Михаил Кылварт: кордоны, запреты, окрики – этого не должно произойти!
Мы не знаем, что нас ждет 1 сентября

  • На фоне общей эйфории надо готовиться ко второй волне
  • Если опять громыхнет, придется возвращаться к ограничениям и – надолго
  • Мы не можем к каждой площадке приставить чиновника со свистком
  • У нас не полицейское государство! Бить по рукам – недопустимо

Эстония запускает программу выхода из карантина. Как на это смотрят таллиннские власти? Что предпримет город на 9 мая, чтобы обеспечить соблюдение новых социальных норм?

На вопросы Rus.Postimees ответил в прямом эфире мэр Таллинна Михаил Кылварт

Фрагмент беседы:

– Чем выход из карантина в Таллинне отличается от выхода в других частях Эстонии?

– Я не стал бы развивать интригу. Не надо здесь искать противостояния и противопоставления. Но, действительно, наш подход немного более консервативен.

Выходить из карантина надо так, чтобы минимизировать угрозу возвращения в него. И с эмоциональной, и с экономической точки зрения это было бы большим ударом.

Таллинн нельзя сравнивать с другими местными самоуправлениями. Здесь живет больше всего народу, большая плотность населения, больше контактов во время передвижения. Таллинн постоянно посещают жители других самоуправлений. 30% нагрузки на дорожное движение создает транспорт, который прибывает из-за пределов города.

И если в Таллинне что-то пойдет не так, это моментально отразится на всей Эстонии. Несмотря на позитивный тренд, у нас по чуть-чуть увеличивается количество зараженных.

– Насколько у Таллинна развязаны руки? Есть ли у столицы возможность сохранить ряд ограничений?

– Мы решили не раскидывать свои методы по всему календарю, а поделили их на блоки. 

С 11 мая открываются объекты, которые предлагают уличную активность. С 18 мая будут предлагаться услуги в помещениях. С 1 июня услуги станут доступными и для групп риска. Это и отличает Таллинн от государственного подхода, где ограничения снимаются хаотично.

В любом случае мы можем идти только в контексте государственных решений, которые влияют на частный сектор.

От Таллинна не зависит работа торговых центров. Согласно государственному решению, они откроются 11 мая. Мы не можем ни повлиять на это решение, ни наложить на это свои ограничения.

Частный сектор регулируется, в основном, государством. Мы регулируем только городские учреждения, в отношении которых Таллинн может и продлить ограничения.

– Тогда какой смысл в ограничительных мерах со стороны Таллинна?

– Любое снятие ограничений в арифметической прогрессии увеличивает количество контактов. А социальные контакты – это основной источник угрозы заражения.

Если бы мы последовали предложению Минобраза разрешить всем школьникам прийти в школы после 15 мая…

– Но, кажется, министерство говорило лишь о частичном возобновлении обучения…

– В группах по десять человек! И нам непонятно, как это на практике реализовать. Возникнет вопрос с помещениями, распределением нагрузки учителей и т.д. В Таллинне это означало бы, что 46 000 человек создадут новые контакты.

– Таллинн решил всех школьников оставить по домам?

– Мы разрешим контактную форму обучения с 18 мая, но только по формуле «учитель – ученик» или в группах до пяти человек – только для тех, кто готовится к экзаменам или нуждается в помощи как отстающий.

Глобально до конца учебного года мы остаемся в онлайн-режиме с дистанционным обучением. На самом деле, это желание администрации школ и учителей, в частности – пожилых педагогов, которых у нас очень много. Они находятся в группе риска и было бы неправильным заставлять их ходить на работу.

– Будут ли допускать к работе пожилых педагогов, которые готовы прийти в школу?

– Будем, но в малых группах и при наличии защитных средств, которые мы будет предоставлять. Мы понимаем, насколько сейчас тяжело родителям, учителям и школьникам, хотя некоторым из них, возможно, так даже больше нравится.

Всем было очень сложно перестраиваться. И сейчас, в конце учебного года, перестраивать систему обратно – очередной стресс. Поэтому мы решили действовать спокойно: не создавая дополнительных рисков и эмоциональной нагрузки, дойти в этом режиме до конца учебного года.

– Тем более, что выпускникам практически дали вольную: экзамены теперь сдавать необязательно…

– Госэкзамен стал необязательным. В Таллинне вступительные экзамены в гимназию тоже будут проводиться в онлайн-режиме и по облегченному формату. Как правило, по итогам основной школы и на основании собеседования.

– Будут ли пожилые учителя допущены к работе в сентябре? И что делать тому педагогу, который боится заразиться? Увольняться или уходить на больничный?

– До сентября у администраций школ есть возможность выбора: контактная форма обучения допустима с 18 мая, но не обязательна. Это только с согласия учителя, администрации и учеников.

Что нас ждет 1 сентября – мы, наверное, еще не знаем. Этого не знает никто: ни в Таллинне, ни в Эстонии, ни во всей Европе.

Было бы разумно на фоне общей эйфории, когда в сознании многих людей особое положение закончилось неделю-две назад, готовиться ко второй волне.

– Насколько вероятен приход второй волны? Какими исследованиями это подкреплено?

– Сейчас в анализе ученых нет единства, у всех разные гипотезы. Где-то вторая волна уже начинается, кто-то предрекает ее на начало осени. Первый этап дает нам возможность сделать выводы и начать правильно готовиться, чтобы при адекватном поведении и наличии защитных средств не нужно было вводить так много ограничений, как сейчас.

С другой стороны, мы должны понимать, что если опять громыхнет, будет необходимо возвращаться к ограничениям. Это сигнал всем нам о том, что расслабляться нельзя!

– Кто будет обеспечивать безопасность детских площадок?

– Мы понимаем, что отследить ситуацию на детских площадках в принципе невозможно. В Таллинне 330 игровых площадок и 55 тренажерных зон. Только если к каждой из них приставить чиновника со свистком…

– Работника МуПо, например. Почему нет?

– Тогда все наши работники МуПо будут стоять у площадок, да и все равно людей не хватит.

– Снова придется призвать поработать в МуПо актеров Городского театра?

– Им всего лишь предлагали такую возможность. Надо понимать, что МуПо – это не группа быстрого реагирования.

Приставить к каждой площадке сотрудника МуПо невозможно. Эти люди, по закону, могут только на словах что-то объяснять или в чем-то убеждать.

Мы решили ограничить количество контактов на первом этапе выхода из карантина и не спешить с открытием сразу всех площадок. С 11 мая мы будем открывать их поэтапно, предварительно все площадки помыв и почистив.

– Поскольку Таллинн не может повлиять на ситуацию с открытием торговых центров и ограничить их деятельность, вы будете безучастно наблюдать за происходящим?

– Мы постараемся оставаться спокойными, но точно не равнодушными. В период особого положения у нас достаточно активно отслеживали ситуацию старейшины и доводили информацию до сведения руководителей и собственников торговых центров. Думаю, что и на государственном уровне к этому будут относиться серьёзно.

Самое главное – в другом. Всё зависит от нас.

У нас не полицейское государство. Было бы недопустимо бить по рукам. Люди должны сами чувствовать меру и понимать, что вирус никуда не делся.

Если мы всё откроем и придет вторая волна, это будет означать автоматическое возвращение к ограничениям.

В случае прихода второй волны, ситуация может выйти из-под контроля еще на более долгий срок! Мы должны быть готовы к наихудшему сценарию.

– Не кажется ли вам, что лекарство от болезни может оказаться страшнее самой болезни?

Михаил Кылварт: мы хотим минимизировать угрозу

Tairo Lutter

– Я слышал о таком формате обсуждения. Но так мы можем договориться до того, что будем задать вопрос, а стоят ли несколько сотен жизней того, что у нас у всех ухудшится материальное положение? На этот вопрос нет правильного ответа. Это показывает уровень нашей цивилизованности и уровень развития общества.

Какие ценности для нас важнее? Если мы готовы принять логику, согласно которой старые люди всё равно умрут, а сотни или тысячи жизней не стоят 14 процентов экономки, тогда можно двигаться по этому пути. Только придется честно признаться себе, когда будет умирать не просто человек из статистики, а ваш близкий человек, что это было и ваше решение. Думаю, что ответственные люди должны выйти на этот уровень осознания.

Швеция является для многих показателем. Шведы не вводили ограничения, и вроде бы у них всё точно так же. Не точно так же!

В сравнении с Эстонией у шведов смертность в пересчете на количество населения в 7 раз выше! Без учета количества населения – в 50 раз выше! При этом и у них упала экономика.

Мы все живем в одной экономической среде. В Швеции падение экономики, как и у нас, сейчас составляет 7%. Что будет дальше, мы не знаем.

– Приближается 9 мая. Как будет отслеживаться территория вокруг Бронзового солдата?

– Во-первых, я всех поздравляю с наступающим праздником! Это важный день.

Для многих из нас 9 мая – это не просто праздник, а часть нашего внутреннего мира, нашей ментальности и понимания исторической памяти.

Именно поэтому важно четко для себя осознать, в чем состоит эта историческая память. В чем ценность победы и тех событий, которые, слава богу, нас миновали?

Ветераны призывают нас поберечь друг друга, и они знают, о чем говорят. Они жертвовали собой ради того, чтобы уберечь нас.

Ветераны призывают нас не приходить к памятнику. Думаю, это было бы честно по отношению к памяти и ветеранам. Тем более, что 9 мая – это не один день, когда нужно помнить и гордиться.

Сейчас очень правильно было бы помнить и помогать. Есть различные акции. Например, «Я помню! Я помогаю». Акция собрала в этом году рекордное количество участников и рекордную сумму. Это помощь, память и уважение. Я благодарен всем людям, которые поучаствовали в этой акции.

Уверяю, что памятник не останется без цветов. Мы доставим туда цветы и от тех, кто посчитал правильным сделать так, чтобы эта память была не фасадом, чтобы была внутренняя память и настоящая помощь ветеранам.

И от них у памятника тоже будут цветы! Без всяких церемоний, без руководящих работников, без красивых речей. Думаю, мы все в состоянии сделать этот правильный выбор.

В этом году праздник символичен. 9 мая – День жизни, а 10 мая – День матери. Давайте сопоставим эти два дня и сделаем правильный выбор. И, конечно, поздравим наших женщин!

– Сегодня и завтра полиция и МуПо будут на страже обеспечения социальных норм дистанцирования у памятника?

– Мы много раз обсуждали этот вопрос с полицией. За правопорядок отвечают прежде всего государственные органы – полиция.

Мы должны рассчитывать на правильный выбор людей и не можем выстраивать там кордоны. Я был бы абсолютно против этого! Кордоны, запреты, окрики – этого не должно произойти!

Конечно, если будут нарушаться правила, а массовые скопления людей у нас по-прежнему запрещены, то будут и санкции.

– Штрафы?

– Таков закон. Прежде всего людей будут направлять, объяснять и стараться не допустить массовых скоплений. Все должны исполнять свои обязанности. А у каждого из нас есть возможность сделать правильный выбор, исходя из особого положения в стране. Нарушения предполагают штрафы.

Согласно статистике полиции, на этой неделе санкции были применены в отношении порядка 600 человек, 50 из них оштрафованы за несоблюдение правил чрезвычайного положения.

Правила надо выполнять.

Подробнее - в повторе!

Михаил Кылварт в студии Postimees: Таллинн не рад смягчению карантина?

Tairo Lutter

16
  • Чем выход из карантина в Таллинне отличается от остальной Эстонии? 
  • Есть ли у столичных властей возможность сохранить ряд ограничений?
  • Не обернется ли открытие первых авиарейсов новыми проблемами? 
  • Почему Таллинн решил оставить школьников дома и после 15 мая? 
  • Кто обеспечит безопасность открывающихся детских площадок? 
  • Обсуждается ли продление мер поддержки малого бизнеса? 
  • Когда откроются спортклубы и СПА-центры?
  • Приближается 9 мая. Как будет обеспечиваться соблюдение новых социальных норм вокруг Бронзового солдата? 
НАВЕРХ
Back