Наина Ельцина: президентом двигало чувство ответственности за страну
Интервью Postimees

Наина Иосифовна с Борисом Ельциным в его кремлевском кабинете. 1998 год.

ФОТО: личный архив

«С какого-то момента стало модно рисовать 90-е, как один сплошной кошмар. Все эти не имеющие ничего общего с реальной историей страны штампы – Ельцин развалил страну, Гайдар обворовал простой народ, демократы продались Западу… Мне очень обидно, что всю эту ерунду стали повторять не только коммунисты», - говорит в интервью Postimees Наина Ельцина, воспоминания которой недавно стали доступны читателям и на эстонском языке.

В своей книге «Личная жизнь», вышедшей в 2017 году, супруга президента России рассказывает о жизни своей семьи, которая тесно переплелась с судьбами российского государства, и пытается восстановить историческую справедливость.

Со школьными подругами. В верхнем ряду слева направо: Ная Гирина, Люба Бобылева, Валя Бобылева; в нижнем ряду: Люся Семенова, Соня Свешникова. 1949 год.

ФОТО: личный архив

Победа коммунистов была бы катастрофой

- Вы одобряли распад СССР? Когда вы поняли, что это должно произойти?

- Я, как, наверное, почти все люди моего поколения даже не думала, что Советский Союз когда-нибудь распадется. Но чтобы жизнь в стране изменилась к лучшему, мне очень хотелось. Все мы понимали, что партийная бюрократия тянет нас назад, не дает развиваться. Экономика страны была в ужасающем состоянии, и понятно было, что нужны глубокие реформы. Готовился новый Союзный Договор между республиками, который лишил бы Москву права диктовать всем свою волю. Борис делал все возможное, чтобы такой договор состоялся. Но подписать его не успели. Августовский путч 1991 года сделал распад страны необратимым.

Колхоз "Шкодник": Люся Веденеева, Рита Бацулова, Боря Ельцин, Нолик Лавочкин, Володя Анисимов, Ная Гирина (в первую ряду первая справа). Свердловск, 1952 год.

ФОТО: личный архив

- Было ощущение триумфа после избрания Бориса Николаевича президентом или, наоборот, тревоги?

- Ощущения триумфа не было. Честно говоря, мне вообще это чувство не знакомо. Радовалась за Бориса – безусловно. Все-таки столько людей по всей стране за него проголосовали, несмотря на все попытки партийной номенклатуры помешать ему стать президентом. Но тревога перевешивала радость: я же понимала, что ему предстоит, и очень волновалась за него.

Ная Гирина (крайняя справа) с подругами-однокурсницами. Свердловск, 1952 год.

ФОТО: личный архив

- Вторые президентские выборы были ошибкой? Вы поддерживали решение мужа пойти на второй срок?

- Это нельзя назвать ошибкой, Борис не хотел идти во второй раз на выборы, но возникла безвыходная ситуация…Я была категорически против того, чтобы Борис выдвигался на второй срок. Первые годы президентства были такими тяжелыми, на плечах – огромная ответственность, сумасшедший график, бессонные ночи… Все это сказывалось на здоровье. Как могла, я его отговаривала. Он колебался. Но когда понял, что никто, кроме него, не сможет выиграть у Зюганова, вопрос был решен, отговорить Бориса было уже невозможно. Да я уже и не пыталась. Для нашей страны победа коммунистов была бы катастрофой.

На отдыхе в любимом Кисловодске. 1962 год.

ФОТО: личный архив

- Вы понимали, что в народе понятие Семья при позднем Ельцине имело, скорее, негативные коннотации? Когда говорили, что управляет страной не Ельцин, а Семья, как вы относились к этому?

- Конечно, я же смотрела телевизор, читала газеты, и из-за всех этих разговоров о Семье с большой буквы, которая якобы управляет страной за спиной президента, ужасно расстраивалась. Иногда даже говорила Борису: «Ну неужели ты, как президент, не можешь положить этому конец, это же вранье!?». Борис всегда отвечал одно: у нас свобода слова, терпи. Ну и терпели – и я, и дочки, и их мужья. Хотя, конечно, все это была абсолютно наглая ложь. Надо совершенно не знать Бориса, чтобы поверить в то, что им кто-то манипулирует. Это просто невозможно.

С Таней и Леной. 1965 год.

ФОТО: личный архив

- Вы узнали о предстоящей отставке едва ли не последней из домочадцев, уже после того, как было записано знаменитое новогоднее обращение. Как вы думаете, почему он не стал вас предупреждать?

- Ну, это не совсем так. У нас в семье никто не знал о готовящейся отставке Бориса. Только Татьяна, которая работала советником президента. И в последний момент Борис перед самым отъездом на работу решил сказать мне. Думаю, он боялся, что я не смогу сдержать эмоций. Он же знал, как я мечтала о том времени, когда он снимет с себя этот груз ответственности.

На отдыхе в Болгарии - Золотые пески, 1963 год.

ФОТО: личный архив

Внутренне свободен

- Он был азартным человеком? Вы однажды обмолвились в книге «разве его остановишь», но в отставку он все-таки ушел сам, решил остановиться. Или все-таки не совсем сам?

- Он был азартным человеком, но не это качество было решающим, когда он принимал решение об отставке. Им двигало чувство ответственности за страну, желание сделать все возможное, чтобы Россия при смене президента избежала потрясений. Конечно, решение об отставке он принял сам. Он всегда был внутренне свободным человеком, сам принимал решения и отвечал за них. И это произошло впервые за тысячелетнюю историю России, когда лидер страны добровольно досрочно ушел со своего поста.

Поездка на Аляску, 2005 год.

ФОТО: личный архив

- Вы вспоминаете день после отставки как «удивительный праздник», после которого наступила пустота. Чем заполнял ее Ельцин?

- Действительно, с нас со всех спал огромный груз ответственности, который лежал все эти годы. Конечно, в первую очередь на Борисе. Но, в то же время, и на всех нас. Поэтому и возникло это чувство свободы, эйфории, какой-то необъяснимой радости, что все, больше за страну Борис не отвечает, теперь об этом думает другой человек, другая команда. Потом наступила пауза, и мне казалось, что Борис из-за перемен в жизни чувствует себя не очень хорошо, я даже забеспокоилась. Но очень быстро он сумел как-то перестроиться. Очень много читал – наша младшая дочь Таня привозила ему книги ящиками. Наконец-то смог позволить себе часами смотреть спортивные соревнования по телевизору. Мы стали путешествовать — это всегда было нашей мечтой. Ну и, конечно, появилось время для семьи – Борис очень любил проводить время с внуками.

С мужем на отдыхе. Юрмала, 1988.

ФОТО: личный архив

- Что любил читать Ельцин после отставки? И какую музыку он слушал?

- Читал не только художественную литературу, хотя старался не пропускать новинки этого жанра. Прочитанное раньше обычно не перечитывал – у него всегда была блестящая память. Очень любил книги по истории России, ценил мемуары. Музыку же предпочитал классическую.

Мы еще будем ставить им памятники

- Вы принялись за мемуары, посчитав это своим долгом перед мужем, поскольку за годы после его смерти выросло поколение, которое мало знает о девяностых. Как так случилось, что оно мало об этом знает? Каким вам видится это поколение?

- Молодые люди действительно мало знают о 90-х, но не только их вина в этом. К сожалению, историю конца XX века очень поверхностно преподают в школах. Наверное, считается, что не все оценки устоялись… Откуда молодежи черпать информацию? К сожалению, с какого-то момента стало модно рисовать 90-е, как один сплошной кошмар. Все эти не имеющие ничего общего с реальной историей страны штампы – Ельцин развалил страну, Гайдар обворовал простой народ, демократы продались Западу… Мне очень обидно, что всю эту ерунду стали повторять не только коммунисты. Это очень привычная история, приходит новая власть и первым делом начинает ругать старую. Тут ничего нового в российской истории не произошло.

Чтобы понять, что сделал Борис вместе с его командой, надо вспомнить, что происходило в стране в тот момент, когда Ельцин возглавил страну – тотальная разруха, и политическая, и экономическая, продуктовые карточки, безработица, сгоревшие сбережения в единственном банке страны. И какой страну он передал в декабре 1999 года – работающие, выстроенные заново государственные институты, построена рыночная экономика, и все это было сделано при цене на нефть, которая колебалась от 12 до 15 долларов за баррель… Что касается правды о 90-х, то меня очень радует, что в Екатеринбурге есть Музей первого президента, и этот музей рассказывает не столько о Ельцине, сколько о трудной, но очень важной в истории нашей страны эпохе реформ. И представьте себе, что уже пятый год поток людей, которые приходят в музей, не уменьшается. Среди посетителей музея очень много молодежи. И ведь сюда никого по разнарядке не отправляют, молодые люди сами хотят узнать правду о 90-х.

Первые леди стран Большой восьмерки на горнолыжном курорте в Колорадо, США. 1997 год.

ФОТО: личный архив

- Мы несправедливы к эпохе 1990-х?

- Мне обидно за людей, которые смогли провести сложнейшие реформы, и вместо добрых слов, им достается черная неблагодарность. У меня нет никаких сомнений, что пройдет время и про них будут вспоминать, как сегодня мы вспоминаем Столыпина, Витте, ставим им памятники. Необходимо время, чтобы оценить ту грандиозную работу, которую сделала команда Гайдара, Черномырдина. Они смогли провести реформы в огромной стране, когда были разорваны все экономические связи между бывшими республиками, обвалилась денежная система, Россия оказалась на грани голода…

Борис и его команда делали все возможное, чтобы справиться с ситуацией, но ресурсы были нулевые. И тем не менее страна довольно скоро стала выбираться из кризиса. Люди чувствовали перемены к лучшему, радовались им, жили надеждой. Вообще «надежда», по-моему, самое важное слово для понимания духа 90-х. Многие из тех, кто застал 90-е в сознательном возрасте, вспоминают о них как о времени больших возможностей. Да, были ошибки, да, не все получалось, как хотелось, но давайте будем справедливы: перемены такого масштаба не могли даться легко. И тяжелые испытания того времени президент России делил со всей страной. Себя он никогда не жалел, потому и ушел из жизни рано.

С дочерьми Еленой Окуловой и Татьяной Юмашевой в 85-й день рождения Наины. Москва, Кремль. 14 марта 2017 года.

ФОТО: личный архив

- Существует не так много памятников Ельцину, один из них – барельеф, установленный в Таллинне. Какие чувства связаны у вас с эстонской столицей и вообще с Эстонией?

- Борис всегда близко к сердцу воспринимал борьбу эстонского народа за независимость. В трудные дни 1991 года, когда Кремль пытался силой удержать балтийские республики в составе СССР, президент России поддержал граждан этих республик. Сразу после трагических событий в Вильнюсе 13 января 1991 года он прилетел в Таллинн. Там он, как Председатель Верховного Совета России, подписал договоры с Латвией, Литвой и Эстонией, согласно которым Россия признала республики Балтии независимыми государствами. Позже, уже как президент России, Борис выстраивал с Эстонией добрососедские и равноправные отношения. И я очень рада, что сегодня в Таллинне есть барельеф первого президента России.

С правнуками Мишей Жиленковым, Катюшей и Матвеем Сорокиным. 2009 год.

ФОТО: личный архив

По-прежнему с тревогой за семью

- Где вы проводите свой карантин и какие мысли вызывает у вас эпидемия?

- Я с начала марта нахожусь в самоизоляции, живу на даче в Подмосковье. Мне, конечно, легче, чем людям, которые оказались запертыми в маленьких городских квартирах. Очень им сочувствую, особенно моим ровесникам, представляю, как они мучаются без движения и свежего воздуха. У меня, к счастью, есть возможность погулять по участку. Заставляю себя это делать в любую погоду - каждый день прохожу несколько километров, хотя весна в этом году у нас холодная и дождливая. Любуюсь природой и одновременно слушаю аудиокниги и музыку. К сожалению, как и многие другие люди, я вынуждена отказаться от встреч с близкими. Это тяжело. Никакой скайп не заменит обычного разговора и наши семейные обеды, на которые по воскресеньям вся семья собирается уже много-много лет. Но я, конечно, постоянно чувствую тепло и заботу близких. И дочки, и внуки меня очень опекают. За себя я не боюсь, а вот за всех членов нашей большой семьи, безусловно, тревожусь. Как, собственно, и было всю жизнь.

Теперь мемуары Наины Ельциной вышли и по-эстонски.

ФОТО: Обложка книги

- Вы после выхода первой книги говорили, что не очень любили писать сочинения, но дети уговорили, а теперь пишете новую книгу. Это ваш способ борьбы с вынужденной самоизоляцией?

- Книгу рецептов, на которую меня тоже уговорили, я начала писать еще до этого коронавируса. Хотела успеть к Новому году, но углубилась в детали и не успела. Видимо, это мое техническое образование приучило меня к точности. Когда я что-то пишу, стараюсь избегать приблизительности, сто раз сама себя проверяю – все ли точно. В рецептах это особенно важно. И я все время нахожу какие-то упущения – то размер сковороды не указала, то сорт мяса… В общем, затянула. Зато в период самоизоляции есть чем заняться. Эта работа мне доставляет удовольствие, я ведь очень люблю готовить и готовлю для домашних до сих пор. И, конечно, в книгу войдут любимые рецепты Бориса.

Наина (Анастасия) Иосифовна Ельцина

Родилась в 1932 году в деревне Титовка (Оренбургская область).

По образованию инженер-строитель.

В 1956 году вышла замуж за Бориса Ельцина, будущего первого президента России.

Первая леди России с 1991 по 1999 годы.

С 1985 года живет в Москве.

С 2008 года входит в попечительский совет Президентского центра Б.Н. Ельцина в Екатеринбурге.

Борис Николаевич Ельцин

Первый президент Российской Федерации.

Родился в 1931 году в селе Бутка (Уральская область).

По образованию инженер-строитель.

С 1961 года член КПСС, с 1981-1990 - член ЦК.

29 мая 1990 года избран председателем Верховного Совета РСФСР.

После применения советскими властями военной силы в Риге и Вильнюсе 19 февраля 1991 года выступил по ТВ с критикой руководства страны и потребовал передачи власти Совету Федерации, состоящему из глав союзных республик.

12 июня 1991 года избран президентом РСФСР, а затем РФ.

Провел ряд радикальных экономических и государственных реформ, способствовал так называемому «параду суверенитетов».

Был переизбран на второй срок и возглавлял страну до конца 1999 года.

Скончался 23 апреля 2007 года.

НАВЕРХ
Back