Жительница Эстонии сбежала в российский монастырь, спасая детей от «странных игр» отца

Kuuuurija vene keeles

ФОТО: Pilt videost

Во вторник вышел первый выпуск программы KUUUURIJA на русском языке, в котором ведущая Катрин Луст рассказала историю жителя Норвегии Йотсена Финсерасена, споры об опеке над детьми с его бывшей женой Анной - гражданкой Эстонии - закончились для него обвинением в педофилии и семимесячным тюремным заключением.

Сегодня с Йостена сняты все обвинения и суд восстановил его в правах на обеих дочерей. Однако, супруга Финсерасена пропала вместе с детьми еще в декабре. До сегодняшнего дня не было известно, где находится сама Анна с детьми. 

Теперь же KUUUURIJA со ссылкой на «Комсомольскую правду» опубликовала точку зрения матери дочерей Анны и ее примерное местонахождение. 

35-летняя Анна этническая русская, но родилась и всю жизнь жила в Эстонии. Уже больше месяца она вместе с дочерьми 8 и 9 лет прячется в далеком монастыре во Владимирской области, потому что, по словам женщины, в Эстонии не смогла найти защиты.

- Мне больше некуда было бежать, - говорит мне Анна. - Несмотря на то, что обвинения в педофилии против моего мужа поддерживали и органы опеки и прокуратура, суды полностью встали на его сторону. Я все проиграла. Он норвежец. И у них, оказывается, считается нормальным, что отец моется в ванне с маленькими дочками и спит с ними голым в одной кровати.

- Мне дают компьютер в монастыре. Я сама без средств связи. Не включаю ни телефоны, ничего. Я не знаю, что со мной будет дальше. Но я не могу отдать своих девочек. Буду биться за них до конца.

«Моется голым с дочкой в ванне? Ничего такого...»

Но сотрудники норвежской Службы защиты детей «Берневерн» (которая считается самой драконовской в мире) и полицейские не увидели в этом эпизоде ничего странного.

- Это нормально, что отец моет дочерей не достигших 7-летнего возраста, сказали мне они, - продолжает Анна. - Как я не пыталась объяснить, что никто никого не мыл, девочка даже не была в ванне меня не услышали. Я тогда подумала, что может мой норвежский язык недостаточно хорош и я плохо объяснила? Но то, что я узнала дальше, вообще не укладывалось в голове. Оказывается, отец моего мужа когда-то был осужден за педофилию! Ему дали 4 года, но отсидел он только два. И один из полицейских, пришедший к нам в дом, участвовал при задержании деда.

В тайне от мужа Анна сделала дочерям эстонские паспорта и при первом же удобном случае сбежала обратно в Таллинн, где подала на развод.

- Петтер написал на меня заявление в полицию, о том, что я украла у него детей и по этому поводу в Эстонии состоялся суд - возвращать детей в Норвегию по Гаагской конвенции или нет. В итоге мы заключили компромисс (юридический судебный документ) — дети живут у меня, но отец может забирать их на неделю к себе в Норвегию раз в два месяца. Отдельно было обговорено, что я не могу присутствовать в его доме в эту неделю. Но я добилась того, что его отец не имел права находиться с внучками один на один. Так у нас продолжалось три года.

То, что ее экс-супруг любит недетские игры, Анна долго осознать и принять не могла...

- Вы знаете, наверное, это защитная реакция психики, отвергать подобную информацию. Сложно поверить в такое. Это просто не укладывается в голове. Да и все вроде было в порядке. Я так и продолжала работать в Норвегии, правда не на постоянной основе, а вахтовым методом и неплохо зарабатывала, смогла купить в лизинг квартиру в Таллинне, машину. Петтер регулярно забирал детей, я специально так устроила график, что на эту неделю тоже бывала в Норвегии, в другом городе. Все шло нормально. Я расспрашивала девочек, как им у папы, не обижают ли их? Они маленькие, но говорили, что все хорошо и с папой им весело. Аккуратно интересовалась, как они принимают ванну, как спят. Ничего подозрительного не заметила. Спрашивала и про дедушку, девочки хором говорили, что нет, дедушку они даже не видели. Но потом мне случайно попалась фотография, где мои дети, Петтер и его отец все вместе. Я уточнила у дочек, как же вы не видели дедушку, вот же он - рядом с вами. Но они по-прежнему говорили: нет-нет. Их явно научили врать мне о том, что там на самом деле происходит.

Единственная защита — церковь?

Отец Игорь стал духовником семьи Анны и ее покровителем. Мы встретились с ним в Москве, он привез деньги и вещи для Анны и детей. Передал их через какие-то свои церковные связи, так как даже сам не знает (по крайней мере так он мне сказал), где прячется Анна.

- Меня теперь поливают грязью. Я и мошенник, и пособник похищения, - говорит он. - Но я не боюсь, и не брошу Анну и девочек, и буду помогать им до конца. За право матери воспитывать детей дважды в письменном виде высказался митрополит Таллиннский и всея Эстонии. Это есть в материалах суда. Но...

Тихий и скромный отец Игорь постоянно креститься и читает молитвы. Собирает деньги в помощь беглецам. И, кажется, сам немного в шоке от того, как далеко зашла эта история. Хотя старается не показывать это.

- Бог так, наверное, посылает мне испытания. Значит, с его же помощью, выдержу. Это не первый случай, когда я сталкиваюсь с фактами педофилии в семьях. Много лет назад я защищал одну семью, где отчим принуждал к близости свою падчерицу. Детей удалось тогда отстоять и после смерти матери они не попали под опеку отчима. И теперь с такими проблемами ко мне обращаются женщины. И вот Анна тоже...

Читайте материал целиком на сайте kp.ru.

НАВЕРХ
Back