Глобальная «беззападность» и «путёмкинская деревня»

Вадим Штепа.

ФОТО: личный архив

Состоявшаяся в конце минувшей недели Мюнхенская конференция по безопасности выглядела по-своему сенсационной. С 1960-х годов этот ежегодный форум считался одной из крупнейших дискуссионных площадок западных политиков, аналитиков и дипломатов. Но основной доклад конференции 2020 года назывался странным неологизмом «Westlessness», что на русский можно перевести как «беззападность».

Его авторы утверждают: «Мир становится менее западным. Но что еще важнее, менее западным становится сам Запад». Авторы уверены, что в долгосрочной перспективе западные ценности все равно восторжествуют, но в текущей ситуации они находятся в кризисе. Звучат даже едва ли не панические ноты: «Мы – свидетели «распада Запада» как относительно сплоченной геополитической конфигурации».

Главными внешними факторами, заинтересованными в этом «распаде», авторы называют Россию и Китай. Если Китай подавляет Запад своей экономической экспансией, то роль России состоит в ином, но не менее опасном воздействии. «Россия зарекомендовала себя игроком, которого нельзя игнорировать. Она  присутствует в каждом кризисе из-за наших слабостей или ошибок», – говорится в докладе.

Раздел доклада, посвященный России, назван ироничной игрой слов – «Putemkin’s State», где слышится прямая отсылка к «потёмкинской деревне». Причем это выражение в тексте даже не поясняется, из чего можно сделать вывод, что для западной общественности оно является довольно известным мемом – бутафорские фасады, прикрывающие пустоту.

Действительно, нынешняя Россия ведет себя в мире как глобальная сверхдержава, позволяющая себе раздавать указания и даже угрожать другим странам, но это никак не подкреплено экономически. Российская экономика на 60% зависит от нефтегазового экспорта, но при этом более половины россиян живут на «черте бедности» или даже за ней. А прибыли от продажи сырья пускаются на удовлетворение глобальных амбиций Кремля – ежегодно растет военный бюджет, войска вводятся в Сирию и Африку, миллиарды вкладываются в пропаганду. Словом, повторяется картина последних доперестроечных лет Советского Союза…

Возможно, госсекретарь США Майк Помпео, также принимавший участие в Мюнхенской конференции, понимает эту историческую аналогию и потому не разделяет пессимизма своих европейских коллег: «Многие из вас считают себя реалистами. Но я вам скажу, что такое реализм. Запад – побеждает. Свобода и демократия – побеждают», – заявил он.

Помпео призвал страны Евросоюза развивать новые интеграционные проекты, которые позволят снизить зависимость от российских энергоресурсов и в целом укрепят ЕС. В числе наиболее приоритетных Помпео назвал реализацию проекта «Инициативы трех морей», в который входит и Эстония.

Вообще, американский госсекретарь даже заговорил тоном Вашингтона и Франклина, когда заявил, что «никакого возрождения империи не будет», имея в виду геополитические претензии Кремля на всё постсоветское пространство.

А вот европейские политики, подобно французскому президенту Макрону, призывающему «расширить диалог с Россией, не отказываясь от своих ценностей», явно пытаются усидеть на двух стульях. Российский МИД охотно принимает эти предложения – но тут же выкатывает встречные условия европейцам. Среди них самые главные – отказаться от трансатлантической солидарности с США. Не снижать энергетическую зависимость Европы от России. И уж конечно – не поддерживать демократию и гражданское общество в самой России. Последнее особенно актуально, поскольку, судя по духу новейших «конституционных поправок», Россия решила выйти из-под юрисдикции международного права.  

Словом, российские требования фактически сводятся именно к тому, чтобы Европа – во имя умиротворения «путёмкинской деревни» – отказалась от своих правовых и гражданских ценностей.

Такой итог Мюнхенской конференции напоминает другую, давнюю встречу в этом городе – еще 1938 года, когда западные лидеры были готовы на всё, лишь бы «умиротворить» германского «верховного правителя». Но в итоге своими уступками только разожгли в нем имперские и агрессивные аппетиты. Конечно, история буквально не повторяется, но некоторые параллели провести можно. Когда вместо таких политиков, как Рейган и Тэтчер, от лица Запада вещают Макрон и Меркель, неудивительно, что возникает глобальная «беззападность».

НАВЕРХ