Профессор-эмеритус: изменившееся ближайшее будущее

Эне-Маргит Тийт.

ФОТО: Tairo Lutter

Все очень ждут смягчения связанных с кризисом ограничений. Но все больше укрепляется убежденность в том, что вирус пришел, чтобы остаться, что нам придется научиться с ним жить, обратив внимание и на позитивные стороны этого кризиса, пишет в Postimees профессор-эмеритус Тартуского университета, математик Эне-Маргит Тийт.

Как изменится жизнь в Эстонии в ближайшем будущем? Задавая такой вопрос, мы надеемся на то, что кризис, в том числе опасная ситуация, которая требует быстрых изменений, и для устранения и смягчения влияния которой предпринимаются очень большие усилия, скоро пройдет. Пройдет ли? Вызванный пандемией коронавируса кризис здравоохранения повлек за собой возникновение экономического кризиса. Конца медицинского кризиса не видно, поэтому задержаться может и экономический. Никуда не делся и климатический кризис, хотя некоторые показатели загрязнения за время пандемии сократились. Более того, нанесенный человеком вред окружающей среде считается одной из возможных причин коронапандемии.

Кризисы и впредь будут сопровождать нашу жизнь, нет никаких признаков того, что в ближайшем будущем они исчезнут. Есть опасения, что беспечная и «красивая» жизнь осталась в прошлом. Мир меняется: конечно, и будущая жизнь заслуживает того, чтобы жить, но нам нужно научиться вести себя по-новому, и новым образом оценивать разные вещи.

Все очень ждут смягчения государственных ограничений, однако это не означает, что медицинский кризис преодолен. Все сильнее увеличивается убежденность в том, что вирус SARS-CoV-2 пришел, чтобы остаться, что нам придется научиться с ним жить.

Единственное, что позволяет совершенно спокойно сосуществовать с вирусом, это – иммунизация, то есть возникший естественным путем коллективный иммунитет. Несколько поколений назад так начали жить с корью и ветрянкой. Почти все дети переболели этими болезнями или в дошкольном возрасте, или в начальных классах и в большинстве своем продолжили жить дальше. Но не все болезни настолько "дружелюбны", например, дифтерия унесла жизни многих детей, и ее ограничивали жестким карантином до тех пор, пока не возникла возможность вакцинации. Если думать о Covid-19, в случае которого смертность, по некоторым оценкам, составляет два процента, и в случае которого иммунитета ни у кого еще появиться не могло, возникновении коллективного иммунитета означает, что мы должны пожертвовать двумя процентами населения.

Может быть, это не такая высокая цена, поскольку жертвами, главным образом, станут пожилые люди, которые и так являются обузой для общества? Я все же надеюсь на то, что так цинично наше общество сейчас не рассуждает. Ясно и то, что абсолютная изоляция пожилых людей для их же спасения не работает. Полная изоляция – это по сути тюрьма, которой мы никак не заслужили. Большая надежда все же на ученых, которые по всему миру, в том числе, и в Эстонии, работают над созданием вакцины и профилактических мер. А пока нам придется жить как можно разумнее, заботясь о себе и других, и видеть в кризисе и положительные стороны, а также вызовы для умных людей, способности которых пока что используются мало.

Конечно, к числу позитивных влияний кризиса относится большее внимание к гигиене: надеемся, что частое и более тщательное мытье рук сохранится и в будущем, несмотря на смягчение кризисных требований. Давайте помнить о том, что за последние два десятка лет продолжительность жизни увеличилась в результате того, что начали мыть руки, поэтому значение гигиены для сохранения здоровья крайне велико.

Конечно, позитивен и опыт обучения на дистанции, значение которого со временем, безусловно, сократится, но которое останется как альтернативная возможность. К этому должна добавиться услуга виртуальной помощи, которая несколько смягчила нагрузку на родителей при домашнем обучении и обеспокоенность за дальнейшее развитие детей. Кроме того, это дало возможность действовать людям, которые ищут себе применение. Ясно, что эта услуга станет особенно актуальной для школьных учителей, а также для тех, кто составляет государственные и вступительные экзамены.

Также, вероятнее всего, в будущем значительно больше совещаний и конференций будут проходить виртуально. В действительности это намного удобнее. И хотя сопровождающие конференции поездки дают нам много положительных эмоций, общение с коллегами в конторе и домашнем офисе намного экономичнее как по времени, так и в плане иных ресурсов. В результате этого увеличится и ценность встреч в реальности (когда они вновь станут возможными).

Конечно, альтернативной возможностью станут виртуальные концерты и другие мероприятия, на фоне которых опять же увеличится ценность настоящих концертов и мероприятий.

Очень симпатичным кажется и восстановление ценности сельской жизни Эстонии. Кто-то из матерей и отцов понял, что интереснее провести каникулы с детьми на даче или открывая окружающую природу, чем ехать за границу на горнолыжный или пляжный курорт. Конечно, не будет так, как кто-то предсказывал, что все мы уедем в деревню и начнем выращивать картошку, но деревенская жизнь как альтернатива многочисленным и плотным контактам между людьми во время вспышек заболеваний, конечно, является ценной возможностью. Добавлю еще одно замечание: некоторые селяне всегда считали, что красавицы с наращенными ногтями и на шпильках не годятся для сельскохозяйственных работ. Не стоит недооценивать трудолюбивых эстонских женщин (и мужчин), которые при необходимости могут научиться любому труду и подстроить свой внешний вид к любой работе.

Да и в городах опять вошло в моду выращивание зелени и овощей в квартирах. Конечно, проще и безопаснее срезать лист салата и пучок укропа со своей балконной грядки, чем идти за ними в супермаркет. Но тут снова есть вопрос, который требует умного решения: как продавцы, так и покупатели очень ждут открытия рынков и ярмарок, чего пока не происходит: явно нужно проложить путь между продавцами и покупателями. При этом большая часть обоих входит в группы риска – это пожилые люди, которые не являются активными пользователями виртуальной среды.

Решением могла бы стать э-торговля, но растения являются такой капризной статьей поставки, что их не хотят доставлять покупателям даже крупные садоводческие магазины. Тут явно нужна какая-то услуга такси, которые доставляли бы покупателям рассаду томатов и цветов в целости и сохранности. Как это организовать - опять же является орешком, который могут расколоть люди, ищущие новые возможности.

Так что же означает жизнь с вирусом? Когда государственные ограничения будут сняты, это будет означать личную ответственность каждого человека. Причем ответственность как за свое собственное здоровье, так и за здоровье других.

Конечно, одним из самых эффективных средств является применение требования 2+2. Мне видится, что для эстонцев это не так сложно, как для представителей других национальностей. Обниматься или целоваться, здороваясь, не входит в число наших национальных традиций, в последнее время мода на это появилась под влиянием других европейских стран. От вторжения в личное пространство других мы воздерживаемся: эстонцы смеются, что в автобусе они скорее сядут подальше от людей, чем рядом с ними. Также народ сидит в ресторанах и кафе - за максимально удаленными от других людей столиками и не торопится заводить знакомства с посторонними. Такие привычки помогли нам легче  адаптироваться в опасной ситуации.

Людям, которые всерьез стараются придерживаться правила 2+2, могло бы помочь приложение, которое писком давало бы сигнал, если человек в значении этого правила слишком близко подошел к другим. Я считаю, что от этого было бы не меньше эффекта, чем от сообщающего об опасности заражения приложения и, конечно, оно подошло бы нам больше, чем приложение, которое «жалуется» на нарушение режима в полицию или самоуправление.

Отказ от ограничений на передвижение не окажет большого влияния на большую часть нашего населения. Движение на улицах и шоссе в маленьких негусто заселенных городах Эстонии, да и в окрестностях крупных городов всегда было возможно без соприкосновения с другими людьми. То же в действительности возможно и в магазинах: в Эстонии магазины достаточно просторные (торговых площадей на душу населения очень много), и в них можно перемещаться так, чтобы соблюдать необходимую дистанцию.

Несколько сложнее ситуация с праздниками. С точки зрения заражения, они очень опасны, но, конечно, какие-то праздники необходимы. Одним из них является школьный выпускной. Отменять его бессердечно по отношению к выпускникам. В то же время, неразумно собирать молодежь и родителей, чтобы в переполненной школе раздать свидетельства и вирусы. Организация выпускного бала – это место для фантазии. Конечно, нужны торжественность, музыка и приветственные речи, как и выражение личной признательности каждого выпускника. Это должно происходить при помощи какого-то виртуального канала общения, причем у каждого выпускника должна быть возможность, пусть и на мгновение, блеснуть в новом выпускном платье, например.

Возник вопрос и об Ивановой ночи. Естественно, она никуда не денется, но по этому случаю явно не станут устраивать массовых мероприятий. Летние садовые или гриль-вечеринки на свежем воздухе в компании ближайших родственников и при соблюдении правила 2+2 могли бы стать первым совместным времяпрепровождением, которое вернется в нашу жизнь после виртуальных дней рождения и дегустации вин, которые уже нашли в ней свое место.

НАВЕРХ