Андрей Коробейник: снижение налога с оборота на продукты не прошло
Цены и сроки онлайн-доставок должен регулировать рынок

  • Снижение акцизов – это шанс для Эстонии в будущем
  • Государство не должно делать всё за людей
  • Думайте сами головой, покупать или нет

В Эстонии обсуждают экстренную помощь экономике и населению. Что войдет в дополнительный пакет мер по смягчению последствий кризиса? Собирается ли Кабмин устанавливать предельные цены на продукты и товары первой необходимости, в том числе на средства индивидуальной защиты?

На вопросы Rus.Postimees ответил в дистанционном режиме парламентарий и бизнесмен Андрей Коробейник (Центристская фракция).

Фрагмент беседы:

– Дополнительный бюджет одобрен. О чем до последнего спорило правительство?

– Смысл этого бюджета в том, чтобы преодолеть последствия кризиса и позволить экономике выйти из него как можно скорее.

Сегодняшний кризис и ситуация 10-летней давности сильно отличаются. Сейчас события развиваются быстрее.

Мы надеемся, что кризис продлится недолго, и вместо того, чтобы заставлять сильно экономить частный сектор, государство старается его поддержать.

Цель в том, чтобы фирмы не увольняли работников.

– Да, но их все равно увольняют, на Биржу труда поступает все больше извещений о массовых сокращениях…

– Фирмы во многом не увольняют своих работников. Закрытые магазины и отели – это понятно. У государства есть план поддержки на случай таких ситуаций в размере 70% от зарплаты. Если отель закрыт, это еще не значит, что люди уволены.

– Так, о чем же до последнего спорило правительство?

– Один из наиболее противоречивых моментов в допбюджете – это снижение акцизов.

Речь идет об акцизах на дизельное топливо, газ и электричество. Снижение акцизов – это шанс для повышения конкурентоспособности Эстонии в целом. У нас всё это стоит дороже, чем у соседей.

После выхода из кризиса, возможно, мы окажемся в чуть более выгодной ситуации. Мы надеемся, что это инвестиция в будущее.

– Кто почувствует на себе снижение акцизов? Для кого это будет важно?

– Для бизнеса и частных потребителей, которые пользуются дизельным топливом и газовым электричеством.

– За счет недополученных акцизов, по озвученным в СМИ данным, казна не досчитается 140 миллионов евро. Оппозиция утверждает, что эти деньги можно было бы пустить, например, на выплату гражданских зарплат в размере 500 евро в течение 3 месяцев для 100 000 человек. Такой вариант не рассматривался?

– Не вижу здесь прямой связи и логики. Если речь идет о безусловном базовом доходе, то в условиях кризиса можно было бы взвесить этот вариант.

Смысл в гражданских зарплатах будет только в том случае, если государство откажется от всех остальных пособий: выплаты пенсий, пособий на ребёнка и т.д.

Государство пытается сохранить рабочие места в частном секторе за счет компенсации по зарплатам.

Мы надеемся, что в ближайший месяц-два количество безработных не увеличится до 100 тысяч. Если кризис продлится 4 месяца и дольше, тогда у нас, безусловно, будут проблемы.

– Если и дальше придется жестко затягивать пояса, речь, наконец, зайдет о снижении зарплат в публичном секторе и в том же Рийгикогу?

– Закон о снижении зарплат парламента уже подан на этой неделе. Проблема в том, что понизить зарплату депутатов по нынешнему законодательству невозможно. Мы жертвует часть зарплат тем фирмам и организациям, которые борются с кризисом. Например, я перевожу часть зарплаты в Продуктовый банк. Мы не можем понизить зарплату со дня. Закон сначала рассмотрят в комиссии, потом пройдут еще 3 чтения, и затем он уйдет на утверждение президенту.

– Что, с вашей точки зрения, наиболее важно в новом пакете экстренной помощи?

– Много денег будет выделяться на инвестиции. Строительство дорог – 40 миллионов, приведение в порядок многоквартирных домов – 100 миллионов. Достаточно большие суммы будут выделены местным самоуправлениям на инвестиционные проекты – около 100 миллионов. Самоуправления смогут брать кредиты до 100% от своего бюджета. Это позволит дать рабочие места строителям и так далее.  

– Все ли инвестиции оправданы в кризисное время?

– Да, это важно.

Сегодня уже зарегистрировано более 40 000 безработных. Их количество может вырасти в 1,5 раза только за ближайший месяц. Мы рассчитываем, что эти инвестиции заработают сразу же и дадут людям работу.

Речь идут о строительстве и прочих инфраструктурных проектах. Очень большие суммы выделены фонду Kredex, который получил возможность поручаться за 1,5 миллиарда кредитов частного сектора и выдавать кредиты под оборот.    

– За чей счет всё это будет сделано?

– Кредит в 2 миллиарда евро и резерв Кассы страхования от безработицы в 1 миллиард евро. Этого более чем достаточно, если кризис продлится пару месяцев. В таком случае есть даже шанс, что мы выйдем из него в более хорошей форме, чем когда мы в него входили. Но если процесс затянется, проблемы будут. И не только у Эстонии, но и у всего мира.

– Если 3 миллиардов достаточно, зачем понадобилось замораживать выплаты во II пенсионную ступень?

– Выплаты во II ступень заморозит не только правительство, но и все застрахованные перестанут делать взносы. У людей на руках останется больше средств, которые они смогут потратить на свои нужды.

Что станет основной точкой спора в Рийгикогу?

– Доходная база местных самоуправлений, которая резко снизится, морской транспорт, авиация, поддержка безработных и работников с урезанными зарплатами.

По акцизам мы более-менее достигли консенсуса. Правда, оппозиция считает, что акцизы сейчас понижать не стоит.

Мы убеждены, что снижение акцизов позволит экономике не упасть максимально. Пожалуй, оппозиция права в том, что если кризис затянется, такая мера окажется неэффективной.

Если он продлится более полугода, госбюджет не досчитается больших сумм. И может выясниться, что мы сделали неправильную ставку. Надеемся, что кризис будет коротким, и мы выйдем из него в хорошей форме.

– А почему снижение акциза на бензин вообще не рассматривалось?

– Дизель – это то, что требуется промышленности. Компании стоят перед выбором, сокращать или не сокращать людей. Мы хотим им в этом выборе помочь, чтобы они сохранили рабочие места.

Мы также обсуждали снижение налога с оборота на продукты, но это предложение в бюджет не вошло. Это позволило бы людям покупать больше продуктов за те же деньги, что и раньше.

– Готово ли правительство установить предельные цены на продукты и товары первой необходимости, в том числе на средства индивидуальной защиты?

– Нет! Мы верим в то, что рыночная экономика эффективна. Правительство работает над тем, чтобы централизованно закупать средства индивидуальной защиты. Речь идет о масках и респираторах. Антисептиков хватает и сейчас.

– Но антисептики стали дорогими…

– В магазинах есть пятилитровые канистры, которые стоят столько же, сколько они стоили до кризиса.

– Пятилитровую канистру в карман не положишь. И нужно попробовать еще найти ее в магазине. Средства дезинфекции должны быть под рукой в удобной упаковке и по доступным ценам. Не так ли?

– Попробуйте найти канистру в любой торговой сети…

– Вы предлагаете устроить шоппинг во время ЧС – прогуляться по магазинам, поискать канистру?

– Я покупаю всё в Интернете. Правда, мне приходится ждать онлайн-доставки 9 дней. К сожалению, но сегодня ситуация такая. Это вызов для частного сектора.

Конечно, можно заявлять, что государство не позаботилось о том, что антисептик не пришел вам по почте в конверте, но я не вижу проблемы в том, чтобы сделать онлайн-заказ.

– Хотелось бы, что бы эти средства были доступны в ближайшем магазине и аптеке в удобной упаковке и по приемлемой цене… Сейчас мы имеем завышенные цены, в том числе в интернет-магазинах. И это всё – никому не подконтрольно, потому что у нас рыночная экономика. Почему молчит Департамент технического контроля и защиты потребителя?

– Доставку еды долго ждать, но в Интернете все продается со скидкой. Я знаю, что владельцы розничных сетей понимают проблему. Они нанимают персонал у гостиниц и других фирм, где нет сейчас работы, чтобы их работники помогали в комплектации.

Цены и сроки доставок должен регулировать рынок. Если государство будет делать всё за людей, то это уже будет не та страна, где я хотел бы жить. В Эстонии всё рассчитано на то, чтобы люди сами думали головой и принимали решение, покупать или нет.

Печально, что некоторые пытаются заработать на сложившейся ситуации. Это неэтично.

– Не обернется ли взвинчивание цен на маски и антисептики, а также длинные сроки онлайн-поставок новыми проблемами: люди перестанут покупать средства защиты, плюнут на заказы в Интернете и начнут массово заражать окружающих?

– Давайте посмотрим правде в глаза. Пятилитровая канистра антисептика стоит недорого. Антисептика в Эстонии достаточно, он производится здесь и его хватит на 10 Эстоний. Проблема – в расфасовке. Но у нас кризис на дворе! Лично я предпочел бы антисептик в любой упаковке и способен сам его перелить в более удобную емкость.

Подробности - в повторе!

Андрей Коробейник на связи со студией Postimees: экстренная помощь экономике и населению

ФОТО: Postimees

  • Что наиболее важно в новом пакете?
  • За чей счет будет предложена экстренная помощь?​
  • Готово ли правительство установить предельные цены на продукты и товары первой необходимости, в том числе на средства индивидуальной защиты?
  • Завышенные цены в интернет-магазинах – на маски, антисептики и еду – никому не подконтрольны?
  • Почему молчит Департамент технического контроля и защиты потребителя? 
  • Не обернется ли взвинчивание цен новыми проблемами: люди перестанут покупать дорогие антисептики и маски и начнут массово заражать окружающих?
НАВЕРХ