Строгая благодарность за чрезвычайное положение!

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Вряд ли у кого-то повернется язык назвать объявление чрезвычайной ситуации в связи с пандемией вируса COVID-19 мерой преждевременной или излишне жёсткой. Скорее, уж наоборот. Хотя кое-какие, пусть не претензии, но вопросы, все-таки остаются.

Если попытаться одним словом выразить подсознательные ощущения, осознанные эмоции и мысли, вызванные складывающимся порядком вещей, то я бы определил весь это сложный комплекс коротко: оторопь. Более развёрнутая реакция укладывается в таинственную формулу, которую так любят чиновники: «С одной стороны нельзя не признать, но с другой – необходимо потребовать!».

Лучше поздно, чем никогда. А еще лучше – своевременно

С одной стороны, нельзя сказать, что введение ЧС было предпринято слишком поздно. Но и отнюдь не рано. То есть, вроде бы, своевременно. Однако…

Так уж заведено, что решение о признании пандемией уровня распространения какого-либо заболевания принимается Всемирной организацией здравоохранения на основании строго определенных показателей: сколько человек и за какой период заболело, как быстро расползается зараза и какие территории охватывает (я бы употребил термин «захватывает»), и так далее – целый перечень признаков.

Но нигде не говорится, что правительствам отдельных государств категорически запрещено принимать собственные меры для, выражаясь канцелярским языком, ограничения ареала инфицирования населения. Потому что иначе эпидемии вообще никогда не удавалось бы ни локализовать, ни, тем более, ликвидировать.

Вспышка коронавируса произошла в конце декабря прошлого года, а уже к середине января 2020-го стало понятно, что мы имеем дело с чрезвычайно опасным, чрезвычайно стойким и чрезвычайно контагиозным вирусом.

Практически сразу возникла версия о бактериологическом оружии неизвестного типа, хотя особого внимания этой теме мировые СМИ уделять не стали. Думаю, потому что в принципе какая разница: сам по себе возник COVID-19, или его вырастили в колбе китайские (а по их собственной версии – американские) ученые, работающие на ВПК? Важно было срочно пресечь его «агрессию». И если бы не эти действия властей КНР, то реальная опасность мировой пандемии возникла бы уже в первые дни января…

При этом, как заметили многие эксперты, сама оснащенность китайских медиков спецсредствами индивидуальной и коллективной защиты, видимая на кадрах телехроники, свидетельствовала, что речь идет о наличии именно  бактериологической опасности, что и дало повод говорить об утечке оружия именно такого рода.

В этой связи у меня возникает первый (и, к сожалению, риторический) вопрос. Что мешало Эстонии – пусть не в первые же дни, как стало известно о новом вирусе, но хотя бы после сообщений о его стремительном победном шествии по странам Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока, – взять автономно-превентивные меры по защите, не дожидаясь решения (отмашки?) со стороны ВОЗ? Упование в такой ситуации на то, что, авось, само рассосется, как минимум, неосторожно.

Согласен, меня легко упрекнуть в том, что, дескать, вольнó же теперь рассуждать, а вот был бы ты сам на месте правительства!.. Правы упрекающие или нет, мы никогда не узнаем. Да и не надо…

Главное же: так или иначе, но решение о «чрезвычайке» все-таки, к счастью, принято.

Не было бы счастья…

Ждать сколько-нибудь убедительно осязаемых позитивных результатов пока преждевременно. Только за одни сутки, последовавшие непосредственно за днем  опубликования правительственного постановления о введении ЧС, количество вирусоносителей с официально подтвержденным диагнозом удвоилось, и прогрессия подаёт надежду из простой арифметической вскоре преобразоваться в какую-нибудь более сложную. Чего, конечно, очень не хотелось бы. Правда, последующие двое суток дали суммарно «всего» семьдесят процентов роста, но то были выходные дни, когда контакты между людьми и без чрезвычайных мер сведены к минимуму, так что поживем – увидим.

Во всяком случае, какие-то реальные шаги для того, чтобы сократить или хотя бы снизить темпы распространения вируса, делаются. И уже это, безусловно, радует. Хотя, уж извините за занудство, опять бросается в глаза некоторый диссонанс. С одной стороны (опять этот бюрократизм!), публикуемые чуть ли не ежечасно сообщения о том, как «вырос в целом мире этот вирус», напоминают сводки о боевых действиях на фронтах. А с другой: на этом фоне как-то почти незаметно промелькнула информация, что «продолжает распространяться обычный грипп, от которого в этом сезоне в Эстонии скончались уже десять человек». Десять летальных исходов от привычного, знакомого всем сезонного гриппа. И, слава богу, ни одного  (пока?) смертельного случая от COVID-19...

А, может, это и есть пресловутый момент истины? Если бы каждый год регулярно принимались такие же экстренные, как сегодня, меры, но для борьбы не только с неизвестно откуда взявшимся корона- или каким-нибудь еще инфернальным вирусом, а с «банальным» сезонным гриппом, то, вероятно, меньше средств и усилий потребовалось бы сегодня на изобретение и оперативное освоение уникальных методов защиты. Наверное, это обойдется недёшево. Но скупой платит, как известно, дважды. А то и больше…

Конечно, сослагательное наклонение – штука скользкая, тут простых ответов нет. Но давайте повернем вопрос, так сказать, в обратную сторону. Сегодня практически ни у кого в Эстонии нет опыта действий в обстановке ЧС. Этот опыт, «сын ошибок трудных», приобретается, иногда очень дорогой ценой. Но зато, приобретя его, можно впоследствии успешно пользоваться им для того, чтобы в зародыше уничтожать вероятные вспышки инфекции, будь то пандемия или «всего лишь» эпидемия. По принципу «…да несчастье помогло». Говоря проще, научиться на допущенных ошибках и, главное, не растерять этот опыт в дальнейшем. Иначе какой вообще смысл набивать болезненные шишки?

А, кстати, упоминая о практическом опыте, я имею в виду вовсе не только государственные и муниципальные структуры, но и каждого жителя страны лично.

…5 марта портал Rus.Postimees.ee опубликовал данные опроса, проведенного фирмой Norstat Eesti по заказу Института общественных исследований. На тот момент жители Эстонии гораздо больше боялись заболеть гриппом (46 процентов опрошенных), чем подхватить коронавирус (ровно вдвое меньше). 31 процент респондентов не смогли определить свое отношение.

А ведь о злодействах COVID-19 в мире уже было известно немало! Но это где-то далеко, не у нас…

Видимо (надеюсь!), сегодня пропорция будет прямо противоположной. А, в общем-то, что грипп, что «корона», хрен редьки не слаще. Так что мойте руки чаще и тщательнее!

НАВЕРХ