Лео Куннас: в Европе идет партизанская война
Единственный выход — закрыть границу

  • Европа оказалась в неловком положении
  • Есть только плохие и очень плохие решения
  • Пора бы вспомнить о методах НКВД в Прибалтике

Сирийский кризис требует решения от всех игроков на международной арене. Евросоюз оказался заложником в этом конфликте. Что делать?

В студии Rus.Postimees побывал депутат Рийгикогу от партии EKRE, член парламентской комиссии по гособороне, подполковник в отставке Лео Куннас.

Фрагменты беседы:

— Насколько горячим вам видится противостояние сторонников Асада с Турцией?

— Восток — дело тонкое. Кстати, с Турцией связан античный город Гордион и знаменитый гордиев узел, который разрубил Александр Македонский. Нынешнюю ситуацию в Сирии я бы сравним именно с гордиевым узлом. Но… разрубить его невозможно!

— Чего добивается Эрдоган от ЕС? Предпринимает попытку втянуть страны ЕС в военный конфликт?

— Это выглядит именно так. Эрдоган оказался в невыгодном положении, когда его союзники — арабская оппозиция в провинции Идлиб — оказались на грани провала. Турция была вынуждена напрямую ввести войска, чтобы попытаться остановить Асада. И если до сих пор там все воевали не своими руками, то теперь Турция оказалась в другом положении. Но у нее не было иного выхода. Если бы не турки, арабская оппозиция в Идлибе уже бы проиграла. Остальная Сирия — под контролем Асада.

— Кто помогает Турции в этом конфликте? Есть ли у нее в Идлибе союзники?

— Турция — в сложном положении.

Отношения Турции и России — как американские горки. То взлеты, то падения. Достаточно вспомнить сбитые в 2015 и 2018 году самолеты.

Потом была сделка века в области ПВО, в отношении ракетных систем дальнего действия С-400. У Турции и России только одна цель в Идлибе — защита национальных интересов их руководителями: Путиным Владимиром Владимировичем и Эрдоганом. Здесь имеет значение только их видение этой ситуации. Они думают о выгоде для своей страны и с другими не считаются.

— Эрдоган грозит открыть границы для беженцев. Есть ли у Европы рычаги  воздействия? Как предотвратить новый миграционный кризис?

— Единственный способ — закрыть границу. И здесь одной погранохраны будет недостаточно. Греция уже подняла свои войска и бросила на границу. Требуется помощь всего Евросоюза. Вклад Эстонии — 28 пограничников и два катера. Если бы все страны внесли пропорциональный вклад, возможно, кризис удалось бы остановить.

— Но на границу прибывают тысячи беженцев в сутки…

— Так оно и есть. Но первых уже остановили. Так что молва о том, что граница на замке, уже пошла. Кризис 2015 года был спровоцирован тем, что границы были открыты.

Надеюсь, что ЕС чему-то научился на своем горьком опыте и больше не повторит прежних ошибок с беженцами.

— Готов ли ЕС к новому миграционному кризису?

— У нас было время, чтобы к нему подготовиться. Проблемы  Европейского агентства по управлению оперативным сотрудничеством на внешних границах (Фронтекс) давно известны: мало людей и денег. Нужно было больше работать, когда было время. Сейчас времени уже нет, и кризис на дворе, если мы говорим о Греции.

— Что делать с беженцами? Задерживать и отправлять обратно?

— Да. Хороших решений уже не осталось.

Есть только плохие и очень плохие решения. И это при том, что мы понимаем, что разворачивать беженцев — значит, нарушать гуманитарное право. Если честно, у Евросоюза уже нет выбора.

Знаете, в одном из шведских институтов огласили такую формулу: военный конфликт начинается тогда, когда погибает первая тысяча человек. Не имеет значения, гражданских или военных.

После ЧП в Мадриде в 2004 году и последующих терактов в других странах ЕС тысяча жертв насчитывалась уже в 2013-14 годах.

Я бы сказал, что в Европе развернулась партизанская война малой интенсивности, которую ведут исламистские экстремисты.

А как с террористами бороться?

На первом этапе всегда зарывают границы. Именно так сделало НКВД в Прибалтике: закрыли границы и за десять лет разгромили всех лесных братьев.

То же самое было в Афганистане. Никто не мог победить, потому что ни советским, ни союзным войскам не удалось закрыть границу с Пакистаном. Однако Европе потребуется еще много времени, чтобы осознать эту ситуацию до конца.

Понятно, что при этом гуманитарные принципы входят в противоречие с интересами госбезопасности всей Европы.

— С кем Европе нужно договариваться: с Эрдоганом, Асадом или с Путиным?

— Европа оказалась в неловком положении. В ЕС слишком долго говорили о мягких ценностях и моральном влиянии на мир.

Но с такими соседями, как Владимир Владимирович и Эрдоган мягкие подходы не работают. Европе сейчас трудно.

За то время, которое прошло после окончания холодной войны, Европа очень сильно себя травмировала. А когда сил недостаточно, трудно о чем-то договариваться с сильными мира сего.

Европе будет трудно договориться с Эрдоганом. А с Асадом? Знаете, лучше не вмешиваться в происходящее в Сирии. После того, как туда вмешалась Россия в 2015 году, Запад исключает любое вмешательство.

— Почему НАТО не встало на защиту Турции?

— В течение всей истории альянса были разные войны. Например, Франция вела колониальные войны, Англия воевала с Аргентиной и т. д.

Такие войны — вне зоны ответственности НАТО. Турции не стоит надеяться, что страны Европы вмешаются в этот конфликт.

— Сумеют ли переговоры в Москве погасить этот конфликт?

— Надеемся! Потому что прямой конфликт между Турцией и Россией никому пользы не принесет. Сейчас Россия находится в более выгодном положении, потому что Асад силен в этой игре. Подтверждением этому стало то, что Турция была вынуждена напрямую вмешаться в конфликт.

Самый худший вариант для всех — если произойдут прямые столкновения между турецкими и российскими войсками.

Это всегда плохо, когда крупные державы — такие, как Россия и наш союзник Турция, — конфликтуют между собой. Подобные конфликты могут горько аукнуться всем.

Смотрите интервью в повторе! 

Студия Postimees: Эрдоган и Путин – что делать Евросоюзу? 

ФОТО: Madis Veltman

  • Эрдоган грозит открыть границы для беженцев. Есть ли у Европы рычаги воздействия?
  • Готов ли ЕС к новому миграционному кризису?
  • С кем Европе нужно договариваться: с Эрдоганом, Асадом или Путиным?
  • Сумеют ли переговоры в Москве погасить этот конфликт?
НАВЕРХ