Иметь или не иметь?

Средства индивидуальной защиты во время эпидемии стали источником загрязнения.

ФОТО: PA images/Scanpix

«Наконец-то хоть что-то заставит людей отказаться от потребления сверх всякой меры и люди задумаются над тем, как они живут!» - заявил один мой знакомый, проповедующий экологичный образ жизни, обрадовавшись тому, что коронавирусная эпидемия практически заставила экономику остановиться. «Эта эпидемия научит мир солидарности, грядет эпоха нового социализма», - говорили другие.

Зачем нам этот агрегат?

Возможно, в этом есть доля правды. В то же время эпидемия диктует свои правила, которые еще недавно казались безнадежно устаревшими. Она заставила, например, несколько иначе взглянуть на казавшиеся столь перспективными сервисы совместного потребления как часть экономики замкнутого цикла. Последняя (она же циркуляционная экономика) предполагает рациональное использование ресурсов, их возобновление и вторичное использование, нанесение минимального ущерба для окружающей среды, а на вопрос «иметь или не иметь?» однозначно отвечает: не иметь, но брать в аренду и делиться.

В самом деле, зачем вам бытовой агрегат, которым вы пользуетесь раз в два месяца – к примеру, мороженица – если можно арендовать ее именно в тот день, когда она вам действительно необходима? А в другие дни им вполне могут пользоваться другие нуждающиеся. И места не занимает, и лишнее производство сократилось, а функция выполнена. Одноразовые предметы, особенно из пластика, сторонниками циркуляционной экономики были объявлены практически non grata: вещи должны делаться на века, ибо расходники – неиссякаемый источник загрязнения планеты.

В рамках той же модели приветствуется совместное потребление транспортных услуг: хочешь – пользуйся общественным, хочешь – воспользуйся прокатом, на худой конец, вызови псевдотакси с помощью приложения. Владение личным автомобилем, скорее, порицается: неэкономно, несолидарно, неэкологично. Вместо многолетней кредитной кабалы приветствуется аренда жилья, вместо традиционных офисов коворкинги…

Выглядит все это вполне разумно и для истории вовсе не новинка: во времена дефицита не было разве что слова «шеринг», хотя все мы помним прекрасное слово «коммуналка», и разница лишь в том, что в последние годы в моду вошел добровольный (или почти добровольный) отказ от владения и сверхпотребления.

Готовим дома

Что сделал со всем этим коронавирус? Общественный транспорт, коворкинги и совместное пользование жильем и предметами бытовой техники во время карантина практически исключены. Принцип «мне не нужно имущество, я ценю впечатления» при закрытых границах и развлекательных заведениях теряет половину своей привлекательности, одноразовые маски становятся предметом первой необходимости и всячески пропагандируются, несмотря на то, что, очевидно, являются источником загрязнения, а матерчатая сумка многоразового пользования сиротливо болтается на двери, за которой уже топчется курьер интернет-магазина с впечатляющим запасом пластиковых пакетов и коробок, в которые заботливо расфасована всякая съедобная всячина. Не говоря уже о пластиковых одноразовых средствах индивидуальной защиты, критически необходимых для тех, кто работает на передовой, и тоже являющихся источником пластикового загрязнения.

Миллениалы не предусмотрели эпидемию, которая в очередной раз напомнила и о том, что идею частной собственности хоронить рано. Стремительно размножающаяся инфекция потребовала от людей максимальной автономности – в выигрыше оказались те, у кого было свое комфортабельное жилье (частный дом с огородом – так и вовсе идеально), свой личный транспорт и возможность работать из дома. Частная собственность стала гарантией автономии и безопасности. Тот факт, что в начале мая продажи отнюдь не остро необходимых хлебопечек в России на фоне экономического кризиса выросли в 300 с лишним раз, может казаться не слишком рациональным, но многое говорит о том, какой выбор инстинктивно кажется людям более надежным.

Нечто подобное происходит в последние месяцы по всему миру, что заставляет усомниться в скором и совершенном массовом отказе от частного имущества в пользу более экономного совместного пользования. Задаются аналитики и вопросом: воспрянет ли вообще идея экономики замкнутого цикла после пандемии?

Во всяком случае, в Евросоюзе (по крайней мере, на уровне деклараций) от нее отказываться не собираются, более того, она рассматривается как залог европейской безопасности. «Экономика замкнутого цикла сделает нас менее зависимыми и увеличит нашу жизнестойкость, - заявила в середине апреля президент Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. – Это урок, который мы должны извлечь из кризиса. Инвестиции в широкомасштабное обновление, возобновляемые энергоносители, чистый транспорт, возобновляемую пищу и восстановление природы будут еще более важны, чем ранее. Это не просто хорошо для нашей окружающей среды, но и уменьшает зависимость, укорачивая и делая более разнообразными цепочки поставок».

Интересно, что в этом заявлении содержится та же идея автономии, которая заставляет людей покупать хлебопечки: если в любой момент границы (двери дома) могут закрыться, а товары где-то застрять, мы должны будем справиться самостоятельно. От модной некогда идеи глобализации мы уже практически отказались, осталось подождать, какие метаморфозы претерпит идея шеринга. Возможно, с абсолютным социализмом тоже придется повременить.

НАВЕРХ
Back