Опаснее вируса

Кармен Йоллер

ФОТО: Eero Vabamägi

Коронавирус намного заразнее, чем я могла предположить: он заразил газеты, радио, телевидение… Но особенно тяжело он заразил социальные сети. Зараза передается от человека к человеку без какого-либо физического контакта, используя для проникновения в мозги картинки, слова и звуки. Я с удивлением обнаружила, что если летом на Певческом празднике мы пели слова Анны Хаава "Мы – дети северной страны", то теперь северная рациональность нас как будто покинула, пишет в Postimees семейный врач Кармен Йоллер.

«Я не собиралась сдавать анализы. Мы хотели получить информацию, когда все станет настолько критическим, что нам нужно будет обращаться в больницу» /…/ «Женщина говорит, что опасения заболеть она все же не испытывала /…/». (Eesti Ekspress, 8.02.2020).

А что будет, если эпидемия до нас все же доберется (тьфу-тьфу-тьфу) и медицинские учреждения накроет волна сотен, если не тысяч звонков таких людей? Что будет, если у нас начнут массово вызывать скорую помощь лишь потому, что в отеле гость с миндалевидным разрезом глаз решит съесть свой завтрак в номере? Мы действительно настолько глупые и беспомощные, или, скорее, настолько самоуверенные, что предполагаем, что всю информацию нам подадут на блюде, вместо того, чтобы поискать ее самим, особенно в ситуации, когда страх люди в действительности не испытывают? И нельзя сказать, что информация, в том числе и очень адекватная, распространяющаяся по государственным каналам, не предоставлена! Напротив, по моей и моих коллег оценке, связанная с коронавирусом коммуникация со стороны государства была очень хорошей.

Журналисты, я знаю, что это ваша работа – производить новости и привлекать внимание людей. Но при освещении деликатных тем нужно исходить, прежде всего, из этических принципов и точности фактов, исключать излишнюю эмоциональность, воздерживаться от оценочных выводов. Использовать нужно только заслуживающие доверия источники! Однако при освещении темы коронавируса некоторые журналисты вели себя непрофессионально.

В какой-то степени коронавирус принес нам и хорошее: благодаря этой, к счастью, далекой от нас эпидемии, можно научиться лучше понимать психику жителей Эстонии, и, надеюсь, полученные знания помогут нам в будущем. Если в какой-то момент мы столкнемся с катастрофой, будь то природная катастрофа, военное противостояние или какое-то опасное вирусное заболевание, мы должны сохранить способность действовать как общество. Мы должны учитывать друг друга, быть ответственными, помогать друг другу и быть готовыми справляться самостоятельно. Очень нужно, чтобы мы верили тем, чьей работой является реагировать в сложных ситуациях.

Но я с удивлением наблюдаю за тем, как полный профан – простите, человек, который погуглив стал экспертом – спорит в социальных сетях с настоящими учеными. Создается паника в ситуации, в которой эксперты оснований для паники не видят. Под сомнения ставятся знания экспертов, десятилетиями занимающихся своей работой, не принимаются представленные профессорами, доцентами и другими научными сотрудниками факты. Вместо этого цитируют глупые новости и научные работы сомнительного качества и считают себя умнее профессоров. Таких ли эстонцев мы хотели?

НАВЕРХ