После двадцати лет инвалидности 71-летнюю пенсионерку из Силламяэ вдруг признали формально здоровой

Парковочные места для людей с особыми потребностями у торгового центра в Силламяэ. Иллюстративное фото.

ФОТО: Николай Андреев

В редакцию Rus.Postimees обратилась 71-летняя жительница Силламяэ Антонина Королёва, которая рассказала, что судится с Департаментом социального страхования. До мая прошлого года департамент признавал, что у женщины тяжелая степень недуга, но, когда подошел срок очередной экспертизы, врач-эксперт установил, что болезни находятся под контролем и нет причин давать инвалидность. Антонина Анатольевна, самочувствие которой не улучшилось, возмутилась таким решением и попыталась его обжаловать.

20 лет на инвалидности

Впервые медкомиссия признала Антонину Анатольевну инвалидом второй группы в 1999 году. В то время она работала руководителем в местном коммунальном предприятии.

“Начали сокращения на работе, людей стали увольнять, я переживала, в результате сердце не выдержало”, - рассказала пенсионерка.

В 2011 году Департамент социального страхования установил, что у Антонины Королёвой тяжелая степень недуга, в 2016 году подтвердил это решение. В документе, копия которого есть в распоряжении Rus.Postimees, указано, что женщина имеет сложности с передвижением и другими ежедневными бытовыми делами.

В Эстонии сейчас устанавливает степень трудоспособности человека и выплачивает пособие по трудоспособности (его часто по-прежнему называют пенсией по инвалидности) Касса по безработице. Когда человек выходит на пенсию по старости, это пособие выплачивать прекращают, соответственно, Антонина Королёва на него права не имеет. Одновременно Департамент социального страхования может установить степень тяжести недуга - среднюю, тяжелую или глубокую - и выплачивать социальное пособие в размере, соответственно, 12,79 евро, 26,85 евро или 40,91 евро. Эта возможность есть также для пенсионеров по старости, и именно такое пособие получала Антонина Анатольевна.

По ее словам, в дополнение, ее муж имел право парковаться на парковке для инвалидов перед магазинами, чтобы пенсионерке легче было до них дойти.

Внезапно формально выздоровела

Весной 2019 года, когда пришло время очередной экспертизы, пенсионерка получила решение департамента не признавать у нее тяжелую степень недуга и не выплачивать соответствующее пособие. В документе указано, что решение принято на основании данных медицинской инфосистемы и мнения ведущего врача-эксперта Департамента социального страхования Ауне Тамм. Хотя в прошлом ходатайствующая перенесла инфаркт, сейчас функции сердца в порядке. Несмотря на наличие других заболеваний, она не нуждается в ежедневном уходе и присмотре.

“Как я могу быть здорова после 20 лет инвалидности, после перенесенного инфаркта?” - не согласилась с этим Антонина Королёва.

“Куда бы она ни пошла, я иду с ней, - рассказал супруг Антонины Вячеслав. - У нас есть сад. Мне 20 минут до него идти. С ней я иду час - останавливаемся отдохнуть, сидим на скамеечках. Туда мы можем дойти, обратно - уже только на автобусе. В городе, если она сходит в магазин поблизости, то идти в этот день больше никуда не может”.

При этом много лет супруги каждый год отправлялись в туристические поездки в другие страны. Из-за состояния здоровья делать это становится всё сложнее, но, например, поездка в Санкт-Петербург в сопровождении мужа Антонине под силу.

Она рассказывает, что во второй половине дня большую часть времени вынуждена проводить на дивене. Даже еду дома готовит на журнальном столике, сидя на диване. Дважды она травмировала позвоночник из-за того, что теряла сознание и падала. По словам супругов, из-за скачков давления они вызывают скорую иногда до трех-четырех раз в месяц. Если и в такой ситуации государство не признает человека инвалидом, то, видимо, просто старается на инвалидах экономить, рассуждает Вячеслав.

Пенсионерка подала в Департамент социального страхования возражение на его решение, но департамент оставил решение в силе. В своем ответе Алла Салусоо из отдела качества, ссылаясь на законодательство, подробно описала, в каких случаях следует присваивать ту или иную степень недуга. По Закону о социальных пособиях, для пенсионеров по старости эта степень устанавливается в зависимости от того, насколько пенсионер нуждается в посторонней помощи при личной гигиене, одевании, передвижении, насколько он нуждается в присмотре для его же безопасности. Средняя, тяжелая или глубокая степень недуга - это когда пенсионер нуждается в помощи, соответственно, не менее раза в неделю, каждый день или круглосуточно.

За дополнительной консультацией департамент обратился всё к той же Ауне Тамм, и она фактически рассматривала жалобу на саму себя. Хотя в ответе перечисляется целый букет заболеваний и список лекарств, которые постоянно принимает пенсионерка, всё это, по действующему законодательству, не является поводом для присвоения степени тяжести недуга. Лекарства позволяют поддерживать определенное состояние здоровья (в том числе артериальное давление) и даже периодические вызовы скорой помощи на дом в принятой процедуре принятия решения “не считаются”. Пенсионерка, по мнению эксперта, в состоянии справляться со своими ежедневными делами без посторонней помощи.

При этом, отметили в департаменте, стоимость лекарств пенсионерки компенсируется в любом случае, эту льготу она не теряет.

По словам Антонины Анатольевны, в переписке с департаментом ей очень помогли чиновники городской управы - составляли документы и переводили для нее на русский язык ответы департамента.

“Честно говоря, эти 26 евро, которые даются при тяжелой степени - не особо важны для меня. Мне важен сам статус инвалида, который дает право оформить парковочную карту и другие льготы”, - говорит Антонина Королёва.

Кроме того, добавляет пенсионерка, ей просто обидно: лучше она себя чувствовать не стала, и раз государство решило, что она здорова, значит ее упрекают в том, что и раньше она считалась инвалидом необоснованно?

Суд запросил подробности

Антонина Королёва решила не сдаваться и обратилась за юридической помощью в бюро евродепутата Яны Тоом.

“Госпожа Корнышева из этого бюро помогла мне собрать пачку документов для обращения в суд, - рассказала пенсионерка. - Всё это мы успели сделать вовремя и подали их”.

Рассматривая жалобу, судья отметила противоречие: с одной стороны, пенсионерка написала в жалобе, что в состоянии ходить в аптеку и к врачу в одиночку, с другой - что нуждается в помощи другого человека в повседневных делах. Суд запросил у сторон дополнительные объяснения.

Основной спор идет именно вокруг того, нуждается ли пенсионерка в посторонней помощи или может обходиться без нее. Департамент продолжает настаивать, что Антонина Королёва может справляться сама и нуждается в помощи не больше, чем любой другой человек в ее возрасте (по требованию суда департамент привлек другого эксперта, который изучил историю болезни и пришел к такому же выводу).

“В связи с тем, что ходатайствующая переболела инфарктом сердечной мышцы, желание в надзоре является по-человечески понятным, но данное обстоятельство не является основой для установления инвалидности”, - говорится в пояснении департамента.

“В Силламяэ, насколько я знаю, больше 20 человек похожим образом получили отказ. Кого-то из них я знаю лично, о ком-то только слышала”, - рассказала пенсионерка.

По словам ее супруга, врачи скорой тоже говорили, что Антонина Анатольевна - не единственная, кто столкнулся с такой проблемой.

“Но хочу сказать госпоже эксперту, что умирать я не собираюсь, - говорит пенсионерка. - У меня еще есть планы на жизнь. Еще правнуков надо дождаться”.

НАВЕРХ
Back