EKRE о гастарбайтерах: стенания фермеров – это ложь и вымогательство; положим конец рабству!
Студия Postimees

Полемика вокруг гастарбайтеров становится все жестче. Не обернутся ли жесткие принципы национального государства еще большим упадком экономики?

В дискуссии приняли участие депутат Рийгикогу Пеэтер Эрнитс (партия EKRE) и финансовый консультант, член Ассоциации малых и средних предприятий Эстонии (EVEA) Рон Лувищук.

Фрагмент беседы:

– Почему партия EKRE, курирующая сферу сельского хозяйства, не разделяет опасений фермеров?

Пеэтер Эрнитс: – Это проблема всего лишь трех-четырех регионов: Тартумаа, Вырумаа, Валгамаа и Вильяндимаа. Выращиванием клубники в Эстонии занимается около 500 хозяйств, почти 70% из них – из Тартумаа, большинство – мелкие фермы, работающие на площади менее 1 гектара. Вопрос гастарбайтеров касается только 14 крупных ферм, владеющих площадью более 10 гектаров.  

Рон Лувищук: – Кто же там будет собирать урожай?

Пеэтер Эрнитс: – В малых и средних хозяйствах – семья, сыновья, жены и соседи. Один человек способен обработать 2-2,5 гектаров. В чем проблема? Найти дополнительно 5-6 человек для сбора урожая – это не проблема.  

Заявления фермеров о нехватке на хуторе Маарьямаа порядка ста сборщиков клубники – это ложь!

18

На хуторе всего 25 гектаров земли, из которых под клубнику отведено 2-3 гектара, которые смогут обработать пять человек.  

И пора уже посмотреть, чем клубничные хозяйства занимаются в реальности и сколько платят налогов!

18

– Сколько же?

Пеэтер Эрнитс: – Очень мало!

Рон Лувищук: – Что нам сейчас важнее: налоги или спасение эстонской клубники?

Пеэтер Эрнитс: – Эстонские продукты – это важно, но еще важнее, чтобы жители Эстонии имели возможность найти работу в Эстонии.

Пора положить конец рабству, которое процветает на клубничных плантациях (о рабстве гастарбайтеров Эрнитс заявил в качестве послесловия к интервью – прим. ред.).

18

– Вы поставили целью – проучить крупных фермеров, в том числе за то, что они мало приносят в казну налогов?

Пеэтер Эрнитс: – Да, именно так! Пора посмотреть правде в глаза, проанализировать их поведение как налогоплательщиков.

Мы не против крупных фермерских хозяйств, но возможность заниматься бизнесом должна быть и у маленьких, и у средних предпринимателей. Чем больше площадь хозяйства – тем больше рисков, в т.ч. связанных с нехваткой рабочей силы.

Рон Лувищук: – Сколько будет стоить эстонская клубника в этом году в разгар сезона? 25 евро за кг?

Пеэтер Эрнитс: – Я покупаю клубнику у мелких торговцев на дороге, а не на базаре в Тарту. Уверяю, что 20-25 евро в разгар сезона клубника стоить не будет.

– Почему, в отличие от Эстонии, правительства 5 стран (Финляндии, Швеции, Германии, Польши, Великобритании) сумели договориться с Украиной о посредничестве в рабочей силе?

Пеэтер Эрнитс: – Это было их политическое желание.

Мы пойдем другим путем. Эстония поведет себя более жестко, чем Германия и другие страны. Убежден, что мы выбрали правильный путь.

18

Рон Лувищук: – Вы допускаете, что в следующем году у нас не будет эстонской клубники? Ряд предприятий просто обанкротится из-за того, что они станут неконкурентоспособны, а люди будут голодать! Вы осознанно это делаете?

Пеэтер Эрнитс: – Это несерьезный подход. Проблема касается только малого количества фирм. В целом, банкротство – нормальное явление в условиях рыночной экономики. Это одна из возможностей.

Нынешнее поведение фермеров, их требования к правительству в отношении гастарбайтеров – это прессинг и вымогательство. Никаких уступок фермерам не будет!

18

– Проблема – не только в клубнике. Строительство, судоремонт, металлообработка тоже страдают от нехватки рабочих рук. Как они будут выживать?

Пеэтер Эрнитс: – В большей мере проблема гастарбайтеров касается сельского хозяйства. Все занятые там гастарбайтеры должны будут покинуть Эстонию к концу лета.

К строителям и сварщикам это особо не относится. Мы проанализируем ситуацию в данных секторах и примем адекватные меры. Такого не случится, что абсолютно всем украинцам придется выехать из страны.

Такого, как в Северной Корее, в Эстонии не будет! Мы не выступаем за то, чтобы все без исключения гастарбайтеры отсюда ушли, а мы бы построили новое закрытое государство. Возврата в Советский Союз не будет!

18

Рон Лувищук: – А как же расценивать заявление Марта Хельме о том, что мы не можем обменять национальное государство на тонны клубники?

Пеэтер Эрнитс: – Ну, сказал и сказал. Эстония – единственное в мире государство, где эстонцы должны иметь возможность нормально жить.

Рон Лувищук: – Эстония для эстонцев?

Пеэтер Эрнитс: – Эстония – для всех, кто здесь живет. Однако, Эстонское государство должно сделать всё возможное для того, чтобы эстонцы могли у себя дома жить спокойно и нормально.

Рон Лувищук: – Сколько дохода приносят Эстонии 50 000 гастарбайтеров?

Пеэтер Эрнитс: – Мне надо проверить эти данные. Не помню сейчас цифры.

Рон Лувищук: – Отмечу, что 50 000 – это 10% трудоспособного населения Эстонии. Из 630 000 человек я вычитаю 130 000 сотрудников госсектора. Соответственно, 10% трудоспособного населения в лице гастарбайтеров генерируют 10% бюджета Эстонии. На такую же сумму Эстония взяла сейчас кредит.

Подробности в повторе!

Студия Postimees: сборщики клубники – угроза национальному государству?

ФОТО: Postimees

  • Эстонская клубника осталась без украинских сборщиков. Сбор урожая под угрозой. Почему EKRE и коалиция в целом не разделяют опасения фермеров?
  • Выживет ли наша экономика в закрытом режиме?
  • Почему EKRE считает сборщиков клубники угрозой национальному государству?
  • Кем заменить украинцев? И как привлечь к сбору урожая безработных?
  • Почему наш бизнес не может удовлетворить требования местных работников?
  • Строительство, судоремонт, металлообработка тоже страдают от нехватки рабочих рук. Как эти сферы будут выживать? 
НАВЕРХ
Back