Что происходит сейчас внутри отменившей плановое лечение Северо-Эстонской региональной больницы

Северо-Эстонская региональная больница.

ФОТО: Madis Veltman / Postimees

Руководитель центра скорой помощи Северо-Эстонской региональной больницы доктор Аркадий Попов описал готовность скорой помощи к борьбе с коронавирусом.

Начиная с 24 марта, Попов является медицинским руководителем чрезвычайного положения в кризисном штабе при Департаменте здоровья, в задачу которого входит координировать организацию лечения в больницах по всей Эстонии. Медицинский руководитель ЧП подчиняется Департаменту здоровья и координирует деятельность медицинских учреждений во время разрешения чрезвычайной ситуации. У медицинского руководителя есть право отдавать распоряжения о реорганизации медицинских услуг. Попов рассказал о ситуации пресс-службе PERH.

- Нынешняя ситуация предъявляет большие требования и к работе скорой помощи. Как изменилась работа по сравнению с довирусным временем?

- Работа нашего центра скорой помощи сейчас в определенном смысле реорганизована. Мы привлекли еще три новые бригады. Необходимость возникла из-за того, что мы начали брать анализы на коронавирус и ходили домой к потенциально зараженным пациентам. Поначалу, согласно распоряжению Департамента здоровья, анализы брали у всех, у кого подозревался Covid-19, но теперь перенацелились на тех, кто входит в группы риска. Должен сказать, что в последнее время сократилось и количество анализов, и все больше используются услуги передвижных пунктов, куда пациенты сами приезжают на машине, сдают анализы и быстрее получают результат.

Если речь идет о человеке с хроническими заболеваниями, у которого есть проблемы с движением, следует звонить семейному врачу, который решает, нужно сдавать анализ или нет. После этого совершается звонок на 112, откуда вызов передается бригаде скорой помощи. Кроме того, у нас в центре есть две транспортные бригады, которые специально укомлектованы для транспортировки пациентов между больницами. В первую очередь я говорю о зараженных коронавирусом, которые, например, доставляются в региональную больницу, чтобы освободить место в Ляэне-Таллиннской центральной больнице. Сейчас мы обдумываем в качестве варианта задействовать в работе бригады, состоящие из двух человек. Сейчас такой потребности еще нет, но если в будущем заболеет наш персонал или если нужно будет комплектовать новые дополнительные бригады, она может возникнуть. В целом ситуация в скорой помощи стабильная, мы следим за здоровьем своих работников, планируем свои ресурсы и комплектацию бригад.

- Могут ли из-за коронавируса другие пациенты отойти на второй план и остаться без внимания?

- Я должен сказать, что в последние месяцы интенсивность нашей работы даже снизилась, и мы видим, что посещение отделения неотложной помощи сократилось. Если обычно за сутки мы насчитываем 220-230, а в сложные времена даже 300 обращений в ЭМО, то сейчас это количество снизилось до 110. То есть сейчас наша работа не такая объемная, но это похоже на затишье перед бурей. Кажется, что люди чувствуют, что имеется проблема, и не вызывают скорую просто так. Это очень хорошо для нас, и мы благодарим наших пациентов за заботу, которая помогает нам сохранить свои ресурсы на случай массовой заболеваемости.

Конечно, не стоит бояться, что тяжело заболевший пациент останется без помощи. Все вызовы по-прежнему принимаются, обслуживаются так же быстро и профессионально, как и прежде. Так что работа идет как обычно, и больные получают помощь.

- Как минимизируется риск заболевания коронавирусом для обычных пациентов, которые обращаются в ЭМО?

- Для снижения этого риска мы сделали многое. Мера номер один – мы создали маршруты движения для тех, кто приходит в ЭМО сам, и тех, кого доставляют на скорой помощи.

Для обычных амбулаторных пациентах, которых в обычный период к нам обращается около 100, создано два пути. Первый для тех, кто может быть потенциально заражен, то есть с насморком, кашлем, температурой. Для таких пациентов на парковке у ЭМО мы установили палатку, там помогают сориентироваться таблички, и представители Найскодукайтсе. Такой пациент не должен попадать прямо в отделение ЭМО. В палатке имеется небольшой зал ожидания, так называемая зона триажа, триажная медсестра, которая занимается пациентом, а при необходимости и врач. Мы проводим осмотр, как в настоящей больнице. Обслуживающий пациента персонал использует средства индивидуальной защиты и специальную одежду. У пациента берется анализ на коронавирус и он быстро получает результат.

Если теперь в ЭМО обращается пациент, у которого мелкая травма или другая проблема со здоровьем, но нет симптомов коронавируса, он идет обычным путем. Он подтверждает стоящему у дверей регистратору, что у него нет соответствующих симптомов, и его пропускают в зал ожидания, где происходит регистрация, и человек попадает на прием к триажной медсестре. Все происходит так, как обычно. Но нужно очень внимательно распределять больных, чтобы исключить попадание потенциально заразных людей в так называемую чистую зону, где находятся обычные амбулаторные больные. Так мы сводим это риск к минимуму.

Кроме того, если человек попадает в отделение, мы даем ему хирургическую маску, что еще больше снижает риск распространения инфекции. Повсюду есть специальные средства для очистки рук, поскольку гигиена рук крайне важна в борьбе с вирусом.

Разные пути есть и у пациентов, попадающих в ЭМО на скорой. Если у пациента есть подозрение на коронавирус, мы не везем его туда, где обслуживают пациентов без заражения. Для инфицированных есть два изолятора с отдельными входами, где работает персонал, одетый в специальную одежду. Продуман проход пациентов туда и его путь через больницу на обследование.

Больные, у которых нет признаков Covid-19, нет температуры, насморка и кашля, попадают обычным путем через пункт триажа скорой помощи, где происходит дальнейшее распределение больных. И если возникает малейшее подозрение на заражение, пациент тут же попадает в так называемую грязную зону. Это зона наблюдения до ЭМО, где происходит установление диагноза. Если анализ окажется негативным, то пациент проходит обычное обследование и направляется дальше или домой на амбулаторное лечение. В случае положительного результата анализа, и если пациент нуждается в амбулаторном лечении, по разработанным Департаментом здоровья инструкциям, мы отправляем его домой. Передаем больному и его родственникам всю необходимую информацию.

В случае если пациент нуждается в больничном лечении, то для пациентов, которым показано лечение в интенсиве, продуманы свой путь и отделения, где их принимают. Если больной не нуждается в интенсивном лечении, но все же заражен, он отправляется в специальное отделение, который у нас называют отделение-kovido. Речь идет о перепрофилированном кардиологическом отделении, где работают отличные и профессиональные работники и  обеспечены все возможности изоляции.

- Как вы обеспечиваете путь скорой помощи на изолированных островах?

- Да, действительно, у нас в PERH имеется тесный контакт с островами. Как с Хийумаа, так и с Сааремаа, которые сейчас на передовой борьбы с коронавирусом. Количество зараженных там достаточно высокое, и мы знаем, что заражены несколько работников Курессаареской больницы, хотя массовой заболеваемости нет.

Мы с удовольствием при первой же возможности приходим на помощь, если им требуется эвакуация пациентов и их отправка на материк. Пациентов в удовлетворительном состоянии в Таллинн транспортирует наша транспортная бригада. Пациенты в тяжелом состоянии, у которых диагностирован вирус, доставляем в Таллинн на вертолете или на реанимобиле. Вчера, например, привезли на вертолете в региональную больницу тяжелого пациента с коронавирусом, который сейчас находится на лечении.

Такие контакты у нас имеются постоянно. С самого начала эпидемии, когда мы услышали о произошедшем на Сааремаа, мы отправили туда в сотрудничестве с Козеским логистическим центром Спасательного департамента палатки медицинской группы Эстонской спасательной команды, чтобы создать похожую на наше ЭМО внешнюю больницу. Так они могут сортировать больных и ограничивать распространение вируса внутри больницы. Я считаю, что такая система поможет и нашим коллегам в Курессаареской больнице, и сааремааским пациентам.

- Какой совет вы дали бы людям в плане вызова скорой помощи, какая ситуация требует ее вмешательства, а какая нет?

- Прежде всего мы должны исходить из обычной жизни, поскольку мы не должны забывать, что травмы, инфаркты и инсульты по-прежнему происходят, несмотря на наличие коронавируса в Эстонии. То есть в случае серьезной проблемы со здоровьем нужно звонить на номер 112, как и раньше, во времена до эпидемии.

Если обсуждать конкретно эпидемию, то опыт китайских и итальянских коллег показывает, что в 80 процентах случаев инфекция переживается благоприятно, и в 20 процентах случаев серьезно. Тем, у кого нет серьезных симптомов, у кого только легкая температура, кашель и насморк, может быть, проблемы с пищеварением, но нет проблем с дыханием, вызывать скорую помощь не нужно. Они могут обращаться в скорую только в том случае, если входят в группу риска и у них есть направление от семейного врача на анализ на коронавирус.

Если человек заражен, не может самостоятельно двигаться и приехать в передвижной пункт, у него, кроме указанных выше симптомов, есть и трудности с дыханием, нужно обязательно звонить в Центр тревоги. Скорая помощь приедет, осмотрит, замерит параметры и примет решение о госпитализации.

Мы знаем, что инкубационный период болезни в среднем длится 5,2 дня, максимум – 14 дней. Первые симптомы могут проявиться уже на второй или третий день, а признаки болезни возникают в течение недели. У большей части пациентов проявляются легкие признаки болезни. Если болезнь развивается стремительно, то на восьмой день течение может стать очень тяжелым и вызвать затрудненное дыхание. О такой динамике болезни заболевшие должны знать: неделя спокойного периода, переломный момент на восьмой и девятый день, который покажет дальнейший ход течения болезни. Если в этой точке состояние начнет улучшаться и дыхание в порядке, можно считать, что болезнь пройдет, как обычная вирусная инфекция. Если же на восьмой и девятый день состояние ухудшится, звоните на 112, мы приедем, госпитализируем, возьмем соответствующие анализы, займемся вашим здоровьем.

- Работники скорой помощи находятся на передовой борьбы с коронавирусом, у них много работы, нервы напряжены и имеется постоянная угроза заболеть. Как вы поддерживаете боевой дух?

- В скорой помощи работают особые люди, которым я от всей души благодарен. Все сейчас очень мотивированы, хотя знают, что болезнь потенциально может быть очень опасной. Мы видели, что происходит в Италии, Китае, мы знаем об осложнениях, и что речь не об обычном вирусе. Были и проблемы с персоналом: кто-то не успел вовремя вернуться из отпуска и попал в карантин, кто-то  контактировал с зараженными. Но мы готовы к битве, и по состоянию на сегодня в скорой помощи еще никто не заболел.

В то же время нельзя относиться к болезни поверхностно, просто нужно всегда быть готовым и пользоваться средствами индивидуально защиты. У нас, в отличие от больниц, есть специальные комплекты, в которые входят комбинезоны, не пропускающие влагу, маски FFB2 или FFB3, специальные защитные очки или визиры, двойные перчатки. Мы всегда помним о двух принципах: во-первых, работник скорой не должен заболеть, поскольку он должен спасать жизни других людей, и, во-вторых, мы не должны стать источником заражения для окружающих. Мы же массово обслуживаем народ, общаемся с людьми, которые не используют средств индивидуальной защиты. Нужно полностью исключить ситуации, когда работник скорой помощи приносит вирус на вызов с собой.

Одним словом, мы знаем, что использование средств индивидуальной защиты обязательно и особенно важно знать, что процесс повышенного риска – это их снятие после обслуживания вызова. Мы должны полностью санировать машину, если была транспортировка зараженного, и речь идет о деятельности, сопряженной с риском заражения. Это требует и времени.

Также наши пациенты должны учитывать, что когда они звонят в Центр тревоги и описывают свои симптомы, то часто уже в то время, когда бригада выехала, руководитель звонит вызвавшему и уточняет информацию, а также знакомится в эпидемиологической обстановкой на месте. Если состояние пациента не тяжелое, пациента осмотрит только руководитель бригады. Если пациент нуждается в госпитализации, приходят и другие, пациент обслуживается в полном объеме и при необходимости доставляется в больницу. Говорю об этом, чтобы проинформировать пациентов, которые вызывают скорую при появлении температуры, насморка и кашля. Нужно знать, по какой схеме мы работаем.

НАВЕРХ