Следствие из-за пособия довело бизнесмена до могилы

Героиня очередного выпуска передачи Kuuuurija утверждает, что из-за преследований полиции и прокуратуры скончался ее супруг.

У Майре (наст. имя автору известно) и ее мужа было семейное предприятие, которое занималось деревообработкой в небольшом населенном пункте. Они давали работу для десятка местных жителей.

«Был 2017 год, когда одним майским утром в дверь позвонили. За дверью стояли, не помню точно, но где-то 5-6 человек в гражданском. Они сказали, что у них ордер на обыск. На обыск дома, рабочей зоны, повсюду. Я и не поняла, что вообще происходит. Я всегда была честной», - рассказывает Майре.

Женщине и ее супругу объяснили, что пару подозревают в мошенничестве с дотациями. Согласно делу, в 2013 году супружеская пара получила от PRIA пособие на покупку машины стоимостью в 100 тысяч евро. Четыре года спустя, в 2017-м полиция заподозрила, что деревообрабатывающая фирма приобрела технику не по тем условиям, которые были указаны в PRIA. На время следствия с супругов взяли подписку о невыезде.

По словам Майре, с ними поступили, как с настоящими уголовниками. И поэтому пара решила оспорить решение в суде.

Ходатайство в PRIA фирма супругов подавала в 2013 году на приобретение техники, чтобы оптимизировать рабочий процесс. «У маленького предприятия нет столько денег, чтобы это сделать, чтобы увеличить фирму», - поясняет Майре. Был написан проект, под который были получены деньги.

После обыска весной 2017 года наступило продолжительное затишье, и от правоохранителей не было больше ничего слышно. Семья подумала, что дело сняли с повестки дня, ведь они не считали себя виновными.

Дело снова закрутилось в 2019 году. К тому моменту здоровье мужа сильно ухудшилось - женщина уверена, что это произошло из-за пережитого стресса. Майре также отмечает, что проблемы со здоровьем усугубило и то, как на супругов стали показывать пальцем в их же родном городе, словно они воры. Хотя дело еще даже не было передано в суд.

Летом 2019 года следователь стал раз за разом вызывать к себе супруга Майре. К тому времени состояние мужа настолько ухудшилось, что он находился на больничном листе. Тогда он отправил следователю письмо, что не может прийти, так как болен. На это последовал ответ следователя, то аритмия сердца не может служить причиной для неявки.

«Последняя повестка пришла 9 августа. И тогда супруг сообщил, что у него запланирована операция на сердце. Здоровье совсем никакое. И сказал, что не может прийти», - продолжает Майре. Операция была запланирована на вторую половину сентября минувшего года.

«12 сентября я была дома. На обеде. И тогда неожиданно за дверью появились двое полицейских со словами, что они получили приказ доставить мужа к следователю», - вспоминает женщина. Речь шла о принудительной доставке, так как супруг Майре не являлся ранее в полицейский участок, когда его вызывал следователь. И это несмотря на то, что предприниматель сообщал, что он на больничном.

Сотрудники полиции увидели лежащего дома в кровати мужчину, чье состояние оставляло желать лучшего, и сами вызвали ему неотложку.

«Поскольку они получили приказ доставить мужа в участок, то запретить это могли только медики. Поэтому они вызвали скорую помощь, - вспоминает Майре. - Я позвонила следователю, рассказала, что у мужа через неделю операция. И он не может быть в участке: он в кровати и без сил. После чего следователь дал мне номер телефона прокурора. И последний сказал то же самое - не явиться можно, только если разрешат в скорой помощи. Я не знаю, кто отвечает за игры со здоровьем людей».

После звонка полицейских приехала скорая помощь, которая доставила едва дышащего супруга Майре в больницу. По словам Майре, медики увидели, что муж в плохом состоянии и у него аритмия. Но в больнице отметили, что ее супруг все же может присутствовать на допросе.

«Из EMO его доставили к следователю. В больнице его транспортировали на инвалидном кресле, но у следователя - в полицейском участке его вели под руку два сотрудника правоохранительных органов. Как я поняла, внутри муж сказал, что ему становится плохо и его покидают силы. Он оперся на стену и попросил принести нашатырный спирт. Принесли. Вроде как и воды принесли между делом. И тогда начали ему что-то зачитывать. Вот только возможно ли в таком состоянии понять, что тебе зачитывают?» - недоумевает Майре. По ее словам, сотрудники полиции словно думали, что мужчина разыгрывает их и притворяется, будто ему так плохо.

Делом супруга Майре занимались следователи Ляэнеской префектуры, а также чиновники Ляэнеской окружной прокуратуры.

Поскольку состояние его здоровья ухудшилось, мужчина отошел от руководства компанией. «Тогда этим занялась я. В начале ноября муж отправил им письмо. Здоровье супруга стало немного лучше и он пожелал снова с ними встретиться. Чтобы получить все бумаги нормально», - говорит его жена. По словам Майре единственным пожеланием ее супруга было встретиться со следователями после операции, когда его состояние будет хоть немного получше.

«Он отправил им письмо в самом начале ноября, но к сожалению, 11 числа его сердце остановилось. Дома», - вспоминает она.

В полиции автору передачи Катрин Луст ответили следующее: «В ходе следственного мероприятия следователи учитывают состояние здоровья его участников. При необходимости и после медицинского подтверждения следствие  можно перенести. Если в ходе следствия человеку становится плохо, то полицейские вызывают скорую, чтобы проверить состояние  здоровья и оказать медицинскую помощь человеку».

Поскольку врачи разрешили супругу Майре участвовать в производстве несмотря на состояние его здоровья, прокуратура своей вины в произошедшем не видит. «Прокуратура опиралась на оценку медиков, поэтому своей вины в случившемся не видит.«В рамках данного уголовного дела с подозреваемым обращались, учитывая состояние здоровья человека. Важно отметить, что не явиться на допрос можно только в случае тяжелых травм и заболеваний, и когда их наличие может подтвердить врач. Уголовное следствие нельзя приостановить, только когда кто-то заявляет, что он болен. В ходе принудительной доставки медработники еще раз проверили в присутствии сотрудников полиции состояние подозреваемого. Если врач разрешает дальнейшее производство, следствие продолжается», - прокомментировали в прокуратуре.

Адвокат семьи покойного Роберт Сарв утверждает, что его клиент невиновен. «Я могу это с полной уверенностью заявить. Здесь нет никаких сомнений, - говорит он. - Курьезным в этом деле является то, что сначала были проверены все договоры, сделки. И Департамент сельхоз регистров и информации в этом вопросе подкован. Также как и в вопросе стоимости строительных работ, техники. После PRIA эти же документы проверили налоговики. Нарушений найдено не было. И тогда вдруг “сваливается” такое уголовное дело».

После смерти супруга Майре прекратила коммерческую деятельность и закрыла деревообрабатывающее производство. У нее больше не было сил всем этим заниматься дальше.

По словам Майре, после смерти супруга она получила письма с примечательным содержанием, где было указано, что дело по их с мужем семейному предприятию прекращено. Но одиннадцать дней спустя потерявшая супруга женщина получила новое письмо с извещением о том, что дело все-таки передается в суд.

Подробности смотрите в передаче Kuuuurija!

НАВЕРХ