако, следует учитывать, что на социальную сферу возложен колоссальный объем задач, поэтому невозможно избежать сбоев.

Смотрите интервью в повторе!

Студия Postimees: где завис миллион для детей, оставшихся без попечения родителей?

ФОТО: Tairo Lutter

  • Почему не распределялись эти деньги? Неужели излишек никого не волновал?
  • Кто разрабатывает порядок распределения средств? И почему так долго?
  • Должны ли чиновники быть более человечными?
  • Когда же обнаруженный миллион евро дойдет до адресатов?
  • Пройдет ли вотум недоверия?
НАВЕРХ