Чумачечая весна

В непредсказуемой ситуации поведение людей на бирже не сильно отличается от их поведения в магазине.

ФОТО: JOHANNES EISELE/AFP

В нынешней чрезвычайной ситуации, в которой мы неожиданно для себя оказались, пожалуй, самым насущным является вопрос о том, как долго она будет сохраняться. От этого будет зависеть и количество погибших, и жизнеспособность системы здравоохранения, и экономический ущерб, который практически каждый из нас уже ощутил на себе. Аналитики пока согласны лишь в одном: в ближайшие несколько месяцев всем будет очень непросто.

За волной волна

Самый оптимистичный прогноз предполагал, что пандемия коронавируса продлится до июня. Предполагалось, что, как и грипп, это явление сезонное и с наступлением тепла заболеваемость пойдет на убыль. Именно из этого осторожно исходили многие компании, несущие убытки и сокращающие зарплаты своих работников на срок от двух до трех месяцев. Однако здесь есть несколько моментов, которые намекают на необходимость планировать свое экономическое будущее без излишнего оптимизма.

Если это явление сезонное, то следующий всплеск эпидемии может прийтись уже на осень, когда снова наступит похолодание. Кроме того, предшествующие пандемии показали, что их эпидемиологическая динамика может отличаться от сезонных заболеваний (так, во время пандемии свиного гриппа AH1N1 в 2009 году крупные вспышки наблюдались и в летние месяцы).

К тому же, отмечалось: если коронавирус – явление сезонное, что мешает этим вспышкам повторяться регулярно, пока не будет изобретена вакцина, которая будет производиться в достаточном количестве (по разным прогнозам, это займет от года до восемнадцати месяцев), или же пока у большинства населения не выработается иммунитет? В противном случае вирус будет возвращаться с наступлением каждого холодного сезона, и сталкиваться с введением карантина со всеми сопутствующими последствиями нам придется на протяжении нескольких лет. Именно это прогнозирует немецкий Институт Роберта Коха, руководитель которого высказал предположение, что эпидемия будет распространяться волнообразно и растянется на два года.

Вдобавок такие же повторные всплески возможны после ослабления карантинных мер. Так было во время эпидемии «испанки» в 1918 году, так может произойти и сейчас. В материковом Китае объявили о победе над эпидемией, однако новые зараженные приезжали туда из других стран. Повторная вспышка в этой стране означала бы гораздо более тяжелые последствия для мировой экономики.

Немаловажную роль в ее функционировании, как известно, играют и человеческие эмоции: чем больше негативных сигналов, тем меньше чувство уверенности в завтрашнем дне, тем осторожнее в условиях неопределенности действуют финансисты, предприниматели и потребители, что, естественно, не способствует экономическому росту. И эта уверенность восстанавливается не за месяц и не за два. «Вы видели фотографии людей, загружающие тележки туалетной бумагой, дезинфицирующим средством и молоком? Тот же примитивный инстинкт накопления запасов охватывает Уолл-стрит, с той лишь разницей, что там люди запасают деньги», - описывает существующее положение Bloomberg.

Стелили мягко

Изначально сценарии развития экономического кризиса, озвученные аналитическими центрами, предполагали возможность мягкого кризиса, при котором наибольшие потери несла экономика Китая, а остальные страны эпидемия затрагивала по касательной. Но уже к середине марта стало понятно, что эти сценарии были слишком оптимистичными: к тому моменту в мире существовало уже несколько очагов, причем эпицентр пандемии переместился в Европу. Тотальное закрытие границ и введение карантина заставили экономических аналитиков пересмотреть свои прогнозы.

Однако несмотря на замершую деятельность в Европе и то, что зависимость мировой экономики от Китая значительно выросла по сравнению, например, с началом века, когда эта страна пострадала от эпидемии SARS, даже сейчас сохраняется большая вероятность, что ущерб от пандемии не станет катастрофическим. Согласно умеренным прогнозам, благодаря вовремя принятым жестким мерам в новых очагах эпидемию сумеют побороть в течение нескольких месяцев, и уже с середины года мировая экономика вновь начнет расти.

Жесткое приземление

ОЭСР в начале марта дала суровый прогноз, сравнив нынешнюю ситуацию в глобальной экономике с кризисом 2008 года и оценив предстоящее снижение мирового экономического роста в 1,5%. Согласно этому прогнозу, наибольшие экономические трудности страны мира будут испытывать к концу 2020 года. Рейтинговое агентство Standard&Poor’s в середине месяца предупредило, что пандемия приведет к глобальной рецессии в 2020 году. Не менее пессимистичным в своих оценках оказалось рейтинговое агентство Moody’s, назвавшее в своем докладе коронавирус еще более опасным событием для мировой экономики, чем ипотечный кризис в США, спровоцировавший крупнейший финансовый кризис предшествующего десятилетия, - в силу полной непредсказуемости эпидемии.

Зато анализ, проведенный инвестиционной компанией Goldman Sachs, утверждает, что кризис, связанный с пандемией коронавируса, не системный, не вырастающий из состояния самой экономики, а значит, его влияние не будет долгим и экономика начнет восстанавливаться, как только исчезнет источник проблемы, т.е. кончится эпидемия.

Правда, они исходили из того, что пик эпидемии будет достигнут в течение восьми недель, а затем заболеваемость начнет снижаться – в чем, однако, сильно сомневаются эпидемиологи. При этом аналитики Goldman Sachs утверждают, что экономический ущерб будет нанесен, конечно, и самим вирусом, но больший реальный ущерб вызван психологией рынка: «Вирусы были с нами всегда. Рынки должны восстановиться во второй половине года», - говорится в докладе. Впрочем, их анализ на фоне многих других выглядит, скорее, как попытка самовнушения: «Системного риска нет. Никто даже не говорит об этом. Правительства вмешиваются в деятельность рынков, чтобы стабилизировать их, а частный банковский сектор очень хорошо капитализирован. Это больше похоже на 11 сентября, чем на 2008-й». Хотелось бы надеяться.

НАВЕРХ
Back