Совершенно неполиткорректно: ноющим и бунтующим посвящается

Марианна Тарасенко.

ФОТО: Postimees.ee

Это мнение я писала вчера в конце рабочего дня, пока все ждали пресс-конференции премьер-министра, а она все откладывалась. А когда наконец состоялась, стало понятно, что частично мои предсказания уже сбылись. Судите сами. Публикую с сегодняшними ремарками, выделенными курсивом.

Да, все сейчас нервные, все расстроены, у многих разрушились планы на летние отпуска и жизнь вообще, кто-то работает дома и томится взаперти, кто-то вынужден ездить на работу в общественном транспорте и опасается заразы, а кто-то уже лишился работы, и как жить ему – непонятно.

Но это было всё вчера

Одни боятся, но ходят в магазины, другим всё доставляют на дом, третьи рыдают по аппаратному маникюру, а четвертым отложили плановые операции. Часть людей самоизолировалась, часть вынуждена ежедневно рисковать собой. В общем, все как обычно: у одних суп жидкий, у других жемчуг мелкий.

Есть и то, что объединяет, – волнение за родственников из группы риска и раздражение на толкущихся дома детей, которые мешают работать, хотят пить, есть, играть… Одиноким хорошо, но тревожно: а вдруг? И кто тогда поднесет стакан воды и таблетку? И всем хочется на волю, в пампасы. Поэтому, как только представляется случай, значительная часть наших сограждан в пампасы и устремляется. В едином порыве: испуг наблюдался только в первые дни после введения чрезвычайного положения.

На воздух, к морю, в лес, в парки… или по магазинам в надежде нарваться на скидки – уже неважно. Важно одно: создать толпу и тусить в ней, наводя ужас на слабонервных ипохондриков и людей как раз из группы риска, которые стараются гулять особняком, соблюдая положенную дистанцию в два метра. Потому что кто-то в коронавирус верит, а кто-то нет, и вторых так и тянет что-то доказать первым.

«Это все придумал Черчилль в 18-м году»; это заговор мировой закулисы; это дымовая завеса, чтобы мы не заметили главного; это они всё нарочно; врешь, не возьмешь; а мне ничего не будет; а кто знает лично хоть одного зараженного; а не пошли бы вы все… И правда, а не пошли бы вы?

Я не знаю, что это такое, и вы не знаете. Откуда у вас сведения, что коронавирус – это пшик? Дошли своим умом, прочитали в соцсетях, рассказала соседка, племянница которой знает парня, у которого в школе была пятерка по биологии? Ничего точно вы знать не можете, даже если это действительно пшик: вы можете только считать и полагать, то есть иметь собственное мнение. Кстати, другие тоже имеют на него право, но речь сейчас не об этом.

То, что вам хочет сказать власть, но стесняется

Что бы вы ни думали и как бы ни полагали, от ваших дум сейчас не зависит ничего. Аб-со-лют-но. Свыкнитесь уже с этим, жертвы ложно понятой вами демократии. У меня для вас неприятные новости: никакая сила мысли не перенесет вас не то что в Турцию, но даже к бабушке в Крыжополь. И никакой бурный протест, никакой бухтеж в соцсетях не приведет к тому, что завтра – внезапно – все станет как было.

Что вдруг откроются клубы и кинотеатры, что начнутся возлюбленные вами «Сумасшедшие дни» и «Остуралли», что всё вокруг заработает на полную мощность, что забурлит водичка в спа и возобновятся обертывания вашим любимым безлактозным кефиром, что залетают самолеты и заснуют поезда… Вот хоть утопайтесь ножками, хоть увизжитесь, хоть еще пять раз сосчитайте зарплату президента – ничего этого не будет. То есть будет, надеюсь, но уж точно не завтра и не послезавтра, и не… Короче, нескоро. И все равно не так, как было, а по-другому.

А сейчас я вам расскажу, как будет точно, если вы не уйметесь: всех (не как сейчас – по трое не собираться) позакрывают по домам, как в южных странах старой демократии (кто собрался вякнуть о Швеции – в Швецию!). Нас уже лишили многих радостей жизни, единственное, что у нас осталось – это возможность выйти и подышать свежим воздухом или быстренько сгонять в непродуктовый магазин, если действительно что-то нужно. (Теперь на посещение этих магазинов у нас есть ровно два дня.)

И если вы будете бродить по торговым центрам как по музею (бродили и добродились, хвалю), если вы по-прежнему будете совокупно с младенцами массово приезжать в определенные районы города и разгуливать там толпами (а вот это мы увидим на выходных), если вы не сумеете внушить своим детям-подросткам, что не нужно сбиваться в стаи и демонстративно кашлять на людей в масках (посмотрим, сумеете ли), нас всех разгонят по домам, потому что такие призывы уже раздаются (отчасти уже разогнали, но может быть куда суровее).

Заметьте, я ни слова не сказала о коронавирусе и риске заразиться или заразить, я просто говорю о том, к чему может привести праздник непослушания (к чему-то уже привел). Государство вполне ясно продемонстрировало, что шутить не собирается. Ну, не захотите вы сидеть дома, попытаетесь нарушать, многие будут пойманы и оштрафованы, а тут еще, не дай бог, сокращения – и на работе, и в зарплатах, а у вас же, по-моему, кредиты… Ну, будете в соцсетях снова поливать правительство и считать оклад президента – и что от этого изменится?

Знай и люби свой край

Есть поведение продуктивное, а есть непродуктивное. Непродуктивно ныть, выть, сетовать на судьбу, ударяться в панику и изливать на окружающих свою желчь. А продуктивно следующее: с дискуссиями о сущности коронавируса – на научные площадки, с недовольством на власть – на выборы, когда настанет их время, в магазины и прочие пока еще открытые общественные места – не как на праздник, а по мере необходимости, гулять – около дома.

Да, около дома. Или в тех местах неподалеку, где сейчас пусто. Судя по снимкам, чудо как хорошо нынче в Старом городе, например. Народу практически нет – красотища, можно ходить и разглядывать старинные здания, мимо которых мы обычно пролетаем в спешке. Весьма просторен Кадриорг. Чего только нет в Ласнамяэ и вокруг него. Хааберсти с его природными красотами и весьма разнообразный Кристийне. В Мустамяэ, Нымме и Пирита и парки, и лес. Назовите мне хоть один район Таллинна, в котором нет мест для прогулок. Везде полно скверов и каких-то укромных уголков, уютных улиц, много откуда теперь можно выйти к морю, а кое-где есть даже дворы…

Изучите, наконец, место, в котором вы живете, не с потребительской точки зрения «магазин-химчистка-кафе» – и вы откроете для себя много интересного. А если мы все по-прежнему будем толкаться в одних и тех же местах, то будут приняты еще более жесткие карантинные меры. Потому что – несмотря на ваше, безусловно, очень ценное для европейских правительств мнение на коронавирус – всё почему-то уже решили без вас. Раньше-то по любому поводу советовались, а тут – на тебе.

И последнее, по поводу того, что русские, как всегда, плохо информированы и не знают, что надо сидеть дома. Успокойтесь, господа, русские информированы ничуть не хуже, всё им известно. А что касается Штромки, массовые прогулки по которой в выходные и стали одной из причин ужесточения порядка передвижения в общественном пространстве, то плохо информированы вы: в районе уже давно проживает много эстонцев, а находящийся в десяти минутах ходьбы от нее Пельгулинн – вообще преимущественно эстонский. Да чего там, аж из Какумяэ на велосипедах приезжают.

Это не говоря уже о том, что вечерами и в выходные дни все подъезды к пляжу уставлены машинами и эстонская речь звучит с той же частотой, что и русская. В минувшее воскресенье, например, на Штромке было множество эстонских подростков и молодых семей с маленькими детьми. Поэтому слова «лучше дома посидеть, рядом с домом погулять» касаются нас всех – вне зависимости от национальности и возраста. Именно сейчас, пока еще хоть и солнечно, но холодно: когда придет настоящая весна, полностью лишиться прогулок будет намного неприятнее. Не важно, верите ли вы в коронавирус: вас об этом никто не спрашивает. Чрезвычайное положение, уж извините. Вам от всего этого плохо? Может стать куда хуже.

НАВЕРХ