Там добывают крупнейшие в мире алмазы

Алмазная шахта Карове в Ботсване, где были найдены крупнейшие в мире алмазы.

ФОТО: Lucara Diamond

Утром 2 февраля, когда в Эстонии отмечали сотую годовщину Тартуского мира, в Ботсване – цвета флага которой тоже синий, черный и белый – в алмазной шахте Карове был найден алмаз весом в 549 карат (один карат равен 0,2 г), завораживающий чистотой (т.е. он практически бесцветный). Это четвертый по величине алмаз, найденный в этой шахте, но вероятно самый красивый из них.

«Камень прекрасен, это настоящее произведение искусства в своем роде… Поверхность гладкая и чистота фантастическая, - сказали журналу The New Yorker главный геолог владеющей шахтой компании Lucara Diamond Джон Армстронг и исполнительный директор Эйра Томас. - Настоящий красавец». В прошлом году в месторождении Карове было найдено более двадцати алмазов весом свыше 100 карат, из них вес восьми превышал 200 карат. Как сообщило предприятие, в этом году найдено уже шесть драгоценных камней весом более 100 карат. Lucara Diamond продала 180 алмазов по цене свыше одного миллиона долларов (930 000 евро) и десять драгоценных камней стоимостью свыше десяти миллионов долларов 963 млн евро).

Новейшая технология в помощь

Хотя Карове – исключительное месторождение, крупные алмазы там обнаруживают в основном благодаря современной технологии под названием технология рентгенной трансмиссии (XRT). Крупные куски породы просвечивают приблизительно так же, как в аэропорту просвечивают багаж.

Эта технология уменьшает возможность того, что горняки повредят алмаз. Драгоценные камни расположены в породе очень редко, чтобы их достать, необходимо сломать породу. А устройства XRT обнаруживают алмазы еще до того, как порода будет несколько раз разрушена и рассортирована. Шахта Карове принадлежит канадскому биржевому предприятию Lucara, акции которого нотированы помимо биржи Торонто и Ботсваны на биржах Берлина, Франкфурта и Стокгольма. Учредителями фирмы стали канадские алмазодобытчики Эйра Томас и Кэтрин МакЛеод-Зельцер вместе со шведско-канадским миллиардером Лукасом Лундином, который является председателем совета компании. МакЛеод-Зельце стала одной из первых женщин на посту исполнительного директора в горнопромышленной компании. Она очень успешно работала в нескольких компаниях по добыче золота и меди, в частности, в Южной Америке.

Исполнительный директор Lucara Эйра Томас ребенком познакомилась с поиском полезных ископаемых. Его отец Гренвилл Томас был инженером на шахте и много лет провел в поисках металлов в канадской Арктике, летом девочка вместе с отцом с шести лет бывала на разработках. После этого было логично поступить в университет на геологию. В 1991 году, когда девушке было 22 года, отец попросил ее отказаться от поездки в Африку после окончания учебы и приехать в Канаду искать алмазы. «В Канаде нет алмазов. Все это знают», - заявила она отцу.

Исполнительный директор канадской алмазной компании Lucara Diamond Эйра Томас. 

ФОТО: ceo-na.com

Правда, до XVIII века алмазы находили в основном в Индии, но до конца прошлого года доминировали Южная Африка, Россия и Австралия. Северная Америка алмазами не могла похвастаться, однако геологи нашли в Северной Канаде минералы-индикаторы алмазов (гранаты определенного типа), которые обычно указывали на их наличие.

Поиски длились несколько летних сезонов и увенчались тем, что Эйра Томас обнаружила в Канаде первое алмазное месторождение Диавики, расположенное на северо-западе. Затем выяснилось, что в Канаде есть еще несколько алмазных месторождений, и теперь этой стране принадлежит 16% драгоценных алмазов мирового качества. А Эйра Томас получила прозвище Королева алмазов.

Крупнейшие в мире алмазы.

ФОТО: Postimees

В 1926 году британский иммигрант Эрнест Оппенгеймер, ранее учредивший вместе с легендарным американским банком J.P. Morgan компанию по добыче золота и платины Anglo American, стал членом совета De Beers. Оппенгеймер консолидировал промышленную отрасль, после смерти Родса принял на себя руководство предприятием и построил глобальную алмазную монополию, которая считается одной из самых могущественных монополий в истории предпринимательства.

Во второй половине прошлого века 60-90% продажи необработанных алмазов проходила по каналам De Beers, и поскольку у Советского Союза не было официальных дипломатических отношений с ЮАР, которую они именовали страной апартеида, КГБ по секретным каналам продавал алмазы алмазной монополии

Еще минимум двадцать лет

После первого успеха Томас вместе с МакЛеод-Зельцер основала компанию Stornoway, чтобы разрабатывать первую в канадском Квебеке алмазную шахту. В то же время бизнесвумен искали возможности инвестировать в африканские месторождения. Особенно они были заинтересованы в Ботсване, где стабильная демократия и находят много качественных алмазов.

Увы, этот план не понравился североамериканским спонсорам Stornoway, которые посчитали юг Африки слишком рискованным регионом. Так, в 2007 году Томас и МакЛеод-Зельцер вместе с Лундином основали Lucara и стали искать финансирование для инвестиций в Африку.

Первые попытки оказались неудачными. Но в 2009 году оказалось доступно месторождение в ста километрах от столицы Ботсваны Габороне, которая в то время называлась АК6. Она находилась неподалеку от довольно известного месторождения Орапа.

De Beers обнаружила АК6 в середине 1970-х, однако отказалась его развивать, поскольку посчитала разработку шахты слишком дорогостоящей.

Когда команда Lucara изучила пробы, взятые в 1970 годах, они заметили, что многие алмазы в ходе забора проб были разрушены. Предприятие выставило свое предложение и приобрело сначала 70, а затем и 100% шахты. Теперь Lucara потратила 70 миллионов долларов (65 миллионов евро), что лишь немногим больше той суммы, которую они выручили от продажи самого дорогого найденного там алмаза.

Сейчас в Карове открыт карьер, диаметр которого составляет около 800 метров, а глубина – 150 метров. Предприятие планирует использовать карьер на поверхности еще минимум семь лет, пока не будет достигнута глубина около 500 метров, после чего драгоценные камни станут искать под землей. По прогнозам, Lucara будет добывать там алмазы до 2040 года.

Урожай гигантских алмазов в Ботсване

Алмазный карьер Карове начал работать во втором квартале 2012 года, и уже через три года усилия были достойно вознаграждены. 18 ноября 2015 года предприятие сообщило, что нашло второй по величине драгоценный камень в мире весом 1111 карат (222 г). Он уступал лишь найденному столетием ранее Куллинану, вес которого составлял 3106 карат (621 г). Камень, получивший имя Леседи Ла Рона, был продан за 53 миллиона долларов компании Graff, которая отдала его в огранку, после чего он стал крупнейшим в мире бриллиантом изумрудной огранки.

Леседи Ла Рона весом в 1111 карат (222 г).

ФОТО: Lucas Jackson/Reuters/Scanpix

На следующий день в том же месторождении был найден алмаз Constellation в 813 карат, который был продан впоследствии за 63 миллиона дубайской компании по торговле алмазами Nemesis International. В апреле прошлого года был найден алмаз весом 1758 карат (352 г), который, в свою очередь, стал вторым по величине за все времена.

Lucara и здесь нарушила традиции: вместо того, чтобы продать драгоценный камень на аукционе, на который обычно выставляют крупные алмазы, камень, получивший название Sewelô, останется в тройной собственности. Lucara оставит себе долю в 50%, а по 25% получат бельгийская фирма по шлифовке и огранке бриллиантов HB Company, которая будет создавать из камня коллекцию, и гигант товаров роскоши Louis Vuitton, задачей которого станет продажа украшений. В рамках сделки 5% дохода от розничной продажи ограненного бриллианта поступит Lucara для программы помощи местных общин в Африке.

Sewelô весит 1758 карат (352 г).

ФОТО: Handout/Reuters

Речь идет о беспрецедентном соглашении. Оно было подготовлено под такой завесой тайны, что в ходе внутренних переговоров руководители Lucara дали потенциальному партнеру имя Крокодил. Сумма сделки не разглашается. Источник, близкий к сделке, сказал журналу The New Yorker, что стоимость сделки составила несколько миллионов долларов. Исполнительный директор Louis Vuitton Майкл Берк также сказал газете The New York Times, что она обошлась им в несколько миллионов.

НАВЕРХ