В хозяйственных лесах Эстонии ежегодно остается гнить на 100 миллионов евро древесины

Лес. Иллюстративное фото.

ФОТО: Joosep Pank

В хозяйственных лесах Эстонии ежегодно стареет примерно 1,8 миллионов кубометров древесины. Своевременная вырубка деревьев принесла бы в госбюджет Эстонии ежегодно дополнительно 100 миллионов евро. Именно такая сумма выделяется Больничной кассой на оказание услуг скорой помощи в течение двух лет.

«В силу исторических причин здоровье частных лесов Эстонии не всегда было хорошим, но сегодня мы можем улучшить состояние лесов посредством использования новых знаний и лесохозяйственных приемов. Наша задачи – передать своим детям и внукам здоровые и жизнеспособные леса, создающие ценность для всего общества», – сказал член правления Центра частных лесов Яанус Аун. 

Своевременная вырубка спелого леса дает возможность для посадки новых деревьев, а уход за посаженными деревьями создает, в свою очередь, возможность для их роста и дальнейшего производства из них продукции с высокой добавленной стоимостью. Полученный в результате этого доход, то есть вклад в экономику, является многократным. Аун добавил, что использование всей стареющей древесины хозяйственных лесов – не самоцель. «Использование даже половины этого объема стало бы серьезным вкладом в общество», – сказал он.  

Аун разъясняет ход расчетов и подчеркивает, что поступающие от вывоза стареющих деревьев потенциальные налоговые доходы возникают в результате создания добавленной стоимости на разных этапах цепочки ценности. Он добавляет, что масштаб гниющей ежегодно в хозяйственных лесах древесины можно сравнить с важными для общества расходами.

«Осенью будущего года волость Раэ открывает основную школу с 36 комплектами классов и 870 учащимися, которая обойдется волости в 13,8 миллионов евро. За дополнительные 100 миллионов евро, которые поступили бы в государственный бюджет в результате своевременной вырубки стареющих деревьев, мы смогли бы построить в Эстонии семь основных школ. Или возьмем, например, сферу здравоохранения – 100 миллионов евро равны сумме, выделяющейся Больничной кассой на оказание услуг скорой помощи в течение двух лет», – подчеркивает Аун.

Председатель правления Союза частных лесов и владелец частного леса Андо Ээлмаа отмечает, что действующие в Эстонии предписания обязывают владельца леса оставлять часть мертвой древесины в лесу. Это вклад каждого владельца леса в сохранение разнообразия природы, однако, поддержание природного цикла должно происходить, исходя из принципов разумности.  

«Оставленные в лесу миллионы кубометров мертвой древесины – это объем, значительно превышающий требования нормативных актов, который совершенно не нужен для сохранения разнообразия природы», – добавил Ээлмаа.

Ээлмаа также сказал, что в Эстонии огромное количество древесины используется для нужд отопления именно из-за ее низкого качества. Если бы вырубка стареющих деревьев осуществлялась своевременно, то на основании полученного сырья мы могли бы производить продукцию с более высокой добавленной стоимостью – будь то мебель, деревянные дома или любые товары широкого потребления. Например, в Финляндии 50% древесины используется для производства целлюлозы, и всего 11% – для производства энергии.

Исходя из ограничений лесохозяйственной деятельности, леса делятся на три категории: хозяйственные леса, леса с ограниченным режимом хозяйствования и леса, находящиеся под усиленной охраной. Две первые категории – это леса, в которых осуществляется хозяйственная деятельность, и площадь которых по состоянию на 2019 год составила в Эстонии 2,03 миллиона гектаров. Аккумулированный в них объем мертвой древесины равен 13 миллионам кубометрам.

В расчет не взяты леса, находящиеся под усиленной охраной, имеющие иные цели, в которых наличие мертвой древесины необходимо. Такие леса составляют в Эстонии 14%.

НАВЕРХ