45 лет назад: бесстрашный шофер увел готовую взорваться горящую машину от детей

Furgooniga GAZ-51 Männimäel vahetult pärast hapnikuballooni plahvatust

ФОТО: Erakogu

Одним весенним вечером 45 лет назад в Вильянди завыли не предвещающие ничего хорошего пожарные сирены: в три четверти седьмого в Мяннимяэ раздался взрыв, который был слышен по всему городу и за его пределами. Взрыв был настолько сильным, что разбил окна близлежащих домов, а металлические предметы долетели даже до закованного в лед озера Вильянди, пишет Sakala.

День, который начался совершенно обычно, превратился в опасный для жизни кошмар. Как в приключенческом фильме, здесь не обошлось без горящего грузовика со взрывоопасным грузом и бесстрашного героя за рулем.

Загоревшийся фургон

История началась с того, что у электриков механизированной передвижной колонны Вильянди, выполнявшей спецработы, был обычный рабочий день. В тот день им пришлось чинить сушилку в совхозе Халлисте. 

Тем вечером, прежде чем вернуться домой, 32-летний Мати Пилль поехал на своем изготовленном на заказ фургоне ГАЗ-51 за дочерью в Мяннимяэ. В машине также находился Пеэтер Сироткин, слесарь-сварщик.

В 1975 году в Мяннимяэ еще не было новых больших домов, зато было много пустошей. Детский сад на улице Техника уже существовал, и именно оттуда Пилль собирался забрать свою пятилетнюю дочь.

У детсада Мати Пилль остановил машину и вышел из кабины. С первого взгляда он заметил густой дым. «Горим!» Его компаньон выпрыгнул из машины, как ужаленный.

Мужчины сразу вспомнили, что в фургоне был кислородный баллон. Взрыв кислородного баллона - страшная вещь. Когда это произошло, например, лет за десять до этого в больнице в Луганске, сообщалось о восьми смертельных случаях и трех раненых. В результате аварии были разрушены несущие стены и фасад нескольких этажей.

Сироткин бросился в детский сад, чтобы вызвать пожарную команду. Мати Пилль выхватил из фургона пенный огнетушитель и попытался остановить огонь, но безрезультатно: огнетушитель с истекшим сроком годности не работал, и Пилль отбросил его в сторону.

Подальше от детей

Мы не знаем, какие мысли носились в голове Мати Пилля. Но давайте представим припаркованную рядом с детским садом пылающую машину,  которая вот-вот взлетит на воздух. Пилль, конечно, знал об ужасных последствиях взрыва кислородного баллона.

Что бы вы сделали? Детский сад, ваша дочь и другие малыши внутри. Горящий грузовик. В любое мгновение может произойти мощный взрыв. На принятие решения - одна сотая секунды. Пилль прыгнул за руль, врубил передачу и помчался по Рижскому шоссе с хрупким планом как-то добраться до пустоши.

Мы не знаем, что он чувствовал в течение тех долгих секунд. Мы не знаем, промелькнула ли у него жизнь перед глазами. Мы не знаем, о ком он думал в это время. Мы не знаем, надеялся ли он остаться в живых. Но он должен был понимать, что, когда машина двигалась, ветер еще больше раздувал огонь, и каждая секунда могла быть последней.

Давайте даже представим, что думали встречные водители, когда видели, сигналящую и пылающую машину, которая неслась на огромной скорости. Кто-то даже попытался остановить ее.

Мати Пилль с дочерью Моникой

ФОТО: Erakogu

Целью Мати Пилля было заброшенное место, известное в то время как ипподром. Наконец он смог повернуть с проезжей части, но земля была слишком мягкой, машина не слушалась, и он врезался в молодую березу. К нему побежали люди. Пилль выскочил из кабины и закричал: «Отойдите подальше! Сейчас взорвется!»

Через пару минут прогремел взрыв. Куски машины пролетели над ипподромом. В домах на другой стороне дороги вылетели стекла из окон, одна из прибывших пожарных машин была серьезно повреждена. Медицинскую помощь пришлось оказать только одному спасателю; все остальные, включая водителя, который повел себя как настоящий герой, спаслисьбез единой царапины. Причина пожара так и осталась неизвестной.

Воспоминания об отце

Мати Пилль умер в возрасте 62 лет в начале нового века. Ее дочь, за которой он приезжал в детский сад вечером 6 марта 1975 года, - Моника Пилль, известная в Вильянди мастер по рукоделию.

«Дома об этом говорили мало, - вспоминает она. - Моя мама тогда была дома с моим дестимесячным братом, мы жили в Рамси. Я помню из этой истории только то, что когда мы ездили в город, мой отец на Мяннимяэ показывал, березу, которую он сломал".

Моника Пилль также помнит, что как раз в день аварии отец принес ей блок цветной бархатной бумаги, которую она очень хотела. Крайне дефицитная цветная бумага, которую заказала дочь, была тем предметом, который Мати Пилль не забыл взять с собой, прежде чем  выпрыгнуть из обреченной машины.

Вероятный маршрут

ФОТО: Sakala

Районная газета Tee Kommunismile посвятила этому драматическому событию материал: две колонки на последней между объявлениями и некрологами. Ни одной фотографий добавлено не было. По словам родственников Мати Пилля, история, написанная Олевом Бенди, была объективной и правдивой.

Отец запомнилcя Монике как работящий человек, всегда готовый помочь. «Он был очень добросердечным, и ему было трудно сказать «нет». Он очень заботился о нас, детях, и мы редко слышали, как он говорил злые слова. Он оставался водителем всю оставшуюся жизнь, и он передал этот навык мне и брату. Он считал необходимым умение заглянуть под капот и сменить резину ».

Мати Пилль не получил никаких наград или премий за свой героический поступок. Дочь думает, что это, вероятно, в то время не было принято. «Но когда я думаю о том, как папа не забыл захватить из горящей машины цветную бумагу, которую он купил для меня, у меня всегда подступает ком к горлу».

НАВЕРХ
Back