Меэлис Кубитс: политическая судьба Ратаса — в руках прокурора
Наше общество — не стадо баранов

  • Центристы используют схемы 90-х
  • Партия премьера рискует получить красную карточку
  • Либо врет премьер, либо врут ему
  • Я вижу опасность политизации Госконтроля

Скандал с ликвидацией комиссии по надзору за финансированием партий и сомнительным пожертвованием Центристской партии в 50 000 евро породил много вопросов. Как непрозрачность финансирования влияет на политическую культуру?

Тему прокомментировал в студии Rus.Postimees общественный деятель Меэлис Кубитс, более 25 лет занимающийся пиар-технологиями. В последние годы он организует акции культурной дипломатии.

Фрагмент беседы:

— Подозрительные пожертвования – это проблема только Центристской партии? Насколько прозрачно финансирование партий в Эстонии?  

— Эта проблема возникла одновременно с появлением демократии. И, конечно, подобные проблемы есть не только в Эстонии, но и в странах Западной Европы. Во всех демократических странах применяется финансовый допинг для поддержки демократии.

— Тогда почему же попытка ликвидации комиссии по надзору за финансированием партий приобрела такой накал?

— Здесь есть два горячих момента. Во-первых, схема с 50-тысячным пожертвованием выглядит так примитивно и ужасно, что порою кажется, что подробные схемы должны были бы остаться в 90-х.

Понятно, что почти все спикеры Центристской партии врут, поэтому тема и взбудоражила народ. Неужели центристы считают, что всё общество — это стадо баранов?

Во-вторых, мы переживаем сильнейший кризис. Началось все с коронакарантина, впереди — тяжелейший экономический кризис. И чем всё закончится — мы не знаем. Можно сказать, что сейчас почти военное время. И мне кажется, что это большая наглость — заниматься такими делами, о которых мы почти каждый день читаем в СМИ. В хорошие времена это еще как-то можно было бы понять, а сейчас занятия подобными схемами выглядят очень цинично.

— Сегодня поступило сообщение о том, что прокуратура возбудила уголовное дело в отношении сомнительного пожертвования в 50 000 евро. Как вы расцениваете эту новость?

Кубитс: премьер пошел ва-банк

ФОТО: Tairo Lutter

— Это адекватная реакция правоохранительных органов. Хорошо, что это случилось. Сам премьер накануне подчеркнул, что надо, чтобы прокуратура выяснила, в чем же дело. В принципе, ничего скандального в этом нет. Это нормальная практика.

Мне странно, что этого не произошло раньше. Сначала журналистам пришлось раскрыть все эти схемы, и только потом подключилась прокуратура.

— Накануне премьер заявил, что если бы в сомнительном пожертвовании был хоть какой-то криминал, он бы подал в отставку. Теперь прокуратура возбудила уголовное дело. 50 тысяч непонятного происхождения – это достаточное основание для отставки?

— Премьер-министр Юри Ратас вчера сделал перед парламентом сильное заявление. Он пошел ва-банк. Его политическая судьба — в руках конкретного прокурора.

Если прокуратура выявит в этом пожертвовании что-то такое, что до сих пор отрицало руководство Центристской партии, у премьера не останется другого варианта.

И здесь не обойтись без давления со стороны оппозиции. Мне кажется, что оппозиция в этом вопросе на данный момент достаточно слабо проявила себя. Проблема гораздо больше, чем та реакция, которую мы наблюдаем со стороны оппозиции.

— Кто должен сказать, есть ли в деле о пожертвовании криминал?

— Сейчас всё в руках прокуратуры. Не факт, что прокуратура установит виновного в этом деле. Расследование должно показать, имело ли место отмывание денег, налоговые проблемы, коррупция и т. д.

— Насколько вероятно, что это дело затянется и утратит перспективы, как это не раз уже случалось ранее?

Кубитс: где отставки у центристов?

ФОТО: Tairo Lutter

— Это ключевой момент. Очевидно, что это не вопрос ядерной физики, где нужно всё рассматривать до мелочей. Здесь предстоит установить, как двигались эти деньги и выслушать свидетельства участников этой цепочки. Надеюсь, что прокуратура сработает очень быстро. При этом нужно учитывать тот момент, что нельзя шантажировать руководство страны.

— Не настораживает ли вас контекст всего происходящего?

— Контекст плохой. Я вообще не понимаю, как могла появиться сама идея ликвидации надзорной комиссии в такое время. С учетом контекста, сейчас всё выглядит так, что фактически нужно ликвидировать судью на поле.

— В чем разница, кто будет заниматься надзором: комиссия или Госконтроль?

— Я вижу опасность в политизации Госконтроля. Госконтролеру, который выбирается каждые пять-шесть лет, придется подписывать решение о начале того или иного расследования. А представьте, если он будет баллотироваться через три-четыре года. Как он поступит? Он останется на этом месте?

Можно по-разному оценивать эффективность работы парламентской комиссии, но фактом остается то, что все инициированные ими судебные дела комиссия выиграла. Комиссия — не идеальна, но лучшего варианта у нас пока нет.

— Что нужно изменить, чтобы добиться большей прозрачности финансирования?

— За последние пять-шесть лет сделано достаточно много выводов. Сменилось политическое поколение. Новые поколения политиков — не всегда лучше, чем старые, но они применяют другие подходы.

Факт, что наши партии живут достаточно сытно. У них есть госфинансирование, это немалые деньги. Нет необходимости воровать.

Схема пожертвования в 50 000 евро выглядит одновременно и цинично, и смешно. Люди управляют страной, ворочают в министерствах миллиардными бюджетами, а потом не могут ответить на вопрос, откуда у них эти 50 000. Как же они тогда управляют миллиардами? Всё это настораживает.

В целом эстонская политика стала гораздо прозрачнее и честнее.

— Обнаруженная сейчас  непрозрачность финансирования влияет на политическую культуру?

— Конечно, влияет. Это мерзость и тупость. Центристы очень любят показывать пальцем на то, что происходило с реформистами лет пять назад.

Да, у реформистов были скандалы с финансированием. Но давайте расскажем, чем они закончились! Министр юстиции Кристен Михал ушел в отставку. А где отставки у центристов? Последуйте примеру реформистов!

Кстати, в скандале с финансированием у реформистов юридически ничего доказано не было. И с центристами может так получиться, что юридически всё окажется прозрачным. Но общество же понимает, что всем нам врали.

Премьер неоднократно смотрел в глаза избирателям и врал. Либо врали ему. Такое тоже не исключено. Происходящее выглядит очень плохо.

— Можно ли это расценивать как злоупотребление властью в сложный для страны период?

— Сто процентов, что можно. Меня это очень настораживает. И происходит это в тот момент, когда нам велели сидеть дома, смотреть телевизор и играть с детьми на компьютере. 50 000 — это далеко не первое дело с душком. Были еще рекламные акции в середине апреля, когда страна находилась в первой фазе кризиса и принимался допбюджет. В ходе рекламной кампании в партийной газете центристы выдали себя за героев, сообщив, что это они выделили по 100 или 50 миллионов в качестве антикризисных мер. Ребята, вы ничего не выделяли! Это не ваши деньги. Это деньги налогоплательщиков. Центристы снова врали — и генсек, и премьер-министр.

В случае с партийной рекламой центристы получили желтую карточку. Сейчас они уже играют на грани — рискуют получить красную карточку.

Смотрите интервью в повторе!

Студия Postimees: влияют ли 50 000 на политическую культуру?

ФОТО: Tairo Lutter

  • Насколько прозрачно финансирование партий в Эстонии? Подозрительные пожертвования – это проблема только Центристской партии?  
  • Почему тема ликвидации комиссии по надзору на финансированием партий приобрела такой накал?
  • Как повлияет решение коалиции на Госконтроль, которому будут переданы полномочия комиссии?
  • Если прокуратура возбудит дело в отношении сомнительного пожертвования в 50 000 евро, должен ли будет премьер-министр, лидер Центристской партии Юри Ратас подать в отставку? 
  • Что нужно изменить, чтобы добиться большей прозрачности финансирования партий?
НАВЕРХ