За счет кого выросла поддержка соцдемов?

ФОТО: графика: Алари Палуотс

Прошлогодний взлет Со­циал-демократической партии (СДПЭ) с четвертой позиции в рейтинге популярности до уровня Центристс­кой партии уже никого не удивляет. Интересно, что больше всего сторонников потеряла Партия реформ, на первый взгляд во многом противостоящая соцдемам.

Если взглянуть на рейтинг популярности партий по данным опросов TNS Emor за прошлый и позапрошлый годы, то статистически все выглядит довольно просто. Больше всего снизилась популярность Партии реформ и Центристской партии, следовательно, социал-демократы отобрали электорат у этих двух гигантов. Вдобавок им кое-что перепало от партий, которые не преодолели избирательного барьера, преимущест­венно от Партии зеленых и Народного союза.

Однако, по словам эксперта социологической фирмы TNS Emor Айвара Воога, на самом деле все не так просто — игра усложнилась за счет «джокера» под названием Союз
Отечества и Res Publica (IRL). Как же такое возможно в ситуации, когда IRL оказалась наряду с социал-демократами единственной партией, которая увеличила свою популярность?

Ослабление центристов
Чтобы понять это, надо внимательнее рассмотреть сторонников IRL и перемены, произошедшие в рядах этой партии. Дело в том, что за год ее популярность выросла среди людей с основным образованием и снизилась среди избирателей с высшим образованием. Воог предполагает, что часть более образованных избирателей отдала свои голоса соцдемам, а последние за счет простых предвыборных лозунгов и кампаний привлекли к себе избирателей из стана цент­ристов и других сил.

В то время как средняя поддержка центристов снизилась с 25% до 22%, более всего популярность Цент­ристской партии упала в глазах наименее образованных избирателей — с 31% до 23%.

«Это отчасти может быть связано с изменением коммуникационной стратегии других партий (IRL и СДПЭ) — стремлением сформулировать свои предвыборные обещания ясно и четко, в виде конкретного материального блага, что прежде было более характерно для центристов», — сказал Воог.

Соцдемы дейст­вительно заручились более широкой поддержкой в каждой из социальных групп — от молодежи до стариков, от богатых до бедных, от Виру до Выру. Больше всего их популярность выросла в Южной Эстонии — с 15% до 29%, что равно совокупной популярности в данном регионе IRL и Центристской партии. Партия реформ, которую поддерживает 33%, лишь немного опережает соцдемов.

Если присмотреться к тенденциям, то соцдемы обрели более широкую поддержку среди пожилых и высокообразованных избирателей, а также тех, кто имеет средний уровень доходов. Во всех этих трех группах более всего избирателей потеряла Партия реформ. С другой стороны, среди менее образованных, более молодых и менее обеспеченных избирателей больше всего снизилась популярность Центристской партии.

По словам Воога, картина все же не столь однозначна — поддержка Партии реформ снизилась среди всех групп избирателей, но самое значительное ее снижение обусловлено изменением предпочтений пожилых избирателей, что оказало влияние и на изменение соотношений по части образовательного уровня избирателей.

Воог предполагает, что пожилые избиратели реформистов стали отдавать свои голоса соцдемам из-за имиджа реформистов. «Партию реформ считают партией молодых и преуспевающих. Возникает противоречие между образом и электоратом, — полагает социолог. — В то же время социал-демократы создали себе имидж защитников менее состоятельных слоев населения».

Снижение популярности центристов среди менее состоятельных и образованных избирателей Воог склонен объяснять все тем же фактором: прежде СДПЭ просто не воспринималась ими как серьезная альтернатива.

Раздражает стиль
Политолог Таллиннского университета Тынис Саартс отмечает в качестве одной из наиболее любопытных тенденций тот факт, что соцдемы набирают популярность среди более образованных, занимающих более высокие позиции и имеющих более значительные доходы избирателей. «То есть в той группе электората, которая прежде оставалась преимущественно за правыми партиями», — уточнил он.

По мнению Саартса, за всем этим просматривается неудовлетворенность политикой правительства, причем  речь идет преимущественно о стиле управления, а не о самих решениях. «Здесь свое влияние оказывает дискурс стагнации, который довольно громко обозначен в СМИ, среди интеллигенции и элиты», — считает он.

Однако, по словам Саартса, рост популярности социал-демократов нельзя объяснить исключительно тем, что избиратели центристов и других парламентских партий в массовом порядке перешли в лагерь СДПЭ.

Соцдемы сумели приобрести избирателей и за пределами электората нынешних парламентских партий: за них готовы голосовать многие бывшие сторонники Народного союза и Партии зеленых. К соцдемам тяготеют также представители «партии разочарованных», то есть тех, кто прежде ни за кого не хотел голосовать.

Рост популярности СДПЭ и обретение дополнительной опоры в лице избирателей, голосовавших прежде за мелкие партии, подтверждают и результаты опроса. Если в 2010 году партии, не прошедшие в парламент, поддерживали 12%, то в 2011 году — всего 8% граждан.

Комментарий

Свен Миксер,
председатель Социал-демократической партии Эстонии

За увеличением удельного веса сторонников социал-демократов стоит то обстоятельство, что в нас уже видят более серьезную альтернативу находящимся у власти правым партиям.

Иными словами, социал-демократов теперь воспринимают как ведущую оппозиционную партию и силу, которая сформирует следующее правительство. Мы укрепили свой имидж левоцентристов, нас воспринимают как ответственную партию со своим собственным стратегическим взглядом. Другой такой в Эстонии нет.

Безусловно, ряды наших сторонников расширились за счет тех избирателей, которые утратили веру в Центристскую партию и уже не считают ее альтернативой, способной прийти к власти. Кроме того, существует вероятность того, что избиратели, разочарованные в деятельности нынешнего правительства, в поисках новых предпочтений первым делом смотрят в нашу сторону.

Поскольку мы являемся партией с целостной идеологией и политической программой, целью которой является развитие всего общества Эстонии, то мы не считаем неожиданным расширение поддержки среди избирателей.

Можно отметить, что социал-демократов поддерживают, с одной стороны, избиратели, которые обеспокоены тем, как выжить им самим и их семье, а с другой стороны — те, кто сами вполне справляются, но беспокоятся за все общество в целом и его развитие. Последний момент подтверждает то обстоятельство, что поддержка СДПЭ среди избирателей с высшим образованием почти в полтора раза выше, чем среди людей, имеющих основное образование. 
 

НАВЕРХ