«Ты же не можешь сказать птицам: мальчики, повторите-ка это еще раз!»

Старт! Какое ускорение, какая сила! Самец хохлатой чернети ускоряется в полете, подобно спринтеру на стометровке. Снимок сделан в тихой заводи возле порта Рохунеэме.

ФОТО: Кильвар Кесслер

Глава Финансовой инспекции Кильвар Кесслер во время утренних прогулок по Рохунеэме делает потрясающие фотографии природы. В основном птиц, хозяйничающих на полуострове, пишет Postimees.

«В последнее время я наблюдал за крачками – но я не думал, что эта фотография и история вокруг нее так понравится людям. В фотографии самой по себе не было ничего особенного, но история вокруг нее действительно была смешная, - начинает Кесслер рассказ о том, как одна из его последних фотографий стала хитом. – Смотри, сейчас крачки образуют пары. Во время этого самец ловит рыбу и приносит самке, которая требовательно горланит на камне. Прекрасно, если самка съест принесенную кавалером рыбу. Но в этот раз вышло иначе: джентльмен принес рыбу и вручил ее своей возлюбленной в клюв. Но самка решила покапризничать, выкинула подарок на камень. Естественно, самец был обезоружен таким поведением. И смотрел с совершенно беспомощным выражением – на снимке это хорошо видно: крылья подняты, как будто он поднял руки. Что такое? Он снова поднял рыбу и вручил даме в клюв, но та все равно ее выбросила. Ну не нравилась ей эта рыба!»

Классный кадр и прекрасная история. В Facebook под этой фотографией о семейной драме крачек оставлено множество лайков и комментариев.

Но будем честны, человек, просто так гуляющий около моря, не заметил бы и криков крачек, не говоря о том, чтобы увековечить драму на снимке. Для этого надо уметь видеть и чувствовать. Откуда у главы Финансовой инспекции такое умение и знания? «Рассказывать долго или коротко?» - спрашивает Кесслер.

Рыба не годится! Самец крачки поймал рыбу, принес даме. А та выкинула ее на камень как негодную. Джентльмен бессилен.

ФОТО: Кильвар Кесслер

История о том, как он стал наблюдать за природой и фотографировать ее, довольно прозаична. Кесслер родился, вырос и ходил в школу в центре Таллинна. В центре он годами работал. Не считая лет учебы в Тартуском университете, во многом его прежняя жизнь проходила в центре Таллинна, в радиусе примерно километра.

Но 13 лет назад, перед тем как в его семье родился первый ребенок, стало ясно, что для него такого детства в центре из бетона и камня он не хотел бы. «Так мы решили, что переедем из центра, в Рохунеэме».

На неделе он работал в центре, а жена оставалась с маленьким ребенком дома. «Но в конце недели уставшая жена сказала мне: возьми свою дочку и займись ей. И я стал гулять с ребенком в Рохунеэме. Ходил, смотрел – природа! Птицы! Совершенно замечательно! – говорит Кесслер. – В какой-то момент я подумал, что надо бы как-то запечатлеть, что они делают и переживают».

«Я приобрел фотоаппарат и стал снимать. Так и пошло. И вот с тех пор прошло уже 13 лет», - он рассказывает, что, если некоторые по утрам бегают или ездят на велосипеде, он ходит фотографировать. Весной, в апреле-мае, в прекрасное время для фотографирования птиц, он незадолго до рассвета поднимается и идет гулять и снимать. Если, конечно, позволяет погода.

«У меня есть свой конкретный круг – примерно пять километров – по которому я хожу. И во время этой прогулки происходят вещи, которые можно заснять. Во многом дело случая. Это то, что мне ужасно нравится в фотографировании, - говорит Кесслер. – Выходит так, как именно сейчас предлагает природа и ситуация».

Он замечает, что отметил для себя такую закономерность: если идешь искать чего-то выдающегося, то с большой вероятностью результат будет нулевым. «Но если ты идешь и гуляешь, так сказать, с пустой головой и открытыми глазами, эти ситуации случаются перед тобой как будто сами по себе. А мне не остается ничего нового, кроме как их запечатлеть», - с удовольствием говорит он.

“Angry birds”, они же обыкновенные свиристели, летают над осенней рябиной.

ФОТО: Кильвар Кесслер

«Но представь, ты выходишь на рассвете, ветра нет и море гладкое-гладкое… Это все-таки очень красиво. Кстати, много лет назад я таким ранним утром заснял, как лось плывет по совершенно зеркально гладкой воде. Я впервые в жизни видел, что лось плавает в море».

Глядя на снимки, сделанные Кесслером в Рохунеэме, удивляет неожиданное разнообразие видов. И, естественно, прекрасно схваченные моменты. Для этого надо знать птиц и то, чем они живут. «Чем больше ты ходишь, тем больше начинаешь видеть, - говорит он и поясняет. – Когда годами ходишь в одни и те же места, у тебя формируется какая-то общая привычная картина вещей. И если в ней что-то изменилось, это сразу привлекает твое внимание. Появилась, например, новая птица, которой раньше не было, и издает какие-то звуки. Ты сразу замечаешь, что на привычной картинке что-то не так».

Если говорить о знании птиц, Кесслер признается, что поначалу для него, закоренелого горожанина, все водоплавающие птицы были утками, а птицы поменьше – воробьями. «Чем больше я снимал, тем больше меня начинало интересовать, кого и что именно я заснял. Я купил книги, по которым можно было определить виды. Смотрел на свои фотографии и изучал книги. Помаленьку начал понимать, что это за птица. Выяснилось, что помимо воробьев и уток, есть и другие виды, - улыбается Кесслер. – Сейчас осмелюсь сказать, что более-менее все виды птиц, которые постоянно находятся у нас в Эстонии, я знаю по тому, как они выглядят».

Но разве не так, что чем больше ты занимаешься фотографированием пернатых, тем больше пытаешься запечатлеть на снимке какую-нибудь редкую птицу или экзотического гостя? «По-моему, и жизнь этих так называемых обычных птиц достаточно интересна и разнообразна, чтобы ее снимать. И жизнь птиц вообще… Наблюдая за тем, что они делают, я стал замечать похожие черты и в поведении людей. Честно!»

Если все же говорить о редкостях, некоторые из них тоже попадались в объектив Кесслера. Например, варакушка и удод. Если встретить их здесь, серьезные любители орнитологии и прочие любители птиц падают ниц от восхищения, утверждает Кесслер.

«Много лет назад, когда я чистил зубы в ванной, я заметил, глядя краем глаза в окно, в соседнем саду какую-то синюю точку. Посмотрел поближе – не может быть! – варакушка! Я взял фотоаппарат и сделал довольно красивый снимок. И представь себе, на следующее утро снова чищу зубы, смотрю – оранжевая точка. Удод! Опять редкость. Конечно, я сделал снимок. Никаких специальных поисков или выслеживания, - рассказывает Кесслер. – Иногда бывает так. Случай подыгрывает тебе эту ситуацию, а ты просто реализуешь этот случай».

Обыкновенный чеглок пикирует на ворону.

ФОТО: Кильвар Кесслер

Здесь вспоминаются те фотографии Кесслера, где происходит настоящий экшен. Например, та, на которой некто из соколиных яростно атакует ворону. «Это обыкновенный чеглок. Кстати, птица с герба Украины, - уточняет автор снимка. – Эта фотография тоже случайная. Я пришел с прогулки, был уже перед воротами дома, когда заметил эту ситуацию». Историй о том, как ему удалось что-то заснять, у него много. Смешных, трогательных, захватывающих…

Все это очень далеко от повседневной работы Кесслера в Финансовой инспекции. «Одна из причин, по которой я так наслаждаюсь фотографией, - возможность прочистить свои мысли. Ты сосредоточиваешь свои мысли на чем-то непохожем на твою ежедневную работу. Плюс еще двигаешься на свежем воздухе, на природе, - рассказывает Кесслер. – У меня в школе было два любимых предмета – история и физика. Фотография ведь в каком-то смысле – чистая физика, и в то же время в ней есть частичка искусства. Ситуации, которые ты пытаешься поймать в кадр, проходят за секунду. Часто у тебя оказывается еще меньше времени, чтобы решить, как оформить ситуацию в более-менее художественной композиции. Ты же не можешь сказать птицам: послушайте, мальчики, сделайте-ка это движение еще раз!»

Морской орел обозревает владения. На заднем фоне летают перепуганные чернозобики.

ФОТО: Кильвар Кесслер

НАВЕРХ