Глава коронавирусного отделения таллиннской больницы рассказала, от чего зависит тяжесть протекания болезни

Доктор Алисе Лилль поясняет, что в больнице лечат только тех, у кого более тяжелые симптомы - высокая температура, воспаление легких и трудности с дыханием.

ФОТО: Ida-Tallinna keskhaigla

Заведующая отделением внутренних заболеваний Восточно-Таллиннской центральной больницы и отделением Covid I доктор Алисе Лилль поясняет, от чего зависит тяжесть протекания болезни Covid-19, с какими чувствами врачи приходят на работу и что будет дальше. «Если мы увидим, что болезнь как будто отступает, нельзя терять бдительность – если ограничения продолжат действовать, их необходимо придерживаться, скорее больше, чем меньше», - говорит доктор Лилль.

- От чего зависит тяжесть протекания болезни и защищены ли от нее молодые люди?

- Тяжесть заболевания зависит от того, какие повреждения она вызывает в легких. В более тяжелых случаях в результате воспаления легких возникает дыхательная недостаточность.

Более молодые люди – переносчики инфекции. Их симптомы могут быть слабее и ограничиваться легкой простудой. Эти пациенты обычно не попадают к врачу. В то же время часть молодых людей могут тяжело заболеть. По статистике разных стран заболеваемость среди молодежи может составлять 30-40% от всех симптомов.

Пишут о нескольких теориях, почему некоторые люди болеют легче, а другие тяжелее. Ищут возможные генетические особенности. В Америке указывают на состояние здоровья молодых американцев, которое не всегда хорошее. Мы знаем, что там есть ожирение, диабет, проблемы с давлением. Научные исследования внесут в это больше ясности.

Сколько мы получим людей с иммунитетом после того, как они переболеют, покажет тесты на антитела. Тогда у нас будет подлинное представление об обществе. Тестирование на антитела необходимо, это планируют все страны. США планируют допускать людей на работу по результатам этого массового тестирования.

- Как лечат пациентов с коронавирусом?

- В больнице лечат тех, у кого тяжелые симптомы – высокая температура, воспаление легких и трудности с дыханием. Простой больной с температурой, который чувствует себя плохо и кашляет, чувствует боль в мышцах, не нуждается в больничном лечении. В то же время если болезнь длится несколько дней и усугубляется – снова поднимается температура, трудности с дыханием, тогда надо вызвать скорую. Обычно это случается на 7-8-й день болезни, но это не всегда так.

В больнице пациенту дают жаропонижающее, при необходимости вводят физраствор в вену. Есть есть основания подозревать, что в поврежденном вирусом легком возникла вдобавок бактериальная инфекция, начинают давать антибиотики. Лекарство от малярии Plaquenil, о котором много говорилось, мы используем для больных с воспалением легких, у которых есть показания – мы используем руководства по лечению, информацию Лекарственного департамента.

Если больного из-за дыхательной недостаточности помещают в отделение интенсивной терапии, работа его легких поддерживается с помощью ИВЛ. В зависимости от ситуации мы учитываем опыт других стран в применении антивирусных и антибактериальных лекарств. Первичная цель интенсивной терапии – поддержка всех жизненноважных функций.

- Говорят, что для лечения можно использовать витамин С?

- Это спекуляция. Врачи уважают научные методы – чтобы назначить какое-то лекарство, мы хотим видеть, какие исследования проведены и доказана ли польза от лечения. По поводу витамина С нет ни одного надежного исследования.

- Здоровый человек должен принимать витамин С для профилактики?

- Если человек ест-пьет нормально, спит и отдыхает и двигается на свежем воздухе, он вообще не должен принимать витамины. За исключением витамина D зимой, когда солнца мало.

- Как лечиться дома?

- Из всех домашних лекарств предпочтительное жаропонижающее – парацетамол. Дома человек должен отдыхать и пить жидкость, лечиться так, как при всех остальных вирусных заболеваниях. Семейного врача необходимо оповестить, у него можно спросить совета, есть инфолинии.

Обязательно соблюдать карантин. Обязательно надо сообщить всем, с кем вы близко контактировали, и на работу, если кому-то поставили положительный диагноз. Коронавирусная инфекция – не та болезнь, которой можно переболеть тайком и скрыть, напротив – если вы о ней не рассказали, вы подвергаете опасности коллег, близких и друзей.

Цель сейчас – максимально изолировать больных и тех, кто с ними контактировал.

- Каковы симптомы, при которых точно надо проконсультироваться с врачом или вызвать скорую?

- Как уже было сказано, болезнь может протекать с обычными вирусными симптомами. В худшем случае поворот в ее течении происходит во второй фазе, примерно на 7-8-й день. Если поначалу была температура, кашель и боль в мышцах, то может возникнуть новый эпизод с повышением температуры, а когда возникают трудности с дыханием (человек задыхается, чувствует, что не хватает воздуха, сердце колотится), необходимо вызвать скорую.

- Осложнения от коронавируса сравнимы, например, с осложнением от обычного воспаления легких?

- Острая дыхательная недостаточность и полиорганная недостаточность – опасные для жизни осложнения у тяжелого больного, в том числе при обычном воспалении легких. В то же время показатели больного с коронавирусным воспалением легких могут ухудшаться очень быстро, важно вовремя подключить его к искусственной вентиляции легких. За показателями больных в больнице постоянно наблюдают.

О будущем – пока мы не знаем, что будет через несколько лет с теми пациентами, которые перенесут обширное воспаление легких, и какими будут, например, результаты тестов их легочной функции. В будущем можно будет это оценить, пока не берусь прогнозировать, слишком мало времени прошло. Мы планировали начать исследовать коронавирус и в Восточно-Таллиннской, и в региональной больнице, к нам присоеднится Ида-Вируская центральная больница, по возможности мы призвали присоединиться и все остальные больницы.

- После выписки и выздоровления человек должен находиться на карантине?

- Исследования показали, что вирус может находиться в слизистых оболочках и определяться тестами вплоть до двух недель после того, как болезнь отступила. В рекомендациях напрямую не говорится, что человек должен находиться в карантине, но мы советуем, чтобы люди оставались дома и не выходили. Естественно, мы даем этот совет людям, находившимся на лечении, у которых ход болезни был затяжным и тяжелым.

Рекомендации ВОЗ относительно выписки из больницы – 48 часов без температуры, как минимум 24-48 часов без кашля. При выписке людей не тестируют – мы следим за клиническими симптомами и такова на данный момент позиция эстонских больниц.

- Рекомендация посидеть на карантине относится и к тем, кто переболел дома?

- Если болезнь протекала в более легкой форме и у человека два дня не было температура и кашля, можно все-таки недельку спокойно посидеть дома.

- Как готовилась Восточно-Таллиннская центральная больница к чрезвычайному положению?

- Наша подготовка очень короткая – мы начали 19 марта, за 36 часов укомплектовали отделение и 21 марта у нас появились первые больные.

Это был напряженный период подготовки. Отделение Covid I сформировано на базе пульмонологов и специалистов по внутренним заболеваниям врачей, мы готовы в больнице и к созданию второго отделения, в нем примут участие врачи других специальностей – неврологи и кардиологи.

У нас не возникло проблем с тем, чтобы найти людей – специалисты по внутренним заболеваниям привыкли к тяжелым больным и инфекциям. С сестринским персоналом и санитарами мы тоже разобрались. Очень важна работа отделения экстренной медицины – они на передовой и отбирают больных.

- Как готовилось отделение?

- Для этого нужно было, чтобы отделение было пустым: мы перевезли пациентов центра внутренних заболеваний в другие отделения. Потом построили так называемый шлюз – переход из чистой зоны отделения в грязную, там же происходит переодевание. В отделении нужно было установить средства индивидуальной защиты и научить врачей, медсестер и персонал по уходу, как ими пользоваться: что и в какой момент должно быть надето, когда и где что-то взять. Это действительно непросто и требует тренировки.

Мы пользуемся средствами индивидуальной защиты, когда у нас есть больные гриппом и другими тяжелыми инфекциями. Но в таком масштабе защитными средствами мы прежде не пользовались. Все время нужно думать, чтобы все сделать правильно. С первыми пациентами всегда требуется время, позже все делается на автомате.

- Медицинские работники находятся на передовой, с какими чувствами вы в такой обстановке идете на работу?

- Если знаешь, что есть пациент с Covid, то при использовании средств защиты мы, по сути, должны быть защищены, хотя ясно, что в плане заражения медицинские работники находятся в группе риска. Никто не знает себя достаточно хорошо, хотя и понимает, что есть возможность заразиться, но нет ясности, как болезнь будет протекать у тебя. Это вызывает стресс. Врачи много беспокоятся за родных: дом, семью, детей, родителей.

Но если мы знаем, что имеется достаточное количество нормальных средств индивидуальной защиты, то это вселяет уверенность.

- У врача есть право отказаться от лечения сложного больного?

- Врач не может отказаться от лечения сложного больного. Мы учитываем в больнице, если врач живет с пожилыми родителями или один растит маленьких детей. Это все идет на уровне человеческого понимания. Я считаю, что до тех пор, пока есть люди, которые согласны лечить больных, до тех пор можно учитывать эти аспекты. В нашей больнице не было проблем с формированием команды, скорее врачи были заинтересованы в этом вызове.

- Уровень стресса у врачей уже высокий?

- Сейчас у нас есть достаточное количество свободных койко-мест в отделении Covid. Я не знаю, что я скажу через две-три недели, когда мы можем оказаться в ситуации, что все койки заняты. Тогда будет происходить быстрое формирование новых отделений, реорганизации, все эти планы разработаны.

Крайне тяжелые больные находятся в отделении интенсивной терапии, они нуждаются в искусственном дыхании и в самых тяжелых случаях могут быть подсоединены к аппарату ИВЛ три-четыре недели и больше. Когда возникают первые кризисные ситуации, когда аппаратов начинает становиться меньше, то стресс у всех очень и очень большой.

- Тогда нужно делать выбор, кто…

- Именно. Это очень трудно для врачей. Если почитать, что писали коллеги об Италии или Испании, то много говорится о том, как тяжело делать такой выбор. Нельзя предусмотреть всего в одной или двух инструкциях.

- Каков ваш прогноз?

- Это проблема, которая будет сохраняться несколько месяцев. Не будет так, что однажды скажут: теперь все хорошо, пошли в магазин, в школу и в кафе. Я не верю, что в этом полугодии дети еще пойдут в школу. Сейчас я не знаю, что будет осенью.

Мы видим, что происходит в Китае, где начальные школы уже все открылись, часть европейских и Скандинавских стран планируют начать постепенно смягчать ограничения. В Гонконге известно, что когда ограничения смягчили, начался новый рост заболеваемости. Нужно смотреть, что делают другие страны и как у них это получается, а потом уже и самим принимать решение.

- О чем бы вы хотели напомнить людям?

- Когда мы увидим, что болезнь вроде бы отступает, все равно нельзя терять бдительности: пока ограничения действуют, их нужно соблюдать, скорее больше, чем меньше. Скоро начнется хорошая погода, все захотят выйти и встретиться с друзьями, но этого не нужно делать. Это наша общая борьба, мы должны оставаться дома. И еще раз золотые слова: мойте руки, при необходимости дезинфицируйте их, выясните, как это делать правильно.

НАВЕРХ