Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Эстонец и уроженец Эстонии вошли в число 10 лучших тренеров московского «Спартака»

Тренер Альберт Вольрат. ФОТО: Moskva Spartaki Muuseum

В субботу московский «Спартак» отметил свое 98-летие. По этому случаю портал «Матч ТВ» составил рейтинг десяти лучших тренеров в истории клуба. Пятая часть из них связана с Эстонией.

Первое место в топе занял Олег Романцев, который сделал клуб самым титулованным в России. На третий год работы вывел «Спартак» в полуфинал Кубка чемпионов, а потом в четвертьфинал Лиги чемпионов, в полуфинал Кубка УЕФА и Кубка Кубков.

На второй строчке расположился Константин Бесков, который выиграл меньше трофеев, чем Симонян (третья строчка рейтинга), но вытащил клуб из первой лиги и закрепил спартаковский стиль футбола.

Третье место — Никита Симонян. При нем в «Спартаке» заиграли легенды — Маслаченко, Ловчев, Севидов, Хусаинов и Логофет.

Девятое и десятое места достались людям, имеющим непосредственное отношение к Эстонии.

Валерий Карпин (девятое место)

Титулы: Copa del Sol 2012

Процент побед: 50

Вклад в историю: пятый тренер в истории «Спартака» по числу побед, в этом веке никто не возглавлял клуб так долго

Пришел в «Спартак» гендиректором, но после увольнения Лаудрупа почти пять лет был главным тренером (с полугодовым перерывом на работу Эмери) и дважды финишировал с командой на втором месте.

Мартин Йиранек, защитник «Спартака» (2004-10): «Было непривычно, что Карпин участвовал в посиделках футболистов. Ни до, ни после не встречал тренера, который после игр ходил бы с игроками в ресторан. Но для меня Карпин был больше футболистом, чем тренером. В 2009–2010 годах он показывал такой уровень на тренировках, что спокойно мог бы играть за «Спартак».

Игорь Ледяхов, тренер «Спартака» (2008-09, 2011-13): «Лаудруп переборщил с демократией — в тренировках и быту. С Карпиным в быту стало больше порядка. В 2009-м мы правильно подошли к играм с конкурентами, но смазали концовку, когда Джанаев пропустил обидные мячи. Для него это был серьезный психологический удар. Но тогда и второе место было достойным результатом».

Владимир Обухов, запасной форвард «Спартака» (2012-16): «Допустим, русский футболист на тренировке попадает в девятку — тишина. Веллитон заваливает нелепый гол — и Карпин начинает: «Браво, молодец!». Или так: легионер не бегает, ему ничего не говорят. Не то что россиянину. Может, менталитет так складывается? Русским приходится пихать, чтобы они работали, тренировались, а если иностранцев отругаешь — они встанут и вообще бегать перестанут. Тренерскому штабу, видимо, приходилось обращать на это внимание».

Валерий Карпин: «В каких-то ситуациях нужно больше кнута. И это печально для меня, потому что это не мой стиль, не мой путь. В 2011 году я понял: к сожалению, футболисты должны бояться тренера. Пусть это и противоречит моим принципам. Сейчас все демократично, либерально — так и должно быть. Но у нас это не всегда работает и приводит к перекосам. Так что в этом году я вынес: помимо хорошего отношения, футболисты должны бояться. Без боязни они не могут достойно выступать».

Сергей Паршивлюк, защитник «Спартака» (2007-16): «Карпин очень грамотно объясняет нам все чисто футбольные моменты, тщательно проводит теорию. Я знаю некоторых тренеров, которых считают сильными и авторитетными, а они вообще не проводят теорию. Вообще! Для кого-то это, может, и утомительно — высиживать целый час на теоретических занятиях, но я-то понимаю, как это важно — когда тебе пальцем показывают на твои ошибки, разбирают их, когда ты осознаешь, что реально накосячил, и тебе стыдно перед всей командой. Когда не указывают на ошибки, начинаешь думать, что ты в полном порядке, а команда плохая. В этом и заключается главное достоинство Карпина как тренера — в том, что он всегда указывает нам на ошибки и дает грамотную и доскональную установку на матч. При этом он трудится и над развитием клубной инфраструктуры — вот ремонт на базе сделал, например».

Ари, нападающий «Спартака» (2010-13): «С Карпиным у нас бывали дискуссии, жаркие споры — особенно после поражений. Я могу ошибаться, но мне всегда казалось, что Карпин обращал на мои ошибки внимания больше, чем на ошибки других. Может быть, он просто более требователен к иностранцам. О Карпине остались очень хорошие впечатления. Он добрый, общительный. После побед давал дни отдыха. Мы вовремя получали премии. Когда ребята начали драться в перерыве матча с «Тереком», пришел Валерий и собрал нас всех. Поговорили. В итоге во втором тайме совершили камбэк и выиграли. Проявили мужской характер! Карпин пошутил: «Если будете выигрывать — то можете каждый матч драться в перерыве». Валерий — очень эмоциональный тренер. Его сильная сторона — мотивация. Он умеет так настроить команду, что та пойдет разносить все вокруг — особенно если речь идет о матче против топ-клуба».

Серхио Родригес, защитник «Спартака» (2011-12): «Карпин — один из сильнейших тренеров, с которыми мне приходилось работать. Не считаю, что расстаться с ним было правильным решением клуба. Тем более что тренер, который пришел ему на смену, не сделал «Спартак» лучше, правда?»

Альберт Вольрат (10 строчка рейтинга)

Титулы: обладатель Кубка СССР 1946 и 1947

Процент побед: 59

Вклад в историю: добыл первые послевоенные трофеи клуба

В 18 лет эстонец Вольрат занял четвертое место на чемпионате мира по греко-римской борьбе, потом получил диплом массажиста, работал в сборной Венгрии на Олимпиаде-1928, в начале тридцатых входил в тренерские штабы «Барселоны» и «Арсенала», а после возвращения в Эстонию содержал отель и тренировал таллинский «Спартак». В московский его позвали после десятого места в первом послевоенном чемпионате СССР.

Альберт Вольрат: «Вернулся из поездки в Москву председатель эстонского «Спартака» Эрик Бистрюм и сказал, что в центральном совете общества его спросили, нет ли в Эстонии безработного тренера для московского клуба. «Я назвал тебя, — сказал мне Эрик. — Собирайся и поезжай».

После детального знакомства с игроками я пришел к выводу, что прежде всего надо повысить уровень физической подготовки. Не всем это пришлось по вкусу. Георгий Глазков, помню, ворчал: «Что мы, лошади?». Иногда я не слышал ворчунов, иногда отшучивался. Когда мы бегали кроссы по холмам и тренировались под дождем, я делал все наравне с футболистами. Это помогало, неудобно было молодым людям отставать от старика.

Анатолий Сеглин, защитник «Спартака» (1942-52): «Тренировки у Вольрата были уникальные. Например, он поднимал в 6 утра нашего вратаря Лешу Леонтьева и для выработки внимательности заставлял сидеть и взглядом следить за мухой, летающей по комнате. Предлагал нам босиком бегать по опилкам — укреплять голеностоп. Я всегда обладал большим весом. Вольрат мне так и гово­рил: «Эй, ты, жирный» и устраивал дополнительные индивидуальные занятия, кроссы. Очень хорошо он знал и психологию игроков.

Был период, когда в команде начались внутренние проблемы, некоторые ребята даже не разговаривали друг с дру­гом, пропало взаимопонимание и на поле. После очередного крупного поражения Вольрат вечером собрал всех в ресторане и заказал каждому по стакану красного вина. Начался разбор, но многие вели себя еще скованно и на­пряженно. Тогда тренер заказал еще по стакану ви­на, и пошла беседа, нашлось взаимопонимание. Следующую игру мы выиграли, а в команде наладился микроклимат. Делая какие-то перестановки в составе, Вольрат всегда говорил: «Я вам доверил, и вы не должны меня подвести».

Много работали над развитием прыгучести, учились игре головой, скоростным рывкам. На примерах европейских команд я знал, какое значение имеет точность передачи, сколько на этом можно сэкономить сил в игре. Я требовал от ребят, выверенных до метра пасов. Учил их вести мяч, не глядя под ноги. Кричал на тренировках: «Ты что, опять потерял кошелек и ищешь его?». Ребята смеялись, но постепенно научились смотреть не на мяч, а на поле».

Николай Гуляев, полузащитник «Спартака» (1936-41, 43-46): «В нашей памяти Вольрат остался непревзойденным массажистом. Футболисты «Спартака» любили ходить в Центральные бани или же в Сандуны, и наш тренер сам массировал каждого игрока. Руки у него золотые, после его сеанса заново рожденным себя чувствуешь»

Альберт Вольрат: «У каждого тренера свой подход к команде. Один ведет себя с игроками как цербер, я же всегда старался быть им старшим товарищем. Правда, меня порой упрекали в том, что дисциплина в команде прихрамывает, но для меня добрые отношения, доверие к игрокам были важнее. В конце концов это себя оправдывало.

«Спартак» прибавлял от игры к игре, но все же на долгий чемпионат сил пока не хватало. И тогда мы решили сделать ставку на короткий кубковый турнир, который проводился глубокой осенью, по окончании первенства. На финише немного сбавили нагрузки, пожертвовав несколькими матчами, и на кубковые игры вышли с новыми силами. И выиграли кубок, помню, поразив этим весь футбольный мир и вернув в лагерь «Спартака» большой отряд болельщиков. А то в те годы только и разговоров было, что ЦДКА да «Динамо». И повторили этот стратегический план на следующий год, завоевав Кубок СССР вторично».

Алексей Парамонов, нападающий «Спартака» (1947-59): «Вольрат — уникальный человек. Добрейший. В Тарасовке жил, выпивал, а на травке лежала запасная канализационная труба. Залезет в нее — и спит. Жена с крыльца: «Альберт! Альберт!». Семечки обожал. У него всего два зуба было, один вверху, другой внизу, но грыз виртуозно. Вокруг вечно все в шелухе было.

Мой просмотр в «Спартаке» проходил так. Вольрат бросил мне мяч на голову, на обе ноги, пару раз дал пробить по пустым воротам — и все. Позвонил председателю спартаковского общества Кузину: «Я оставляю Парамонова».

Альберт Вольрат: «Тренер не должен быть ограничен в своих действиях. Помню, приехали мы как-то в Ленинград. Первый матч, кажется, «Зениту» проиграли с крупным счетом. Через два-три дня предстояла встреча с ленинградским «Динамо». Спартаковцы ждали, что тренер будет их ругать за поражение, стыдить. А я повел их в ресторан. Заказали хороший ужин. Вот тут-то и произошло то, что требовалось, — все разговорились, разобрались в своих промахах. Вторую игру в Ленинграде «Спартак» провел блестяще. А меня за эксперимент с рестораном хотели снять с работы. Хорошо, что мы выиграли Кубок, и гроза прошла стороной».

НАВЕРХ
Back