Как на самом деле защитить Эстонию?

Меэлис Лао

ФОТО: Ele Adamson / Raadio Elmar

Я верю в то, что хоть и далёкие от нас беспорядки, которые происходят сейчас в США в связи с убийством чернокожего мужчины, должны заставить нас здесь, в спокойной и сонной Эстонии, остановиться, снять маску, глубоко вдохнуть и задуматься, пишет Меэлис Лао в Postimees. 

Не так давно, около десяти лет назад, мы избежали подобного хаоса, который мог бы в худшем случае стереть с карты Эстонии кусок земли к востоку от Кунда. Я говорю о саге про бронзового солдата. Кстати, те опасности, которые тщательно замалчивают и маскируют, все еще тлеют под Марьямаа. До тех пор пока мы не примем никаких радикальных решений.

Но прежде всего, я бы хотел прокомментировать свой персональный вопрос. Неделю назад я опубликовал статью на ERR, призывающую эстонцев к смелости думать своей головой, а затем прочитал на одном на популярном портале реплику примерно с таким смыслом: “Cами по себе предложения весьма интересные, но такому негодяю, как Меэлис Лао, слово давать нельзя”. 

У меня всегда вызывают усмешку, подобные реплики от таких мастеров слова, которых я часто встречал в своей полной приключений жизни. Я всегда удивлялся - почему, когда дело доходит до аргументированного мужского разговора один на один, эти авторы брызжут слюной, вместо того, чтобы постоять за свои слова. Если уж выступать за укрепление Эстонии, нужно перестать делить людей на тех, кто имеет право говорить, и на тех, кто такого права не имеет.

Возвращаясь к социальной бомбе, которая взорвалась в Америке, важно заглянуть вглубь, сквозь эту поверхностную рябь. Дело не в однократном случае чрезмерного насилия над чернокожим со стороны полицейского. И не в том, что бездомные и мародеры вдруг захотели поиграть со спичками и украсть пиво с сигаретами из магазинов. Не нужно быть оракулом, чтобы понять - в последние годы правление Трампа стало для определённых групп населения Америки настоящим испытанием. Добавим к этому коронавирусный кризис и людей, оставшихся без работы и перспектив, которые просто не могут понять срочных мер правительства по смягчению негативных последствий для экономики. И взрыв может раздаться там, где его никто не ждал.

Разделение Эстонии на эстоноязычных и русскоязычных- незаземлённая опасность.

Одним из самых больших источников напряжения в Эстонии является разница этих общин во мнениях по многим вопросам. Мы очень ответственно подходим к оправданию расходов на оборону, чтобы обезопасить себя в случае внешней военной угрозы, но в то же время забываем, что раздел пятого Устава НАТО нам не поможет, если эскалация конфликта начнется внутри страны.

Поверьте, я много общался с русскими эстонцами в своей жизни и знаю, что среди них есть как истинные патриоты Эстонии, так и те, кто ведет государственную игру в полезных идиотов, позирующих перед Микки Маусом. В это же время эстонское общество остаётся разделенным на два лагеря, где оценки как в отношении Эстонии, так и в отношении России резко расходятся.

Хочется верить в обратное, но все же можно предположить, что надежность наших русскоязычных военных (если им придётся противостоять своим соотечественникам, которые пришли с другого берега Нарвы) не очень высока. Будь и я в их шкуре в нынешних обстоятельствах, у меня тоже возникли бы серьёзные сомнения относительно себя.

Только гражданское государство поможет ослабить напряжение

В течение почти 30 лет мы не слишком активно способствовали ассимиляции русских в Эстонии. Склоняясь в сторону эстонцев. Конечно, больше всего наши усилия были направлены на интеллигентных и образованных граждан, тогда как большинство простых русских людей чувствуют себя ущемлёнными. Почему? Потому что мы продолжаем проповедовать идею о строительстве этнического государства. Транслировать нашу “более правильную историю”.

Едва отправив детей в школу, мы начинаем рассказывать им о русской оккупации. Для обычного эстонца и, к сожалению, для некоторых министров, русские - лишь оккупанты или их потомки, а вовсе не ценные граждане, которыми можно гордиться. Как долго вы бы терпели такую второстепенность?

То, что кажется нам единственно верным с точки зрения сохранения нашей культуры, языка и идентичности, звучит для членов русской общины как сознательная угроза их собственной идентичности. Я подчёркиваю, что большинство из них не настроено к Эстонии враждебно, как раз напротив. Им нравится Эстония, и они считают её своим домом. Пока есть работа и жизнь идёт своим чередом, они готовы проглотить вторичное.

В то же время у нас давно была возможность подавать сигналы русскому сообществу, которые упрочили бы их доверие. Эдгар Сависаар был вероятно единственным политиком предыдущего поколения, который понимал и мог использовать это в интересах политического капитала.

Я знаю, что многие из вас сейчас думают, почёсывая кулаки. Увы, лозунгом “ну и проваливайте” много не добьёшься, так как речь идёт о трети населения Эстонии, трети наших граждан. Мужчинах и женщинах, которые благодаря знанию трёх языков на рынке труда в глазах иностранных компаний выглядят более востребованно, чем мы сами. Людях, без вклада которых наша и без того хрупкая, зависимая от экспорта экономика вероятно рухнет через пару недель. Без русских эстонцев нас было бы только 800 тысяч! Кто будет забивать голы за нашу сборную? Помимо этого, люди рождённые в Эстонии, уже никогда не перестанут быть ее гражданами. К сожалению или к счастью. И раз мы уже живём вместе, разумно прожить эту жизнь счастливо, насколько это возможно.

Русские, как нераскрытые жемчужины 

Русские эстонцы - не только наша угроза, но и наше богатство. Жемчужины, которые, если хотите, мы не удосужились добыть из раковин на своих же пляжах. Я не политик и не собираю голоса, я говорю так, как думаю. И у меня нет каких-то политических амбиций, я просто пишу о том, что меня волнует. Меня воодушевляет понимание того, что мы сможем жить намного лучше, если воспользуемся преимуществами синергии двух сообществ. Чтобы мы смогли однажды преодолеть горечь и историческую боль, нужно понимать, что её укоренил сталинский режим, не нация. Кроме того, Путин лишь представитель авторитарного режима, правитель, а вовсе не совесть русского народа. Чем раньше мы это осознаем, тем лучше для нас.

Когда мы думаем о переустройстве и развитии эстонского государства, о растущей потребности в рабочей силе, в первую очередь нам нужно считаться с мнением жителей о местной культуре и окружающей среде. И давайте будем честными. Во многих вещах, будь то инженерное мастерство, изобретательность, сфера продаж или в более широком смысле коммуникационные навыки, среднестатистический русский превосходит неповоротливого эстонца. 

Мы должны быть очень счастливы, что у нас есть возможность рассчитывать на их вклад. И уверены в том, что сможем мотивировать русские таланты остаться у нас, а не отправиться за границу за лучшим заработком.

Языковая инспекция может быть расформирована

Чтобы разрешить проблему напряжения из за чувства ущемлённости или увеличить ценность русских умов и рук, следует прежде всего найти точки взаимной выгоды для обеих общин. Нужно стараться держаться подальше от глупых и популистских кампаний. 

Я точно не знаю, осознавал ли Ансип во время бронзовой ночи, насколько был близок к необратимым последствиям для эстонского государства. Но, по крайней мере, после событий на Донбассе и в Крыму это должно было проясниться. Хорошо, в то время нам по какой-то причине повезло. Однако этот факт не уменьшает личной ответственности тех, кто ставит судьбу государства на карту во имя какого-то краткосрочного успеха партии.

Вдогонку вспоминается чьё-то гениальное решение - начать требовать у нарвских таксистов высокий уровень владения эстонским. Если бы кто-то объявил конкурс на лучший метод наиболее эффективно настроить жителей Нарвы против эстонского государства, то эта идея обязательно победила. И если бы "кремлёвская рука" Яна Тоом не вмешалась, так бы и произошло. Что бы ни думали, в этой истории она действовала как истинный эстонский патриот. 

Языковая инспекция в ее нынешнем виде в общем-то вызывает у меня большой вопрос. Изначально замечательная идея преподавать и защищать маленький и хрупкий эстонский язык на практике обернулся разжиганием ненависти и системным притеснением русскоязычных людей. Чтобы получить блага от эстонского государства, каждый должен знать язык. Но это не значит, что мы из-за чистого упрямства можем отобрать у людей возможность работать и зарабатывать деньги.

Основываясь на европейских ценностях  

Если у нас получится избежать глупостей в будущем, то мы сможем  задуматься о том, как улучшить ситуацию. Следует начать с восстановления доверия и сделать российскому сообществу предложения, которые они оценят. Мы ведь отлично понимаем, что путём давления и командования лояльности не добиться.

Нужно показать реальный интерес к равному диалогу между двумя общинами. Дело не в том, что «это только треть населения», а в том, что это «целая треть населения». Рассудите так - у вас семья из трех человек: мать, отец и ребенок. А теперь подумайте, что русская община в Эстонии - это мать или ребенок в нашей общей семье. Разве разумно постоянно игнорировать их интересы?

Правда в том, что нашими партнёрами в русском сообществе могут быть только мыслящие люди. Те, кто кто интересуется европейскими ценностями. И я могу заверить вас, что этих людей достаточно. Как в дипломатии, бизнесе или дружбе, просто слова ничего не стоят. Хорошие манеры предполагают, что следует отдавать дань всему обществу, а не отдельным людям. Нужно совершить жест, который компенсировал бы причиненную Алёшей боль и заставил бы нас общаться без предубеждений. Или по крайней мере пробудил интерес к партнерству. 

Знаю, что для многих эстонцев все это звучит как как национальный позор и государственное самоубийство, но я верю, что если мы постараемся сделать следующие шаги, это позволит заменить недовольство, кипящее под поверхностью нашей страны, преданностью. И усилить чувство патриотизма в русских эстонцах.

Не пора ли отступить от этнического толкования нашей Конституции к духу Декларации независимости, которая когда-то была разработана в интересах "всех народов Эстонии"?

Не пора ли забыть ограниченную концепцию национального государства и заменить ее принципом гражданского государства?

Не должны ли мы соблюдать солидарность на следующих президентских выборах и предложить кресло главы государства представителю русской общины?

И почему бы нам не гордиться тем, что треть наших министров происходит из русскоязычных семей?

С точки зрения менталитета и мудрости, нам есть чему поучиться у Финляндии, где главы государства регулярно встречаются с российскими лидерами, где русских часто принимают как своих, и где даже некоторые приграничные школы добровольно преподают русский язык. Без принуждения. Ради партнёрства. 

Каким-то образом всё это привело к тому, что если вы остановите десять случайных людей в Санкт-Петербурге и спросите их, какая страна является их другом, а кого они считают противником. То восемь из десяти определенно ответят, что Финляндия - друг, а Эстония - враг. Этот образ можно изменить, если захотеть. И его нужно изменить! Это в наших же интересах. 

Резюмируя вышесказанное - хорошие отношения между общинами Эстонии и лояльность русского населения является для нас не менее важной гарантией безопасности, чем статья 5 Устава НАТО. В некоторых ситуациях роль этих отношений может быть даже больше.

Все вышесказанное не настаивает на русификации, эта статья служит напоминанием о том, что в нашей стране есть неразрешенная напряженность. А её игнорирование не является признаком мудрости. 

Поэтому теперь, когда формула 2+2 постепенно теряет свою актуальность, давайте подумаем о новой формуле. Например, 5+3.  Где 5 - это статья НАТО, а три - наша мудрая оборонная тактика по вовлечению в правительство по меньшей мере трех министров российского происхождения. Или мы всё таки предпочтем свою правоту и упрямство? Давайте посмотрим на то, что происходит сейчас в США, и подумаем еще раз.

НАВЕРХ