Что случилось с малышкой Мией? Хозяйка собаки обвиняет в ее гибели популярную ветклинику

Мия.

ФОТО: личный архив

«Для нас Мия была не просто собакой, а членом семьи, нашим ребенком. Мы были готовы на все, чтобы спасти ее, поэтому отвезли малышку, как нам тогда казалось, в одну из лучших клиник. Была ли ей там оказана должная помощь? На этот счет у нас большие сомнения», - рассказывает читательница Rus.Postimees Мария (имя изменено), восьмилетний русский той-терьер которой внезапно скончался две недели назад.

Первые тревожные звоночки

Мария заподозрила что-то неладное 11 апреля, когда Мию вырвало оранжевой жидкостью, темного цвета в течение дня была и ее моча. Со второй половины дня собака пила много воды и отказывалась от еды. Кроме того, за день до этого у нее случились судороги, которые, впрочем, наблюдались с самого рождения примерно раз в полгода. Забеспокоившись, семья приняла решение незамедлительно обратиться в работающую круглосуточно ветеринарную клинику Eesti Maaülikooli Väikeloomakliinik в Тарту. После того, как Мария описала все симптомы, ветеринар измерил Мие температуру, которая оказалась повышенной, и взял анализ крови.

Из эпикриза: «Взятые анализы крови: гематологическое исследование показывает очень легкую лимфопению, общее количество воспалительных клеток не увеличилось, общее количество эритроцитов немного увеличено, что может указывать на небольшое обезвоживание. Общее количество тромбоцитов уменьшилось, но это может быть артефакт. Через неделю необходим контрольный анализ крови. В мазке крови в биохимическом анализе почечные показатели без серьезных изменений, показатели печени в пределах нормы, сахар и электролиты (Na, K, Cl) также в пределах нормы».

«Ветеринар предложил оставить собаку в клинике, но, так как ее состояние было нормальным и, как утверждалось, с внутренними органами все было в порядке, мы решили забрать ее домой, - рассказывает Мария. - Мие дали противорвотное и жаропонижающее средства, а мы с врачом договорились, что вернемся в клинику, если ей не полегчает».

Из эпикриза: «Во время осмотра в клинике Мия была активна и виляла хвостом, при движении нарушений равновесия не было. Слизистые оболочки розового цвета, но временами собака причмокивает, что может указывать на продолжающуюся тошноту. При аускультации тоны сердца были нормальными, ритм сердца — равномерный. С дыханием проблем не обнаружено. При пальпации живот мягкий и дискомфорта нет. Температура 39,7 градусов. Если утром Мия по-прежнему будет вялой и симптомы повторятся, ее необходимо доставить обратно в клинику. Тогда ей будут необходимы госпитализация и консультация невролога».

Ветеринар предположил, что повышение температуры может быть связано не с имевшими ранее место судорогами, а с обострением инфекционного заболевания, и добавил, что если состояние Мии стабилизируется, ей показана вакцинация.

Стало только хуже

Когда Мария привезла Мию домой, та чувствовала себя нормально, но уже в воскресенье утром, 12 апреля, стало понятно, что собаке хуже. Симптомы те же: вялость, моча темного цвета и рвота. Питомца срочно повезли обратно в Eesti Maaülikooli Väikeloomakliinik.

«Температура тогда была уже 40,1. Мы условились, что до вечера оставим Мию в клинике. Около 17:00 мне позвонили и сказали, что температуру удалось сбить, но не настолько, насколько хотелось. Инфекции, о которой говорилось в первый день, нет. По словам ветеринара, Мия не отказалась от еды и питья и не испытывает стресса от того, что впервые осталась надолго без нас, своих хозяев», - вспоминает читательница.

Мие поставили капельницу и оставили на ночь в клинике.

«В понедельник утром мне позвонила главврач и невролог Eesti Maaülikooli Väikeloomakliinik Пирет Савви и сообщила, что состояние Мии ухудшилось, ей необходимы ультразвуковое обследование, а также анализ крови и мочи. Неврологическое обследование пока не нужно, так как она не считала, что судороги повлияли на состояние собаки», - рассказывает Мария.

Из эпикриза: «Обессиленная и вялая, не пытается укусить, слизистые оболочки и брюшная часть иктеричные, температура 39,5 градусов, кал в большом количестве и в норме, моча красноватая, рвоты нет. К обеду стала значительно слабее, не может стоять и жевать пищу».

«Позже был второй звонок из клиники. Мне рассказали о результатах анализов и о том, что Мие по-прежнему плохо. На мой вопрос, можно ли ей чем-нибудь помочь в такой ситуации, мне ответили, что нужен донор или гормональное лечение. Договорились начать с гормонального лечения», - описывает читательница.

Претензии к клинике

Вечером Мария написала главврачу Пирет Савви письмо с жалобой. «Меня интересовало, как за сутки могло так резко ухудшиться состояние собаки, если были сделаны все необходимые анализы и они предположительно были в порядке? Я не врач, но понимаю, что цвет мочи и рвоты указывает на проблемы печени у Мии, а в клинике сказали, что с внутренними органами все в порядке. Как из здоровой собаки резко получилась умирающая? Почему ультразвук и другие серьезные процедуры были проведены только в понедельник, а не в субботу или в воскресенье?»

Через полчаса после после отправки этой жалобы Мия скончалась. В ее истории болезни появились следующие диагнозы: расстройство желчевыводящих путей, анемия, неоплазия печени и диссеминированная внутрисосудистая коагуляция.

Во вторник пришел ответ на жалобу Марии от главврача:

«Из истории болезни Мии следует, что при первом визите взятый 11 апреля анализ крови воспаления не показал, общее количество эритроцитов немного увеличилось, что указывает на легкое обезвоживание. Также выяснилось, что показатели почек существенно не изменились, показатели печени, сахара в крови и электролиты были в пределах нормы.

Так как у Мии была довольно высокая температура 39,7 и вы не пожелали оставить животное в клинике для снижения температуры, врач с помощью шприца ввел лекарство Meloxidyl, поскольку оно является эффективным жаропонижающим. Доктор дал вам соответствующую подробную инструкцию.

Прошу вас понять, что из-за праздников и выходных (в тех числах в Эстонии праздновалась Пасхаприм. автора) мы имеем возможность предоставить лишь первичное обследование и первую помощь. Дополнительные специфические обследования (в случае Мии это ультразвук и микроскопия мазка крови) мы можем предложить только в будние дни. Исходя из этого, на выходных мы не могли сделать для Мии больше, чем сделали: жидкостная терапия для снижения температуры и устранение обезвоживания, лекарства против рвоты и тошноты. Вы акцентировали наше внимание на темной моче и оранжевой рвоте, после чего в план лечения был добавлен анализ крови на билирубин, C-реактивный белок и дополнительно - на инфекционные заболевания. В то же время как врачи, оказывающие первую помощь, мы не смогли предложить ей в воскресенье ультразвук печени и желчных путей. Поэтому мы продолжили восстановительное лечение.

К утру понедельника состояние собаки значительно ухудшилось, появилась желтуха (пожелтение слизистых оболочек и кожи), Мия была вялой. Я провела собаке неврологическое обследование и при его оценке сказала вам утром, что неврологическая проблема не является первичной и мы сосредоточимся на внутреннем заболевании. В воскресенье утром сильно ухудшился и анализ крови, возникло легкое воспаление и сильная анемия. В понедельник мы сделали собаке ультразвук так быстро, как это позволяла очередь, и скорректировали план лечения, добавив антибиотики и гормоны, но состояние Мии быстро ухудшалось в первой половине дня.

Я поговорила с врачом по внутренним болезням о том, что могло привести к такому быстрому ухудшению состояния и обострению течения заболевания. Во-первых, ультразвук показал значительные изменения печени и желчных путей, а это позволяет предположить, что болезнь постепенно развивалась на протяжении некоторого времени, она не возникла за пару дней. Во-вторых, на основании гематологического анализа крови, в котором за пару дней появились указывающие на анемию изменения и воспаления, мы полагаем, что у животного, помимо основного заболевания, развилась иммуноопосредованная реакция, что привело к быстрому ухудшению состояния здоровья.

В таком случае организм начинает сам уничтожать эритроциты, риск осложнений и смертности высок. Сразу, как только в понедельник после результата мазка крови возникло соответствующее подозрение, мы скорректировали план лечения антибиотиками и гормонами, но, к сожалению, не смогли спасти Мию. Также в случае Мии невозможно до конца установить, что спровоцировало такие значительные изменения в печени и желчных путях, так как из-за ухудшения ее состояния мы не могли взять соответствующий анализ. Возможно, имела место опухоль.

Оценивая обстоятельства истории болезни Мии, могу подтвердить, что наши врачи провели необходимое первичное обследования с учетом ограничений на выходных/во время праздников и оказанная ими помощь была правильной. Также в понедельник мы сделали запланированные обследования так быстро, как позволяла очередь, и скорректировали план лечение на основании полученной дополнительной информации. Мы в полной мере берем на себя ответственность за проведенные обследования и принятые решения о лечении, но иногда течение заболевания может обостриться и состояние здоровья животного сильно ухудшиться, несмотря на наши усилия, даже когда лечение и мониторинг проведены верно.

Мы выражаем вам искренние соболезнование в связи с утратой Мии».

Мия.

ФОТО: личный архив

Больше всего Мария возмущена тем, что при первичном осмотре и госпитализации ее не оповестили, что на выходных за собакой будут только наблюдать, а более серьезное обследование будет проведено только в понедельник. «Нам не дали возможности спасти нашу любимую Мию. Если бы мы были предупреждены, то отвезли бы ее в какую-нибудь другую клинику, где бы провели все необходимые обследования и своевременно назначили лечение, а так мы лишь обрекли ее на смерть в муках. Уверена, что специалисты Eesti Maaülikooli Väikeloomakliinik спасли жизни сотням животным, но не в нашем случае. Этой историей я хочу предупредить других владельцев домашних животных, что в выходные и праздники их питомец не получит там необходимых срочных обследований. Может быть, это спасет жизнь чьего-нибудь четвероногого друга», - добавила Мария, которая, желая получить независимую оценку работы ветеринаров этой клиники, написала жалобу в Ветеринарно-пищевой департамент.

Начато производство

Главврач Eesti Maaülikooli Väikeloomakliinik Пирет Савви подтвердила, что в настоящий момент Ветеринарно-пищевой департамент ведет официальное расследование в связи с жалобой Марии. «До вынесения Ветеринарно-пищевым департаментом окончательного решения мы не комментируем прессе обстоятельства этой истории», - заявила она.

Руководитель отдела здоровья и благополучия животных Ветеринарно-пищевого Департамента Хелле-Май Саммель пояснила, что Ветеринарно-пищевой департамент взял данную жалобу в производство на основании части 1 статьи 38 Закона об организации ветеринарной службы, которая предусматривает, что у лица, которому оказали ветеринарную услугу, есть право ходатайствовать об оценке ее качества перед гендиректором Ветеринарно-пищевого департамента.

«В соответствии с частью 3 статьи 38 Закона об организации ветеринарной службы гендиректор Ветеринарно-пищевого департамента даст оценку качеству ветеринарной услуги в течение 30 дней с момента получения ходатайства. Поскольку в некоторых случаях для рассмотрения ходатайства необходимо запросить дополнительную экспертную оценку, срок производства может увеличиться. Тогда об этом оповестят и заявителя», - сказала Хелле-Май Саммель.

По ее словам, в настоящий момент Ветеринарно-пищевой департамент попросил ветеринаров Eesti Maaülikooli Väikeloomakliinik, которые осуществляли лечение, предоставить объяснительные записки по поводу случившегося.

«Ветеринарно-пищевой департамент осуществляет надзор за работой ветеринаров, в ходе которого проверяется выполнение их обязанностей, например, ведение учета медицинских и других процедур и летальных случаев. Также гендиректор Ветеринарно-пищевого департамента дает оценку качеству ветеринарных услуг, - продолжила Хелле-Май Саммель. - Как уже было сказано, департамент осуществляет надзор за работой ветеринаров, поэтому в ходе производства оценка дается ветеринару, а не клинике. Начиная с 2017 года, на работающих в Eesti Maaülikooli Väikeloomakliinik врачей было подано четыре жалобы (в среднем по одной в год)».

Всего за последние три года Ветеринарно-пищевой департамент получил 77 жалоб на качество оказанных ветеринарных услуг.

НАВЕРХ
Back