Йоаким Хелениус: грядет новый подъем Запада

Предприниматель Йоаким Хелениус.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Коронакризис изменил и прежний уклад жизни, и экономические отношения. Каким Эстония может найти мир после кризиса и что мы должны сделать, чтобы в долгосрочной перспективе выйти из него победителями, пишет в Postimees предприниматель Йоаким Хелениус.

Мир страдает от кризиса и меняется под его влиянием. В первой части статьи я попытаюсь набросать общую картину, которая, вероятно, нас ожидает. Во второй части я проанализирую, как Эстония должна позиционировать себя в этом новом мире.

Значение Китая и его долгосрочные темпы роста замедляются, поскольку западные предприятия уменьшают свою зависимость от китайских субподрядчиков, чтобы уменьшить возникшие из-за кризиса риски, связанные с цепочкой поставок. Также на темпы роста Китая негативно влияет быстро ухудшающееся отношение Америки и Запада. Его усиливает общераспространенное мнение о том, что в коронакризисе виноват Китай, а также растущее желание ввести в Евросоюзе (а может быть, и в США после президентских выборов) зеленые тарифы, то есть экологические пошлины на импортные товары, для производства которых использовались неэкологичные виды электроэнергии и производства, как это преимущественно делается в Китае.

В Китае, где люди за 40 лет привыкли к быстро растущему уровню жизни, это может привести к росту социальных волнений, что, в свою очередь, замедлит рост уровня жизни. Китайские эксперты, особенно международные, обычно скептически относятся к способности Китая с помощью инноваций значительно увеличить свою экономику. Это означает, что Китай, который стоит перед уменьшением спроса на свою продукцию и возможным неуверенным внутренним спросом, уже не сможет с учетом своего нынешнего высокого уровня кредитной нагрузки бесконечно поддерживать собственный экономический рост с помощью кредитов. Все больше кажется, что в долгосрочной перспективе Китай не сможет обогнать западный мир, чтобы достичь ведущей позиции в мировой экономике.

Три идеи

  • Значение Китая и темпы его экономического роста начнут замедляться, ему не удастся захватить лидерство в мировой экономике.
  • Чтобы уменьшить риск долгосрочных поставок, европейские страны начнут возвращать свое производство, действующие на Западе права человека гарантируют более стабильную среду для производства и проживания.
  • Сохранение прежнего курса Эстонии, строительство Rail Baltic, увеличение экспорта и упрочение связи с Германией создаст предпосылки для того, чтобы Эстония стала раем для европейских ИТ-стартапов.

Зависящие от экспорта нефти, газа и прочих товаров менее развитые страны – например, страны Ближнего Востока, Южной Америки, Африки и Россия – окажутся лицом к лицу с наиболее неуверенным будущим. Хотя цены на сырье, очевидно, будут колебаться, нынешний кризис показывает наше будущее, где Запад взял курс на более экологичный мир, который основывается на принципах экономики замкнутого цикла и будет нуждаться в значительно меньшем производстве фоссильной энергии и невозобновляемого сырья. Инвесторы не собираются делать долгосрочные инвестиции в эти регионы, делая их относительный экономический спад неизбежным. Уже сейчас мы можем заметить, как, например, инвесторы Ближнего Востока предпочитают инвестировать в западную экономику.

Запад несмотря на все проблемы – старение населения, растущую долговую нагрузку и политиков-популистов – по-прежнему имеет самую инновационную и гибкую экономическую систему, а его политическая система способна конструктивно обрабатывать социальные и экономические перемены. Научные и технологические успехи в таких сферах, как робототехника, печать 3D, производство с помощью искусственного интеллекта и оптимизация логистики, все сильнее уменьшают потребность Запада уводить производство в дешевые страны.

Способность частных лиц и предприятий действовать в среде, где предлагаются эффективные и некоррумпированные правовые системы, а всем детям – школьные системы, дающие хорошие базовые навыки и возможность продолжить обучение в лучших вузах мира; где есть финансовые и инвестиционные системы, которые поддерживают хорошо управляемые предприятия и инновационные идеи, означает, что Запад и в будущем останется источником доминирующих новых идей, развития науки и технологии.

Динамику Запада усиливает тот факт, что большая часть молодежи стагнирующих и малоразвитых авторитарных стран хочет эмигрировать на Запад. Запад может выбирать лучших и наиболее ярких иммигрантов из менее развитого мира, чтобы усилить свою экономику и сделать ее еще более динамичной.

Гораздо большая способность Запада обновляться и сохранять таким образом лидерство в столь переменчивом мире все же не зависит от вышеприведенных причин, в большей степени это зависит от лежащего в основе нашей системы принципа свободы личности. История показала, что либеральные демократии, основанные на личных свободах, всегда успешнее авторитарных систем, которые утверждают, что политическая элита знает лучше.

Если Запад сохранит свои свободы и связанную с ними способность к инновациям, мы победим авторитарные альтернативы, которые представляет сейчас Китай. И все же мы должны сами должны не позволить авторитаризму процветать у нас на задворках. Если предположить, что либерально-демократическая система превалирует среди наших внутренних вызовов, то западная система будет восстановлена и североатлантический регион сам по себе вновь окажется центром мировой экономики и примером для других стран.

Если в ближайшие месяцы не будет сделано больших политических ошибок, Эстония восстанет из этого невиданного коронакризиса, получив возможности извлечь из кризисных изменений большую пользу. Это основано на следующих предпосылках: а) Эстония сохранит прежнюю систему подоходного налога для предприятий, б) Эстония попытается не увеличивать свою общую кредитную нагрузку, в) Эстония продолжит строительство Rail Baltic, д) Эстония вернется к сбалансированному госбюджету как можно быстрее, избежав тем самым резкого роста долга государственного сектора в отличие от других европейских стран. Далее я изложу мысли, почему необходимо следовать этим принципам.

Самым важным экономическим приоритетом Эстонии после кризиса должен стать способ увеличения экспорта. Здесь помогает тот факт, что наши основные экспортные рынки – Финляндия, Швеция, Германия, Латвия и Литва - вероятно выйдут из кризиса значительно более сильными, чем европейские страны в целом. Поскольку производство для уменьшения рисков, связанных со слишком длинными цепочками поставок, будут возвращать издалека, – например, из Китая – у Эстонии будет хорошая позиция предложить себя в качестве технически развитой страны производства, где есть привлекательная система подоходного налога и гибко трудовое законодательство.

На самом деле, Эстония должна быть идеальным местом для предприятий, которые производят высокотехнологичную продукцию в небольших объемах. Это все же предполагает строительство Rail Baltic, поскольку новая железная дорога позволила бы быстро и эффективно в плане расходов (по сравнению с шоссейным транспортом) транспортировать произведенные в Эстонии товары на европейский рынок, при этом -  экологичным способом.

В качестве одного из европейских лидеров, имеющего множество интересных интернет-стартапов, у Эстонии будет возможность извлечь пользу и из того, что она исторически избегала искушения финансировать государственные расходы с помощью кредита. Это означает, что Эстония не будет вынуждена увеличить налоговое бремя, чтобы обслужить выросший из-за кризиса долг.

В большинстве стран ЕС и без того большой госдолг из-за кризиса вырастет еще больше. Это заставит их значительно повысить налоги, замедлив темпы восстановления после кризиса. Поэтому у других стран ЕС, вероятно, возникнут трудности со снижением высокого уровня безработицы, возникшей из-за кризиса, и негативным влиянием повышения налогов, что даст Эстонии возможность привлечь новые стартапы и квалифицированных специалистов из других стран Европы. Эстония как европейский рай для стартапов – та концепция, которую правительство должно развивать и пропагандировать.

Для обеспечения того, чтобы политическая позиция Эстонии не нанесла ущерба жизнеспособности государства и развитию экономики, мы должны обеспечить не только свою физическую безопасность в качестве члена НАТО, а подумать и о том, как позиционировать себя в политическом контексте Евросоюза. Крупнейшее государство Евросоюза, чьи позиции кризис, вероятно, существенно усилит, — это Германия. В интересах Эстонии привести свои политические позиции по большинству важных вопросов в соответствие с позициями Германии. На то, чтобы снять напряженность в отношениях между относительно более сильным и имеющим меньшую долговую нагрузку Севером и более слабым и имеющим большую долговую нагрузку Югом ЕС, вероятно уйдут годы, и это может привести к распаду союза. В интересах Эстонии, для того чтобы справиться с этим, мы должны поддерживать все решения, которые примут немцы.

Очень важно четко дистанцироваться от нелиберальных, почти авторитарных членов Евросоюза, вроде Венгрии и в меньшей мере Польши, особенно если Эстония хочет привлечь из других стран Европы и высокотехнологичное производство, и начинающие предприятия, и специалистов. Польша и Венгрия, очевидно, будут все дальше вытесняться на окраину ЕС, и если структуры Евросоюза придется значительно перестраивать, они могут выпасть из нового, меньшего по размеру, но более сильного ядра Евросоюза, которое будет выстраиваться вокруг Германии и Франции.

НАВЕРХ