Гренландия. Иллюстративное фото.

ФОТО: Elaine Cromie/AFP

Многие из нас после долгих недель самоизоляции мечтают вернуться к привычной жизни - с переполненными магазинами и кафе, с работой в людном офисе. Но есть и другие. Они сознательно выбрали себе работу, которая предполагает долгие периоды полного одиночества, часто - в отдаленных от цивилизации районах.

Некоторые люди получают удовольствие от жизни и работы в одиночку, - говорит Санди Манн, старший преподаватель психологии в Университете Центрального Ланкашира (Великобритания). - Это дает им свободу от беспокойства по поводу мнений и запросов других людей".

"А некоторым нравится преодолевать трудности, связанные с жизнью в условиях изоляции и оторванности от общества, для них это своего рода вызов".

Манн считает, что одиночество имеет свои преимущества перед лихорадочной жизнью современного общества.

"Мы привыкли к высокому уровню дофамина, посылаемого в организм из-за суматошной, полной искусственного стимулирования окружающей среды. Но дофамин вызывает привыкание. И чтобы избавиться от этого, нам надо снизить уровень возбуждения".

А можно взглянуть на вещи и так: те, кто делает выбор в пользу одиночества, на самом деле просто находит иные стимулы, на которые мы не обращаем внимания, проводя дни в многолюдном окружении.

Обозреватель BBC Worklife поговорил с теми, кто предпочитает жить и работать вдали от людей, и спросил, почему им так нравится такой образ жизни, когда на сотни, а то и на тысячи километров вокруг нет ни души.

Стив Фуллер, ответственный за зимнее содержание, Йеллоустонский национальный парк (США)

Стив Фуллер, которому сейчас 76, уже почти пять десятилетий занимается работами по зимнему содержанию территории в Йеллоустонском национальном парке, одном из самых знаменитых и живописных заповедников на западе США. Он начал работать здесь в 1973 году, и часто неделями не видит рядом с собой ни души.

"Как однажды сказал Чарли Расселл, "люди особенно хороши, когда с ними редко встречаешься", - говорит Фуллер, ссылаясь на американского художника, скульптора, писателя и ковбоя, воспевшего в своих произведениях романтику освоения первопроходцами Дикого Запада.

Интересно, что взрослая жизнь Фуллера начиналась как раз среди суеты современного мира - он работал политическим журналистом, затем - лаборантом в отделении скорой помощи бостонской больницы.

"В молодости я получал удовольствие от жизни и работы в центре города", - рассказывает он.

Но однажды все изменило решение пожить некоторое время в Африке. "Три года в Восточной Африке преобразили меня. Я понял, что мне необходимо жить в соприкосновении с природой и животными, - объясняет он. - Зимний Йеллоустон оказался подходящим местом".

Сейчас каждую зиму он работает на Вайомингском участке этого огромного природного заповедника, живя в деревянном коттедже, построенном 110 лет назад.

"С некоторыми из бизонов я знаком уже много лет. Мое поведение их не тревожит, когда они видят, что я прохожу мимо, - рассказывает Фуллер. - С другими животными я тоже разговариваю. С койотами, лесными куницами, лисами, волками, медведями, лосями".

"Я не подкрадываюсь и не маскируюсь, а просто здороваюсь с ними - и они мне доверяют. Большинство людей передвигаются слишком быстро и очень шумно, - говорит он. - Они не понимают, что такое поведение вызывает тревогу или воспринимается [животными] как угроза".

А это очень важно, когда живешь в таких условиях. Из окна своего дома Фуллер указывает на десяток мест, где на людей нападали медведи.

Непреходящую величественность пейзажей Йеллоустона он запечатляет на фотографиях и ведет колонку на местном сайте.

Важно и чтение. "Моя частная библиотека - самая большая и самая эклектичная в северо-западном Вайоминге. Не самая лучшая характеристика", - смеется он.

Кроме того, можно "ходить на лыжах, с кем-то поболтать (когда есть возможность), время от времени заниматься самореализацией и напоминать себе, что "тат твам аси" ["ты есть То", фраза на санскрите из адвайта-веданты, "учении о недвойственности"], а можно просто выпить пива и повалять дурака".

Ди Каффари, британская яхтсменка, в одиночку совершившая несколько кругосветных путешествий

Одна, посреди океана - этот опыт напоминает ощущения астронавта на МКС.

Между тем, на орбите вокруг Земли летало более 500 человек, а тех, кто совершил кругосветное плавание без остановок и в одиночку, едва наберется сотня.

Британская яхтсменка Ди (Денис) Каффари, ветеран кругосветок, совершившая шесть таких плаваний, была первой женщиной, которой это удалось.

Кроме того, совершив 178-дневное одиночное кругосветное плавание в 2006 году, она стала первой среди женщин, обогнувшей планету "в неправильную сторону", на Запад, против преобладающих ветров и течений.

Ее вдохновил отправиться в путешествие в одиночку другой знаменитый британский мореход-кругосветчик - шотландец сэр Шей Блит.

"Он предложил мне стать первой женщиной, которая совершит путешествие, считающееся невозможным. Но рано или поздно кто-то из женщин это сделал бы, так почему не я?" - рассказывает Каффари.

"После того разговора в моей душе словно искорка вспыхнула: я решила, что жизнь предоставляет нам массу возможностей, и эта - не из тех, которую можно упустить. В этом мире осталось не так уж много того, где ты можешь стать первой".

Каффари, первая одиночная кругосветка которой продлилась шесть месяцев, признается, что и не думала о таком аспекте этого тяжелого путешествия, как одиночество.

"После участия в "Глобальном вызове" времени на подготовку было совсем мало, а сделать надо было много чего, и я совсем не задумывалась о том, что весь путь мне предстоит проделать наедине с собой".

(Гонка "Глобальный вызов" была учреждена Шеем Блитом в 1990-х, чтобы дать мореходам-любителям возможность осуществить кругосветное плавание под руководством профессионального судоводителя, шкипера. Последний из "Глобальных вызовов" прошел в 2005 году.)

Насколько сильно ее изменили одиночные кругосветки? "Они заставляют тебя задуматься о жизни. Безусловно, я стала более склонна к размышлениям", - говорит Каффари.

"Мне также пришлось научиться обуздывать свои эмоции и не тратить энергию на негативные мысли. Тяжелые времена никогда не длятся долго, и, кажется, я помню только о хорошем. Из-за этого меня и тянет назад в океан".

Мортен Хилмер, член отряда "Сириус", военной патрульной службы, Гренландия

Собачья патрульная служба "Сириус", маленькое подразделение датской армии, ответственна за поддержание объектов и надзор за крупнейшим в мире национальным парком - Гренландским. Патрули, состоящие из шести человек, присматривают за территорией, в три раза большей, чем сама Дания.

Дежурства длятся по два года и два месяца, в течение которых членам отрядов, в том числе Мортену Хилмеру, порой приходится преодолевать 10 тыс. км в одиночку, в компании ездовых собак. Они пересекают бескрайние равнины, где обитают полярные лисы (песцы), овцебыки и, конечно, белые медведи.

Хилмер рад, что его отряду лишь раз пришлось стрелять в медведя - только потому, что им грозила смертельная опасность, медведь собирался напасть на них.

Мортен вырос в сельской местности Дании, среди лесов и лугов. С детства он слушал рассказы отца о тех трех годах, когда тот работал на метеостанции в далеком и таинственном краю - Гренландии.

"Я мечтал о таком приключении - изучать огромную ледяную пустыню", - признается Хилмер.

В недавнем подкасте о своих 26 месяцах арктического дежурства (12-й эпизод - Magic Light) Хилмер рассказывает, что был настолько поражен и очарован Гренландией, что, проведя совсем немного времени дома в датском городе и не находя себе места, он сумел уговорить взять его на должность повара в штаб-квартире "Сириуса" - несмотря на то, что в жизни никогда не готовил.

По его словам, там он стал мастером мультиварки, в которой пища готовится долго, часами, что позволяло выходить одному на исследования окружающих диких просторов. Те длинные прогулки привели к тому, что он может теперь зарабатывать на жизнь фотографированием природы. https://mortenhilmer.com/en/

Изолированность, оторванность от мира в Гренландии оставила неизгладимый след в душе Хилмера. "Она позволила ощутить неописуемое счастье и неограниченную свободу".

Харриет Рид, егерь на островах Фарн, Англия

Харриет Рид работает егерем британского Национального фонда (некоммерческой и негосударственной организации, охраняющей объекты исторического интереса и природы. - Ред.) на островах Фарн, что у северо-восточного побережья Англии. Она проводит девять месяцев в году вдали от цивилизации.

Этот суровый архипелаг, где парят птицы тупики и лежат, развалившись на камнях, тюлени, - любимое место Дэвида Аттенборо, знаменитого натуралиста и телеведущего.

И хотя на острове всегда есть хотя бы еще один человек, у Рид сколько угодно пространства, чтобы испытать полное одиночество. "Мне нравится, что я могу сконцентрироваться на острове, что меня от него никто и ничто не отвлекает", - говорит она.

Между прочим, Рид вовсе не нелюдима - вообще-то она выросла в семье из шести человек. "Я не ищу людных мест, но я и не избегаю их. И я никогда не откажусь от участия в вечеринке".

Обязанности егеря предусматривают возможность раз в неделю покинуть острова - если, конечно, позволяет погода и неспокойное Северное море. "Самый длинный период, на который я здесь задерживалась, - 13 дней. И это довольно долго, если жить без душа".

Когда все спокойно, Рид исследует каменные россыпи, играет в настольные игры с кем-то из коллег, читает, пишет и делает наброски будущих рисунков.

Как и других отшельников, условия работы изменили ее. "Я стала гораздо более ответственной, собранной и решительной. И если я могу принести этим островам пользу, то я хочу находиться именно здесь".

Лео Оп Ден Брау, смотритель маяка на острове Габо, Австралия

Маяки давно стали символом одиночества (по крайней мере для тех, кто их обслуживает), но автоматизация отменила необходимость человеческого присутствия на большинстве из них.

Однако традиция не умерла на острове Габо, клочке суши в 150 га у восточного побережья штата Виктория (Австралия).

На протяжении двух десятилетий Лео Оп Ден Брау работает смотрителем (официально - "сотрудник полевой службы") второго по высоте австралийского маяка, возведенного в 1860-х из поразительного по красоте розового гранита, добытого на этом острове.

"Я всегда интересовался историей, всем, что касается моря, и старыми зданиями. Я люблю океан и считаю себя морским человеком", - говорит он.

"Когда подвернулась возможность получить краткосрочный контракт на работу смотрителем одного из знаковых австралийских маяков, как я мог устоять? Но я и подумать не мог, что задержусь здесь на 20 лет".

Когда заканчивается лето и поток туристов иссякает, к Ден Брау приходит одиночество - но для него это не проблема.

"Я легко могу обойтись без человеческого общения на протяжении долгого времени. Пока мой рекорд - 28 дней. Тишина дает мне время сосредоточиться на бесчисленных задачах, которые мне необходимо выполнять".

Он ремонтирует старые здания на острове, присматривает за работоспособностью инфраструктуры - систем водо- и энергоснабжения.

Что держит его здесь? "Пейзаж поразительно прекрасен - в любое время года. Я люблю свою работу, люблю это место, и мне нравится быть частью старой традиции смотрителя маяка, - говорит он. - Здесь беды и заботы остального мира кажутся очень далекими".

Прочитать оригинал этой статьи можно на сайте BBC Worklife.