В Кохтла-Ярвескую госгимназию выстроилась очередь

Абитуриенты Кохтла-Ярвеской государственной гимназии Орина Яковлева и Юрий Костюковский - яркая пара, которая сложилась, когда Юрий переехал в Кохтла-Ярве с Украины. Они большие фанаты своей школы.

ФОТО: Teet Korsten

Ранней весной прошлого года казалось, что школьной войне в Кохтла-Ярве нет конца, теперь же к выпуску готовится первый поток, а очередь из желающих учиться в эстоноязычной государственной гимназии оказалась больше имеющихся мест, пишет Postimees.

Первая параллель Кохтла-ярвеской госгимназии выпускается 19 июня. В течение первого учебного года школа потеряла 14 процентов тех, кто начал обучение осенью, но впервые в истории Кохтла-Ярве желающих поступить в гимназию больше, чем туда могут принять. Директор Хендрик Агур пытается вывести учебное заведение в число элитных школ страны.

Родовые схватки начавшей свою работу 1 сентября прошлого года гимназии привлекли внимание не только региона, но заинтересовали далеко за пределами Ида-Вирумаа. Госгимназию планировали двухсистемной: одни учатся на эстонском языке, а другие – большая часть учеников – осваивают программу по системе 60 процентов на эстонском и 40 процентов на русском языках. Таким образом, было основание опасаться, что эстоноязычная и проэстонская гимназия по иронии судьбы именно с появлением государственной гимназии вообще исчезнет из Кохтла-Ярве. Местные жители вышли на баррикады, поскольку испугались русификации.

Первым значимым результатом школьной войны стала отставка выбранной на должность директора госгимназии Ирины Путконен, которая руководила в Кохтла-Ярве Славянской основной школой. Нового руководителя гимназии выбрали путем проведения конкурса, им стал Хендрик Агур – бывший директор таллиннской Гимназии Густава Адольфа.

Многие считают, что школьная война повлияла на прошедшие прошлой весной выборы в Рийгикогу, которые Центристская партия не выиграла.

Абитуриенты первой выпускающейся параллели Кохтла-Ярвеской госгимназии Орина Яковлева и Юрий Костюковский – яркая пара, которая возникла после того, как Юрий приехал в Кохтла-Ярве с Украины.

До открытия государственной гимназии оба учились в Ахтмеской гимназии. Яковлева вспоминает, как стыдно ей было, когда ее школу посещал Хендрик Агур, чтобы рассказать о новом учебном заведении.

«Было так неловко, когда директор нашей школы Светлана Скоробогатова попросила его говорить по-русски, поскольку многие наши ученики не владеют эстонским. Помню, что когда ему задавали вопросы, я была единственной, кто сделал это на эстонском языке. И я видела, что Хендрику это было приятно», - говорит Яковлева, ментором которой в новой школе стал сам Агур.

Костюковский считает, что бывшая Ахтмеская школа и его школа на Украине по подходу и духу были одинаковыми: одинаковые здания советских времен, одинаковый ремонт.

«В Эстонии больше технологий: дигитальная доска, e-kool и Stuudium показались очень удобными. На Украине приходилось носить с собой дневник, как старые добрые времена. Но если сравнивать учителей – большинство родились в Советском Союзе и похожи, хотя система обучение отличается. Но в принципе больших различий не было», - говорит Костюковский. И Яковлева впечатлена современностью нового школьного здания: с технологической точки зрения и вообще: «Очень красивое здание! Было одно сомнение – как мы все уместимся? В первые дни много времени находились в атриуме – там нас было очень много».

Первые ушедшие

В течение года ученики уходили из школы. Если 1 сентября обучение начали 323 ученика, то в мае в ней учились 278 детей. 44 ушли сами, одного отчислили. «К сожалению, из-за неспособности учиться дальше и низкой учебной мотивации уходящие будут еще. Их может оказать даже до 20 человек», - признает директор школы.

«Уходили по разным причинам. Если в начале года, причиной ухода называли еду с ножом и вилкой, а также требование носить корректную одежду, или то, что не нравится порядок в школе, то нынешних учеников, к сожалению, чаще всего характеризует низкая учебная мотивация, а в действительности лень и безразличие», - говорит Агур.

Абитуриент Юрий Костюковский говорит о бывших одноклассниках, что им не нужно было идти в такую школу, и что они ушли, поскольку не хотели учиться: «Нет ничего постыдного в учебе в профтехучилище. Если ты хочешь пойти на работу или посвятить себя хобби, зачем тебе высшее образование? Родители явно очень хотели, чтобы было именно гимназическое образование».

Молодой человек говорит, что с точки зрения изучения языка, учебной среды и обучения ему очень нравилось в школе: «Я считаю, что тут нравится большинству, кто хочет учиться и напрягаться».

А как с учителями? Когда Хендрик Агур возглавил школу, он укомплектовал совершенно новую команду. С 1 сентября начали работать 36 учителей, сейчас их в школе 40. Ушли четыре преподавателя, но на их место пришли трое. Некоторые ведут выборочные курсы и не входят в штат, услуги некоторых учителей покупают временно.

Половина учителей и раньше жили в Ида-Вирумаа, половина приехали из других мест: Выру, Раквере, Вильянди, Таллинна, Сааремаа, Тарту, Пярну.

Молодежь как везде

Закончившая в прошлом году магистерское обучение по мировой литературе в Тартуском университете учитель эстонского языка и литературы Элийза Пуудерселль говорит, что ценит посвященность, взаимовыручку и общее дыхание, которые с самого начала были характерны для коллектива школы.

«Естественно, это означает как взлеты, так и падения, которые характерны для каждой новой школы. Каждый день, как карусель: ощущение головокружения сопровождает постоянно, но самыми сильными эмоциями, которые превышают любые падения, является энергия, которую я получаю от учеников. Иногда мы умудряемся забыть, насколько мы кому-то нужны», - говорит Пуудерселль.

Молодой учитель не делит эстонских и неэстонских учеников: «Все являются жителями Эстонии, просто у одних дома говорят на русском языке, и мы должны это уважать. Я считаю, что разница не столько в темпераменте, а в фоне. Молодежь – это все же молодежь, как и везде».

Во время школьной войны эстонские кохтла-ярвеские родители говорили, что состоящая преимущественно из неэстонских учеников школа может как-то плохо повлиять на эстонских детей. Учившаяся 11 лет в Кохтла-Ярвеской Ярвеской гимназии Линда Казела говорит, что на нее неэстонские ученики не влияют: «В эстонских школах эстонские и русские ученики перемешаны и всегда как-то справляются. Ученики разных национальностей все время общаются».

В группах первой ступени гимназии молодые люди разных национальностей так и так находятся вместе, поскольку группы составлены по учебному направлению, и родной языке роли не играет. Исключением является направление углубленного изучения эстонского языка, на котором учатся только те ученики с родным русским языком, которые хотят дополнительные уроки эстонского.

«Этот курс не предназначен для эстонских молодых людей и там переплетения нет. Но и они общаются со всеми. И ученики старших классов общаются друг с другом вне зависимости от национальности. На школьных мероприятиях группы все же составляют так, чтобы в них были ученики из разных классов, разных национальностей и полов», - говорит Казела.

Кто-то выпадает

Учитель физики Март Куурме, который в свои 71 лет в основном молодом педагогическом коллективе является настоящим мэтром, хвалит коллег и атмосферу в школе. О том, что барьера в общении нет, по его словам, говорят и ученики, и учителя.

«Ученики с родным русским языком замечательные. Я все время считал: если есть большой народ, то есть большая душа», - говорит Куурме.

Директора, которого он знает с давних времен, Куурме оценивает, как человека новых идей и крупных планов, который в то же время может забыть о существовании педагога, которого сам заманил на работу.

Однако особенность Кохтла-Ярвеской государственной гимназии особенно четко сформировалась только теперь – во время весеннего поступления.

«Мы провели собеседования с кандидатами в ученики и тестирование по своим критериям. Это впервые в истории Кохтла-Ярве, когда кого-то в гимназию не взяли», - говорит директор Агур.

Теперь начались разговоры о не попавших в гимназию учениках. «За какого-то ученика просил директор школы, естественно, родители, звонит и давит даже вице-мэр. У всех примерно одна и та же история: это хороший мальчик/девочка, может все же можно взять? Телефонное право укоренилось в людях, это считают чем-то само собой разумеющимся», - Агур считает ситуацию трагикомичной.

Он говорит, что в первый учебный год школа сито не использовала: «Нас бы съели! В каком смысле – школы закрыли, и вы не берете всех?!» Агур ждет того времени, когда закончат уже две параллели, и в школе останутся только те ученики, которые отвечают его представлению об учениках госгимназии.

«Победителями являются пятые и шестые классы местных русских школ. Информация о том, что не все сюда попадут, начинает распространяться. В итоге родители учеников штурмуют школу с дубинами: что вы там вообще делаете? Я хочу, чтобы мой ребенок попал в эту школу! Почему нет эстонского языка? Почему нельзя говорить по-английски?»

Опыт чрезвычайного положения

Хендрик Агур.

ФОТО: Erakogu

Директор Кохтла-Ярвеской государственной гимназии Хендрик Агур благодарит коллектив школы, который во время чрезвычайного положения очень хорошо справился с учебной работой.

«Все получили новый опыт и развили способность к адаптации. Другого выбора не было. Полученного опыта вполне хватит и для обычной ситуации. Были отселектированы слабо мотивированные ученики, которые отнеслись к чрезвычайному положению, как к каникулам. Очень грустно».

Школа с уклоном в рок

Школа с уклоном в рок может гордиться хорошо и качественно оснащенной студией-классом. 

ФОТО: Teet Korsten

В школе работает молодежный оркестр на 13 музыкантов и состоящий из семи человек DB или Direktori Bänd 4.

Молодежный оркестр участвовал в пяти крупных концертах. На дне города Кохтла-Ярве в августе, в концерте песен, написанных школьниками Ида-Вирумаа «Маленькая песня на большой сцене» в декабре в Йыхвиской филармонии и на нарвской «Свободной сцене», а также в марте в концерте, посвященном Женскому дню, который прошел в Кохтла-Ярвеском культурном центре. Второй коллектив дал столько же концертов своей школе.

НАВЕРХ
Back