Как эстонец во время пандемии вынужденно провел 76 дней, бороздя океаны

Газовоз, на котором работал Ивар Касема.

ФОТО: Erakogu

12 февраля Ивар Касема отправился знакомиться с потенциальной новой работой на газовом танкере. Однако из-за пандемии коронавируса запланированное трехнедельное обучение обернулось морским приключением продолжительностью два с половиной месяца, пишет Postimees

Большинство из нас помнят то время в конце этой зимы, когда новый коронавирус звучал как отдаленная проблема где-то на другом конце света. Как и SARS и птичий грипп, это казалось нам чужим беспокойством. Внезапно, однако, он начал быстро распространяться по всему миру, как неприятный запах, и в итоге дошел до нас, и было почти невозможно дистанцироваться от него.

Тем не менее, 45-летний Ивар Касема признает, что истинная природа вируса еще не дошла до его, потому что приход кризиса и его пик он провел словно на другой планете.

Касема, который ранее был в основном офисным работником, однажды решил попробовать что-то новое и в результате оказался на газовом танкере, где необходимо было подготовиться к заходу судна в сухой док.

«Я пошел сначала ознакомиться, подходит ли мне вообще это. Чтобы избежать напрасной траты времени, такая предварительная работа выполняется, пока танкер перевозит свой груз», - объясняет он. Однако особенность работы заключается в том, что заранее неизвестно, куда идти. Направление берется туда, где есть спрос на товар. Так, в середине февраля Касема не знал, предстоит ли ему поездка в Африку или вСеверный Ледовитый океан. «Так как во время работы приходится быть и снаружи, есть большая разница между тем, минусовая тепмература на дворе или 30 градусов тепла», - объясняет он.

К радости Касема, из порта Монтуар на западном побережье Франции танкер направился на юг. Они прошли Канарские острова и к 1 марта достигли Нигерии у побережья Западной Африки. Если не брать в расчет шторм, который произошел в самом начале поездки, путешествие прошло по плану.

«Поскольку тамне было никаких особенных развлечений - только книги, куча DVD-дисков и стол для пинг-понга - вместо ужина я начал ходить в спортзал, чтобы заниматься физическими упражнениями, что было для меня непривычно», - говорит Касема. За период изоляции он бросил курить и сбросил 15 кг веса.

Когда они прибыли в Нигерию, работа эстонцев была завершена, но, поскольку им сразу же предложили такую ​​же работу еще на одном судне, Касема также продолжил. Для этого они вылетели из Нигерии на другую сторону Африки, на остров Маврикий. Оттуда судно направилось в Индию, сбросило груз и вернулось на Маврикий, чтобы высадить моряков.

Однако вирус в мире успел распространиться настолько, что 23 марта Маврикий больше не пускал людей в страну. То же самое относится и к Коморским Островам, которые могли бы стать еще одним возможным местом высадки. Но из всего происходящего экипаж еще не смог сделать достаточно основательных выводов.

Затем судоходная компания решила поместить людей в карантин - первоначально до середины июня, но в зависимости от ситуации меньше или дольше. «Норвежский капитан собрал команду и сказал, что каждый может поставить подпись, дав свое согласие. Но даже если бы я не дал подпись, все равно на сушу не попал бы», - вспоминает Касема.

Помимо временно работающих эстонцев, большинство мужчин на судне составляли контрактники, в основном из Нигерии, Филиппин и Индии. Их рабочее время варьировалось от трех месяцев до полугода, в зависимости от контракта - многим пришлось начать новую смену, но, по мнению эстонца, никто не воспринимал ситуацию карантина трагически или ворчал.

Хотя в нескольких странах к этому времени уже было введено чрезвычайное положение, все это казалось чем-то далеким людям в море.

"Ну, я не понимал этого. В каком смысле два метра друг от друга? Что означает, что я не могу пойти в магазин?" - вспоминает впоследствии Касема свое отношение. В компьютере удавалось прочитать какие-то новости, интернет-времени было 1000 мегабайт в месяц, но в океане практически не было мобильной связи, поэтому связь была ограничена. Информация на тему вируса приходила прежде всего из дома - жена начала работать из домашнего офиса, дочери больше не нужно было ходить в школу...

В это же время судоходная компания постоянно искала способы отослать эстонцев домой, потому что работа была проделана, а содержание их в экипаже было чистым расходом. Они объехали Южную Африку и вернулись на нигерийское побережье к 4 апреля, но теперь и эта страна больше не была готова принимать людей. Чтобы танкер не ходил впустую, снова загрузили газ, еще не зная точно, куда его повезут. Будущее эстонцев было столь же неясным

В конечном итоге пунктом назначения танкера стал Тайвань, и эстонцы получили возможность высадиться 1 мая в Сингапуре. "Мы шли из Нигерии на Тайвань уже пять дней и достигли границы Анголы с Намибией, когда Тайвань отказался от газа и было принято новое решение поехать в Европу - возможно, кто-то там захочет его. Однако определенного порта на горизонте не было".

Судно повернуло назад, в какой-то момент на пути оказались Канарские острова. Поскольку они принадлежат Испании и, следовательно, Европейскому Союзу, Канары должны были позволить эстонцам выйти на сушу и разрешить транзит домой. Перед тем, как корабль ошвартовался на Канарских островах, компания также пыталась купить билеты на самолет, чтобы доставить людей домой, но рейсы были отменены.

"Мы до сих пор не понимали масштабы этой фигни. Отношение было таким, что, мол, не сможем вылететь отсюда, пойдем в другое место. Что тут такого! За этим не было никакой паники или страха, только неудобства", - говорит Касема.

Некоторое изменение в мышлении произошло, когда эстонцам перед выходом на берег выдали пять пар резиновых перчаток и пять защитных масок: им было приказано носить их в лодке, идущей к берегу. На суше мужчин встретил с автобусом представитель судоходной компании, который подобрал их и отвез в гостиницу в Лас-Пальмас, а на следующий день в аэропорт. Сам отель был бесконтактным автоматическим отелем, т.е. общение происходило посредством текстовых сообщений.

По словам Касема, удивительным было то, что, когда он прибыл на Канарские острова, он не вступал в контакт с местными чиновниками - ни со службой здравоохранения, ни с пограничниками.

"У нас были документы о температуре тела, доставленные с судна - мы измеряли температуру каждый день во время карантина - и некоторые документы еще, но никто не хотел их видеть. Никакие документы не проверялись".

В Лас-Пальмасе эстонцы впервые физически почувствовали, что мир изменился. Город, в котором должна была кипеть жизнь, вымер. Были открыты только большие продуктовые магазины, пляжи были закрыты, везде протянуты ленты, и ходят патрули береговой охраны.

Мимо  Касема, который шел по городу, проезжала полицейская машина, и оттуда поинтересовались, кто он и чем занимается. После объяснения ему посоветовали вернуться в отель, что он и сделал. Ночью, однако, эстонцы не смогли устоять перед искушением и тайно отправились купаться в океан.

На следующий день они вылетели из Лас-Пальмас во Франкфурт. По словам Касема, было непонятно, что, если в аэропорту соблюдалось необходимое расстояние в два метра, то самолет был заполнен людьми, насколько это было возможно. Однако на маршруте Франкфурт-Таллинн средний ряд сидений уже оставался пустым.

Ивар Касема прибыл в Таллинн 28 апреля, когда число людей с вирусом в больницах уже в течение длительного времени уменьшалось, и обсуждались не столько новые случаи заболевания, сколько график предстоящего смягчения ограничений.

Единственной бумагой, которую ему пришлось заполнить в связи с коронавирусом, была полученная при посадке в Таллиннском аэропорту форма, где он должен был подписать, что знает об обязательстве провести две недели в карантине. Тест на Covid-19 Касема сдавать не пришлось. На следующий день после его прибытия ему также позвонил сотрудник полиции, который спросил, есть ли у него какие-либо вопросы о карантине. Теперь прошло уже больше полутора недель с момента окончания карантина.

Находясь в море, эстонцы даже не думали о том, чтобы начать требовать возвращения домой через посольство. «Мы не чувствовали, что оказались в неизбежной ситуации, что мы должны начать просить государство о помощи. Худшее время мы пересидели в самом безопасном месте - на судне, без контакта с миром».

Касема ценит полученный опыт, пусть тот и продлился в несколько раз дольше, чем планировалось, и, если ситуация вернется в норму, вполне возможно, что он действительно пойдет на эту работу. К сожалению, все такие вакаснии в настоящее время приостановлены, и он не знает, когда откроется возможность.

НАВЕРХ