Бедствие: хуторянин готов оставить половину клубники гнить на полях

Хозяин хутора Раудсепа Кайдер Лутсар выращивает клубнику на десяти гектарах.

ФОТО: Mati Määrits

Если гастарбайтеры так и не приедут и замены найти не удастся, Кайдер Лутсар, хозяин хутора Раудсепа, расположенного около Ахья Пыльваского уезда, будет вынужден просто не собирать урожай с нескольких полей, пишет Lõuna-Eesti Postimees.

«Не знаю, что будет в июне. Если украинцы не приедут, в начале июня мы будем вынужден еще активнее искать людей в Эстонии. Если же их будет недостаточно, мы просто оставим некоторые поля неубранными. Потому что если мы везде соберем только красивые ягоды, через неделю все погибнет, - пояснил Лутсар.

Местная рабочая сила не вселяет уверенности

Предприниматель вербует работников из третьих стран, преимущественно Украины, четвертый-пятый год. «Мы все после этого пробовали, можно ли обойтись своими силами. Нет. Местных мы уже картографировали – кто хотел бы приехать и на сколько. Но когда приходит день уборки, мы все-таки не знаем, придут они или нет», - заметил хуторянин.

Если бы местные жители хотели собирать, с украинцами вообще не стали бы иметь дела, поскольку это добавляет работы в несколько раз. «Раньше я утром выходил на поле – а половины нет, кто обещал прийти. Руки опускались, поскольку весь труд летит насмарку. Но мы сами выбрали эту отрасль и надо как-то справляться», - добавил он.

Как и в три предыдущие года, в этом году на хуторе тоже ожидается дружина, в которой может быть не более 15 учеников. «Молодых надо обучать работать, но мы все-таки предприятие, зарабатывающее прибыль, которое не занимается обучением. В принципе, за каждым ребенком нужен последующий контроль, поэтому двух руководителей такой группы ни в коем случае не достаточно», - констатировал хуторянин.

«Мне нужно тридцать человек, каждый из которых собирает в день около ста килограммов. Но 18-летний работает всего шесть часов, причем некоторые из них за это время собирают всего пять килограммов. Это тяжелая работа, которая требует последовательности и самодисциплины. Многие приезжают сюда не заработать, а провести время со своим. В то же время некоторые дружинники собирают сто килограммов. Я все-таки хочу как-то помочь, чтобы молодежь видела, как идет жизнь в деревне», - сказал Лутсар,

Кемпинг, где живут украинские работники.

ФОТО: Mati Määrits

Иностранец приезжает заработать

Из-з границы человек приезжает в Эстонию с одной целью: работать и заработать. «Он приезжает не на певческий праздник или на Иванову ночь, не на школьный выпускной или пляж. Но если я пропущу хоть один день уборки урожая, ягоды начнут плесневеть, заразят другие и урожаю придет конец», - пояснил хуторянин.

Иностранных работников на хуторе Раудсепа в последние годы бывало 30-40, и они работали по 10-12 часов в день. За это платят в среднем 800 евро в месяц, что, по мнению хуторянина, учитывая уровень зарплат в Пыльвамаа – вовсе не плохой уровень. «На родине они получают 150-200 евро. Если они разделят заработанное в Эстонии на год, они даже проживут на эти деньги. У них же есть свои картофельные поля, парники и мелкий скот – как у нас 25 лет назад».

У приезжающих с Украины очень разные судьбы. «В то же время, даже если им трудно, они всегда улыбаются. У них есть желание делать физическую работу, которое у наших людей куда-то делось. Гораздо проще ведь сидеть за компьютером», - говорит Лутсар.

По его словам, приезжающие из-за границы работники успели сдружиться, поскольку на две трети – это всегда одна и та же компания. «Кто побывал на нашем хуторе и справился с работой, рекомендует нас другим», - добавляет фермер.

Из-за неровного ландшафта на хуторе Раудсепа клубнику собираются как встарь: шаг за шагом продвигаясь дальше. На замечание, что, возможно, эстонцу больше подходит работать в одиночку, чем целый день напролет лежать с другими на платформе для сбора, Лутсар говорит: «У всего есть плюсы и минусы. На платформу надо найти команду, где все собирали бы с одинаковой скоростью. А они формируются годами».

Через Кассу по безработице сборщиков клубники нашли и в Ида-Вирумаа. «В то же время на всех фермеров их не хватит. Да и из них некоторые могут продержаться всего неделю: у кого проблемы в семье, у кого сил не хватает».

Лутсар показывает посадочный материал.

ФОТО: Mati Määrits

День отдыха во время дождя

Если человек, попавший сюда через Кассу по безработице, иной раз спрашивал, есть ли выходные, то хуторянин отвечал ему: выходной будет, если пойдет дождь.

«Когда просто накрапывает, мы еще собираем, а в ливень нет. Если мы успели все собрать, тогда иногда делаем выходной. Но, поскольку мы выращиваем еще и горох, необходимо с клубничного поля собрать еще несколько сотен килограммов гороха. Он, к счастью, хранится дольше, но клубника, которой каждый день поступает две-три тонны, уже на следующий день идет на продажу. Какое-то время мы можем собирать ее на холодный склад, но на следующий день поступает же новая», - констатировал предприниматель.

На вопрос, смогли бы, например, оставшиеся без работы гостиничные работники справиться на поле, Лутсар сказал: «Способности у людей разные. Мы же не знаем, что будет через три недели. Когда у нас здесь поспеет клубника, тот же самый работник может сказать, что его гостиница сова открыты и он должен уехать».

Хуторянин убежден, что для сезонных работ необходимы исключения. «Кажется, что часть политиков не представляет себе, как выглядит эта работа. Нам самим как будто не нужны помощники, поскольку мы национальное государство – в то же время мы обратились с просьбой к финскому правительству, чтобы наши жители смогли отправиться туда на работу. Осень смешно».

Рабочая сила нужна не только там

Хотя правительство хочет, чтобы временную рабочую силу не поставляли фирмы по аренде работников, во время чрезвычайного положения именно они стали звонить Лутсару. «Процесс пошел совершенно наоборот. Я даже не знаю, каким образом они доставляют этих работников на место. Я сразу отверг эти предложения. У меня же договоренности со своими людьми с Украины».

Нынешнюю ситуацию хуторянин считает чисто политической, поскольку Финляндия, Польша и другие страны говорят с Украиной на уровне правительств, а Эстония нет. «Финляндия месяц назад отправила за украинцами чартерный самолет. Повсюду в Европе много безработных, но все равно все зовут работников из третьих стран».

Поскольку оставшимся без работы платят 70% от зарплаты, у многих нет необходимости выходить на работу. «Некоторые спрашивали, нельзя ли поработать по-черному, но мы не можем себе этого позволить», - сказал Лутсар.

Хуторянин обсуждал с коллегами, что, если бы, например, во Франции правительство работало против интересов фермеров, дороги уже давно были бы перекрыты и горели бы автомобили. По его словам, он готов выйти протестовать на Тоомпеа.

Если будут закрыты каналы иностранной рабочей силы, по словам Кайдера Лутсара, начнет уменьшаться и площадь клубничных плантаций. «Многие фермеры просто исчезнут с рынка. Если исчезнут наши клубничные поля, мы начнем есть греческие и польские ягоды. В Финляндии тем, кто выращивает клубнику, удалось защитить своей рынок, продавцы на рынке принципиально покупают только у своего производителя. А в Эстонии в прошлом году обнаружилось, что продавцы на рынке смешивают местную клубнику с импортной.  

Фермеры очень злы на это. «Мы очень много работаем, а кто-то получает халявный доход», - говорят они. Эстонским производителям кажется невероятным и то, как может весной поступать в продажу греческая и польская клубника по цене 1.30-1.50 евро за килограмм. «Вероятно, их дотируют. На все расходуются же деньги: посадочный материал, минералы, рабочая сила, транспорт. Если бы мы умели производить по такой себестоимости, мы бы сами это делали», - заметил предприниматель.​

Благодаря жене-украинке Кате Кайдеру Лутсару удалось справиться с весенними работами.

ФОТО: Mati Määrits

О радикальных переменах пока не думает

С весенними работами хутор Раудсепа более-менее справился своими силами. «Если в следующем месяце начнется местная миграция, я буду вынужден взять на работу еще двух человек, поскольку бухгалтер не успевает вносить всех краткосрочных работников в регистр рабочей силы и удалять их оттуда. Человек не может на поле, пока не будет внесен в регистр», - подчеркнул хозяин.

Хуторянин неслучайно все время указывает на Финляндию. 46-летний Лутсар, родившийся в Вастсе-Куузе и выросши в Ахья изучал сельское хозяйство именно у финнов.

«По возвращении я занимался продажами в Räpina Leib. Отчасти это пошло на пользу и продаже клубники. В Ряпина я подхватил идею заняться клубникой. Совсем серьезно я стал этим заниматься семь-восемь лет назад. Хутор у меня уже 15 лет», - рассказывает он.

Непосредственно выращивание клубники он нигде не изучал. «Одной из первых, кто стал ее здесь выращивать, стала семья Оотсинг, который содержит Asuv Aed. Сын семейства Айн был моим классным руководителем, его отец - по образованию агроном. От них я получил ответы на свои вопросы». Фермер благодарен судьбе и за то, что рядом с ним его жена, украинка Катя, благодаря которой он все-таки справился с весенними работами.

Опыт Лутсара подсказывает, что в Эстонии тех, кто выращивает клубнику, слишком много. «Иначе бы мы не производили столько клубники. Тех, кто выращивает клубнику на паре гектаров, прибавляется с каждым годом и столько же уходит. Мы ежегодно умудрялись продать все свои ягоды».

Он подумывал и о расширении производства, чтобы готовить на хуторской кухне, например, смути, джемы и т.п. Для выращивания зерна 15 гектаров недостаточно. «Я так много посвятил клубнике, все на этом построено. Сейчас я пока не думаю о том, чтобы радикально что-то менять, поскольку надежда умирает последней», - говорит он.

НАВЕРХ
Back