Слезы и пот ручьем, лицо под маской — в соплях: сиделка рассказала о буднях в коронавирусном отделении

Больница Ярвамаа. Снимок иллюстративный.

ФОТО: Dmitri Kotjuh

Курессаареская больница опубликовала на своей странице в Facebook рассказ о работе в инфекционном отделении будущей медсестры, а пока проходящей практику на Сааремаа студентки Таллиннского колледжа здравоохранения Ангелы Рандметс.

«Каждый раз, когда я просыпаюсь в 4:30, чтобы вновь выйти на работу сиделкой, каждый раз, когда в 5:45 я сажусь на велосипед, чтобы в любую погоду проехать девять километров до автобусной остановки, то всегда с болью в сердце думаю о входящих в группу риска родственниках, но нахожу в своей душе благодарность за то, что в такие сложные времена мне позволено быть на передовой и вносить больший вклад в урегулирование ситуации, чем просто сидеть дома или звонить по номеру для пожертвований», - рассказывает Ангела Рандметс.

Долго не думала

Ангела едет на велосипеде потому, что у нее нет автомобиля, а поблизости нет ни одного автобуса, который выезжал бы в подходящее время. Она стала работать сиделкой в Курессаареской больнице в конце марта, когда ее весенняя практика в качестве медсестры внезапно завершилась из-за пандемии коронавируса.

«Первую часть практики я прошла в отделении внутренних заболеваний, и когда 26 марта работающая в больнице медсестра позвонила и спросила, могу ли выйти на две 24-часовые смены вместо оказавшейся на больничном сиделки, то я долго не думала, - вспоминает Ангела. - В мой первый рабочий день отделение внутренних заболеваний стало одним из тех отделений, в котором размещали нуждавшихся в госпитализации пациентов с коронавирусом. После третьего рабочего я пообещала сама себе, что при необходимости останусь здесь до конца мая». 

Смена как медсестры, так и сиделки в коронавирусном отделении начинается в 8:00. Чтобы зайти в отделение, нужно продезинфицировать руки и надеть защитную одежду. 

«Бахилы, комбинезон, тонкая шапочка, респиратор и защитные очки, - перечислила Ангела. - Еще передник и защитные рукава, которые надо менять каждый раз при выходе из палаты. Двойные латексные перчатки, чтобы можно было ухаживать за двумя пациентами подряд и не выходить лишний раз в коридор за необходимыми для работы вещами».

Пот бежит ручьем

По словам Ангелы, из-за воздухонепроницаемой одежды ее кожа становится влажной еще в тот момента, когда она только заходит в отделение. «Во время смены подгузников и постельного белья под защитным комбинезоном пот течет ручьем, особенно если подгузники/постели приходится менять друг за другом без перерыва на отдых, ведь время бежит, а к приему врача или к моменту осуществления процедур медсестрой все должно быть в лучшем виде», - рассказывает сиделка. 

«Отдельная песня — помощь пациентам с ограниченной подвижностью, особенно если их вес превышает сто килограммов», - признается студентка, добавляя, что сковывающий движения и совершенно не дышащий комбинезон лишь усугубляет ситуацию — к потоотделению добавляется еще и отдышка. 

Из отделения можно выйти лишь на пару минут тогда, когда надо отнести анализы в лабораторию или положить в стирку завернутое в несколько специальных пакетов грязное белье. «Прежде чем покинуть отделение, весь комплект одежды должен быть снят строго в определенном порядке, - описывает Ангела. - Перед самым выходом последней в помойку летит маска, которая после нескольких часов ношения врезается в кожу и оставляет на ней глубокие отпечатки». 

Бесперебойная работа с больными

Уже во время февральской практики Ангела обнаружила, что в определенных помещениях у нее начинают течь сопли. «Видимо, у меня  аллергия на дезинфицирующие средства, которые используются в некоторых отделениях. В настоящий момент это это означает то, что половина лица под маской у меня в прямом смысле в соплях. Снять маску в отделении нельзя и покинуть отделение без уважительной причины тоже не разрешается. В лучшем случае нос можно вычистить тогда, когда сестра отправляет меня сдать анализы в лабораторию», - рассказывает Ангела. 

«Многоразовые защитные очки дезинфицируют 80-процентным спиртом, и если берешь только что приведенную в порядок пару, слезы текут ручьем. Снять очки ты не можешь. Чтобы поменять пару, нужно выйти из отделения, а это означает, что ты должен сменить весь защитный костюм, но его у тебя попросту нет. Поэтому ты пытаешься помочь своим подопечным сквозь туман, потому что для относящихся к своей работе со всей душой сиделок пациенты важнее собственных слез и соплей: это чьи-то родители, бабушки и дедушки, отцы и матери и, к сожалению, порой сыновья и дочери. Когда ты пытаешься перевернуть одного стокилограммового пациента, еще трое ждут смены подгузников, шестеро — еды и трое — смены потной или испачканной рвотой одежды», - описывает Ангела. 

В конце смены моется шесть раз 

В отделении 14 пациентов. «Днем у меня, как правило, есть один волонтер, не имеющий опыта работы по уходу. Ночью я одна, так как у медсестры и так тысяча обязанностей», - говорит студентка. 

«Помимо ухода за пациентами, я, как сиделка, должна уносить из отделения все отходы, убирать и дезинфицировать коридор, процедурную комнату, кухню и периодически освобождающиеся палаты. И подготавливать для транспортировки в похоронное бюро тела всех скончавшихся», - отмечает Ангела.  

Последние часы до сдачи смены она все чаще думает о коллегах, чей отдых в ее руках и которые вот-вот приступят к работе. Как подготовить для медиков все таким образом, чтобы им было легче приступать к работе?

«И, наконец, через один, два или даже три часа после окончания моей смены я нахожусь в пропахшем спиртом (дезинфекция!) душе и шесть раз моюсь антисептическим жидким мылом — от корней волос до кончиков ногтей на ногах. Взять ответственность за других я не могу, но, по меньшей мере, могу отвечать за себя и свои действия». 

НАВЕРХ