147 или 100 000 евро? Иностранная студентка требует от Эстонии возмещения ущерба

Реэта Бандари получила вид на жительство через несколько месяцев после высылки, но пережитое стало для нее унизительным.

ФОТО: Erakogu

Иностранная студентка из Непала Реэта Бандари, которую в прошлом году безосновательно сутки продержали в арестном доме и выслали из Эстонии, пытается сегодня востребовать в суде с Департамента полиции и погранохраны компенсацию понесенного ущерба. Если по оценке студентки, незаконное обращение с ней стоит 100 000 евро, то полиция оценивает его в 147 евро. Спор заслуживает внимания еще и потому, что подобный случай в Эстонии является единственным, пишет Postimees.

«То время, которое я потеряла, когда меня выслали из страны, никак не вернуть», - говорит Реэта. Из-за ошибки Департамента полиции и погранохраны ей придется наверстывать целый семестр. Кроме того, перед ней возникла проблема, поскольку ее и мужа визы заканчиваются – у мужа в июне, а у нее в августе: «Мой муж не сможет быть со мной даже до окончания учебы».

Полиция выслала из Эстонии непальскую студентку в марте прошлого года, когда Бандари собиралась отправиться в Финляндию, где живут ее родственники, к которым прежде она неоднократно ездила в гости. Поскольку тогда Бандари собиралась в гости вместе с мужем, полиция сделала необоснованный вывод, что она хочет сбежать вместе с супругом в Финляндию, и на целые сутки поместила в арестный дом. На следующий день ей приказали собирать вещи и возвращаться домой.

Поскольку законного основания для высылки Бандари из страны не было, через несколько месяцев она получила новый вид на жительство и вернулась в Эстонию. Но пережитое унизило ее человеческое достоинство и теперь она, по ее словам, живет в постоянном напряжении и страхе, в университете ей сложно сосредоточиться, что в свою очередь влияет на обучение. Поэтому студентка потребовала от Департамента полиции и погранохраны возместить нематериальный ущерб в размере 100 000 евро.

Полиция признала ошибку

Заявление о возмещении материального и нематериального ущерба Бандари подала в октябре. Если материальный ущерб был возмещен ей в феврале этого года, то сейчас в суде идет спор о размерах нематериального ущерба. А именно, полиция, конечно, признала ошибку, но не согласилась с размером требуемой суммы.

Полиция считает, что речь идет о важном споре, поскольку такие случаи, когда кого-то выслали из страны, а потому требуют возмещения материального и нематериального ущерба, в течение последних пяти лет в Эстонии не было.

«Обычно решения Департамента полиции и погранохраны о высылке из страны не пересматривают, а в судах и арбитраже принятые решения сохраняют свое действие. Бывают отдельные случаи, но точных данных об их количестве нет. И случаев необоснованного лишения свободы в последнее время в Эстонии не было», - сказала советник-эксперт департамента Лийс Валк.

По словам адвоката Бандари Алдо Вассара, проблематичность требования возмещения нематериального ущерба заключается в том, что боль и страдания человека нельзя напрямую измерить деньгами.

«Компенсация нематериального ущерба должна быть справедливой как для потерпевшего, так и для того, кто стал причиной возникновения этого ущерба. Поэтому невозможно доказать нематериальный ущерб, то есть страдания, с помощью каких-то доказательств, поскольку масштаб страданий – это субъективная оценка», - объяснил Вассар.

У свободы есть цена

Сам случай Реэты Бандари Департамент полиции и погранохраны комментировать не стремится, хотя согласно судебным документам, по оценке полиции, рассчитать размер ущерба за лишение Бандари свободы можно на основании Закона о компенсации ущерба, вызванного  производством. Это означает, что нанесенный студентке ущерб компенсируется на основании дневной ставки. А последний рассчитывается, исходя из брутто-зарплаты за последний месяц, которая делится на 30. То есть, цена суток свободы Реэты Бандари составляет всего 147 евро и 20 центов.

Реэта Бандари (в центре) в гостях у родственников в Хельсинки празднует непальский государственный праздник. 

ФОТО: Erakogu

Кроме того, полиция считает требование о возмещении нематериального ущерба необоснованным, поскольку, по ее оценке, студентка недостаточно обосновала пережитую боль. А адвокат Алдо Вассар считает, что такое мнение не оспаривает возникновения нематериального ущерба, но, по сути, требует от Бандари, чтобы она еще раз в суде описала свои переживания и выразила их словами. Более того, полиция и сама в деталях в курсе, что она сделала человеку. По сути, виновный признает вину, но просит жертву еще раз все всем объяснить».

Полиция считает, что возвращение из Непала и нахождение здесь не может объяснить нанесенный студентке нематериальный ущерб, поскольку во время собеседования при выдаче вида на жительства Бандари сказала, что у нее есть дочь, которая живет в Непале у ее родителей. Другими словами, возможность побыть с ребенком не могла вызвать у Реэты Бандари страдания и душевную боль. И жалоба на то, что она была вынуждена прервать обучение в Эстонии и забросить жизнь здесь, не является, по словам представителей полиции, уместной, поскольку основным местом жительства Бандари является Непал.

Вассар отмечает, что, по его оценке, контраргументы полиции – это юридический шум: «Явно в интересах полиции заплатить как можно меньшую компенсацию или вообще ее не платить. Это видно и из их ответа, в конце которого они просят суд взыскать нематериальный ущерб в сумме, не превышающей 147 евро и 20 центов».

«Я не хочу иметь в сегодняшней Эстонской Республике Департамент полиции и погранохраны, поведение и менталитет которого словно вышли из советского времени, где игнорировали и спорили со всеми до последнего момента, и никогда не признавали ошибок. По делу Реэты Бандари Департамент полиции и погранохраны извинился только теперь, почти год спустя, и только в этом судебном деле после того, как мы обратили на это внимание», - сказал Вассар.

Теперь Вассар и его клиентка подали в суд требование о компенсации таким образом, что просят суд самому назначить справедливую компенсацию за нанесенный Бандари нематериальный ущерб. Обе стороны могут объяснить суду, какую сумму они считают справедливой, но суд не привязан в своем решении к этим суммам.

Суды предпочитают отказывать

Сложной эту историю делает то, что, по нашим данным, раньше никто не требовал возмещения ущерба за предписание о выезде или о незаконной высылке. В целом законом предусмотрены конкретные правила и суммы, которые государство должно компенсировать за незаконное лишение свободы, и на практике от этого особо не уклоняются. А по административным делам у нас есть опыт, что суды скорее отказывают, чем назначают взыскание компенсации нематериального ущерба. Взысканные суммы очень маргинальны вне зависимости от того, о каком случае из описанных в законе идет речь. Во многих случаях достаточным считается простое извинение.

Канцлер юстиции советует требовать компенсации ущерба

«К нам с описанием таких обстоятельств не обращались, но если бы обратились, то мы сослались бы на девятую статью Закона о государственной ответственности, в первой части которого написано, что человек может требовать компенсацию нематериального ущерба, в том числе в случае унижения достоинства, лишения свободы, дома и неприкосновенности личной жизни, а также посоветовали бы требовать компенсации ущерба», - сказал руководитель пресс-службы канцлера юстиции Янар Филиппов.

НАВЕРХ
Back