Каллас: мне становится плохо, когда думаю, что три года буду питаться одними рассольниками

Purgisupid.

ФОТО: Arvo Meeks/Lõuna-Eesti Postimees

Во время кризиса важно показать, что общество продолжает функционировать для людей, и необходимо взвесить возможности помощи экономике, чтобы посмотреть за рамки кризиса, пишет вице-спикер Рийгикогу Сиим Каллас (Партия реформ).

Говорят, что экономисты - умные люди. Они умеют убедительно говорить о том, что произойдет в будущем, а затем убедительно объяснить, почему этого не произошло.

Действительно, ходили разговоры о распространении какой-нибудь болезни как об одном из теоретически возможных кризисов, но никто не мог предсказать того, с чем мы сталкиваемся сейчас. И даже проявление мудрости задним числом еще впереди.

Правительство объявило чрезвычайное положение. Это необходимый шаг, чтобы показать обществу, что страна способна справиться с серьезным кризисом. Что именно это означает в нашей повседневной жизни, будет видно в ближайшем будущем. Есть один аспект, который, на мой взгляд, не подчеркивается в достаточной степени: несмотря на кризис и чрезвычайную ситуацию, общество должно быть уверено, что оно продолжит функционировать, что государство будет продолжать функционировать, пусть  ограниченным образом, с неудобствами, но работать.

Это означает, что жизненно важные области будут продолжать функционировать. Снабжение продовольствием продолжается, всего в достатке. Также поставляются необходимые лекарства. Возможны некоторые сбои в поставках тосканских трюфелей, пармской ветчины, французской гусиной печени, но с этим мы справимся (это была шутка). 

Подтверждение того, что жизненно важные системы способны функционировать и в кризисных ситуациях, требуется, чтобы мы не складировали в гаражах банки с супом, а в подвалах - крупы. Мне становится слегка плохо, когда я думаю, что в течение следующих трех лет мне придется питаться одним лишь рассольником из банки. А в крупах заведутся маленькие черные муравьи. И придется либо сырье для каши выбрасывать, либо варить ее вместе с муравьями. Противно, но что поделаешь. Лекарства также не выносят очень длительного хранения.

Большой вопрос в том, что происходит с экономикой. Конечно, удар будет сильным, в зависимости от того, как долго вирус будет держать нас в своей власти. Но за это время бизнес не должен умереть. При поддержке государства бизнесу необходимо помочь выжить.

Конечно, это не самые научные расчеты, но судя по тому, что произошло в других странах, я думаю, что экономике нужно около 9 миллиардов евро в год, чтобы пережить этот кризис. Сумма может быть и меньшей, но лучше учитывать максимум.

Предпринимательству помогли разными способами. Одна из возможностей заключается в том, что государство может инвестировать деньги в капитал компаний, приобретая акции и тем самым финансируя выживание компаний. Когда времена меняются, паи продаются. Это во многом американская модель. И это сработало на удивление хорошо. Правительство Соединенных Штатов быстро вернуло средства, вложенные в компании во время кризиса с 2008 по 2012 годы. Этот вариант является одним из наиболее приемлемых для налогоплательщиков.

Другой вариант поддержки бизнеса - это, естественно, всевозможные кредиты и займы.

В-третьих, могут быть предоставлены налоговые льготы.

В-четвертых, государство может также непосредственно оказывать помощь предприятиям. Но это рискованно, потому что практика показывает, что для получения таких грантов стекаются всевозможные продавцы воздуха, которые чрезвычайно хорошо умеют высасывать субсидии из карманов государства.

Девять миллиардов, конечно, очень большая сумма. Она будет такой, если кризис продлится целый год. Но ее возможно собрать. Что-то урезать, использовать резервы и брать кредиты.

И по возможности стараемся не хранить консервированные супы в гараже.

НАВЕРХ