Видео ⟩ Жительница Эстонии с коронавирусом: думала, что больше никогда не увижу свою семью
«Не ждите, пока будет слишком поздно!»

ФОТО: Pilt videost

Руководитель винного производства Liviko Ану Оясе, которая боролась с болезнью Covid-19 в отделении интенсивной терапии, рассказала передаче «Reporter» о пережитом испытании и призналась, что ничего ужаснее с ней в жизни не случалось, пишет Postimees.

Единственный посыл Ану — если у вас Covid-19, высокая температура и признаки воспаления легких, не оставайтесь дома в ожидании улучшения ситуации, боритесь за то, чтобы скорая помощь немедленно доставила вас в больницу до того, как будет слишком поздно.

- Вы не пожилой человек, но все-таки боролись за свою жизнь в отделении интенсивной терапии. Что произошло?

- Мне 52 года, я абсолютно здорова. Я веду здоровый образ жизни, врач тоже сказал, что только благодаря моему хорошему общему анализу крови и физическому здоровью, учитывая очень тяжелое течение моей болезни, мне удалось благополучно выбраться.

- Что конкретно с вами произошло?

- Все началось с того, что мы проверили по работе время на Саарема на фестивале Mullifestival 6, 7 и 8 марта, со мной были и коллеги. Я ни о чем не жалею, конечно, поедем туда снова. Но когда в среду я вернулась, почувствовала будто легкую простуду, болело горло, было немного некомфортно и в тот же вечер пришла новость, что на Сааремаа обнаружили коронавирус.

- На том же Mullifestival?

- Да, и там мы все близко контактировали. У нас еще находились внуки пяти и восьми лет, поскольку их родители были в отъезде. Отправились проходить тест на коронавирус. Я и мой муж показали позитивный результат, дети — негативный и они до сих пор здоровы.

- Через сколько дней ситуации ухудшилась?

- Я сразу под ребрами и грудью испытывала сильную боль, будто кто-то тычет ножом или иглой, это совершенно неописуемо и температура подскочила, к понедельнику была больше 39, до семейного врача было не дозвониться, все эти инфолинии были просто отключены. Мы были в панике. В итоге позвонили в скорую помощь, скорая фактически сказала, что надо просто потерпеть. На самом деле надо было раньше ехать в больницу.

- Когда вы в среду попали в больницу, это было полторы недели после заражения, какое состояние у вас было?

- Уровень кислорода в крови был очень низким, что является самым опасным. Боль была настолько сильной, что я корчилась. Врач сказал, что у меня началось воспаление легких как вирусная пневмония, переросшая в крупномасштабную двустороннюю пневмонию, которая приобрела бактериальные признаки, что хуже всего, все три сразу. Но что я еще хочу сказать, что наша медицина не поддерживает тяжело больных, поскольку в ту ночь, в ночь на понедельник, в той больнице было так, что ты должен сам измерить температуру, сам нажать специальную красную кнопку, чтобы кто-то пришел. У меня ночью была температура 39,9 градусов, у меня были судороги, мне было действительно ужасно, я никогда не испытывала такого страха, я не думала о том, что я сделала или могла бы сделать. Я не стала что-то обещать, мне было просто так жаль, что я больше не увижу свою семью, близких, у меня больше не было сил.

Поскольку дыхание было таким — хриплым, затрудненным — ты больше не получаешь кислород. У тебя такое чувство, что у тебя больше нет сил, это очень-очень страшно, я ничего ужаснее не испытывала в жизни. Я нажала на эту пресловутую красную кнопку, прошло 20 минут, 30 минут, я действительно подумала, что сейчас я умру, что это конец и через 50 минут вновь нажала и тогда они пришли. Спросили, что такое. У меня была температура выше 40 градусов и тут началась возня. Меня направили в интенсив. Дальше я уже пошла на поправку.

- В какой больнице вы были?

- В инфекционной клинике Мериметса.

- Ваши близкие были в полном неведении или вы могли с ними контактировать?

- Это самое сложное для детей и мужа, что вы не можете встретиться, не можете увидеться, не можете ничего передать. Эмоционально очень тяжело и самой находиться в больнице, ты — зараженный коронавирусом, никто не хочет к тебе близко подходить, тебя привозят в палату, ты должен сам в ней справляться, сам себе помочь, как можно меньше беспокоить других. В плане опыта это было очень жестоко, никому не пожелаю такого.

- Опыт других стран показывает, что почти 40 процентов из отправленных в отделение интенсивной терапии не выходят оттуда живыми. Несколько дней назад пришла новость, что 55-летний мужчина умер в отделении интенсивной терапии, что вы хотите сказать людям, которые считают, что с ними ничего не случится, что они сильные и, возможно, поэтому своевременно не обратятся к врачу?

- Да, люди должны к этому относиться очень серьезно, нет разница, молод ты или стар, средних лет. У меня был совсем легкий астматический кашель, это могло быть моим слабым местом, хотя сама по себе я — здоровый человек. На самом деле большинство все-таки выздоровеют и следует самим бороться, сохранять позитивный настрой. Я сама еще неделю назад была в больнице, нуждалась в дополнительном кислороде, все время становится лучше, сил еще мало, но будущее видится светлым.

- Что вы пожелаете, исходя из своего опыта, людям, у которых также тяжело протекает болезнь?

- Сразу реагировать, отстаивать себя. Даже если врач рекомендует не торопиться, взять время, но у вас высокая температура и вам очень плохо, сразу звоните в скорую помощь, чем дольше это откладывать, тем тяжелее будет.

- Сейчас вы абсолютно здоровы?

- Еще нет. Несколько раз в день надо делать ингаляции, также принимаю таблетки. Сил еще мало, на восстановление потребуется время.

НАВЕРХ