Катри Райк: Языковая инспекция до осени объявила мир
Репинский: инспекция— устаревшая структура

  • Репинский: проверять и наказывать — это неправильно
  • Райк: не уверена, что языковая политика смягчится
  • Репинский: прежде чем оштрафовать, придется обучать
  • Райк: до осени в школах и больницах проверок не будет

На фоне напряженной экономической ситуации и предстоящего сокращения госаппарата в Эстонии решено усилить Языковую инспекцию, превратив ее в Языковой департамент. Оправданно ли это? Что изменится?

В студии Rus.Postimees тему обсудили Мартин Репинский (Центристская партия) и Катри Райк (Социал-демократическая партия).

Фрагмент беседы:

— Зачем понадобилось реформировать Языковую инспекцию?

Мартин Репинский: — Языковая инспекция — устаревшая структура, которую давно пора было переделать.

— Поможет ли смена вывески улучшить имидж Языковой инспекции?

Мартин Репинский: — Проверять и наказывать — неправильно, так как не это дает ожидаемого результата. А результат должен заключаться в том, чтобы эстонский язык ценился и люди хотели его учить. Этого можно достичь, не заставляя человека или штрафуя его, а мотивируя.

— Но штрафы-то никто не отменяет?

Катри Райк: — Меняется не только вывеска, но и суть. Да, контроль и надзор остаются, но подход не станет строже.

Новому департаменту никто не давал полномочий выписывать больше штрафов. Это не цель!

В департаменте появятся два новых вида деятельности — консультирование и развитие языковой политики. Политика кнута и пряника должна быть сбалансирована.

Считаю, что в обучении языку должен чаще использоваться пряник, чем кнут.

— Это будет записано в законе?

Мартин Репинский: — Да-да, естественно!

Катри Райк: — Очень важно развитие языковой политики. На данный момент треть русскоязычных выпускников основной школы не владеет эстонским на уровне B1 и, соответственно, они не могут поступить в гимназию. Это факт, причем всем известный. К решению этой проблемы будет привлечен Языковой департамент.

Полномочия у департамента будут шире, но штрафов они не будут выписывать больше и контроль не станет более строгим.

Мартин Репинский: — Под новый департамент будут переведены некоторые фонды и отделы из других сфер образования. Цель — не оштрафовать, а улучшить знание эстонского. Много программ будет нацелено на взрослых людей.

— Сколько чиновников будет работать в новом департаменте? Какой бюджет планируется под структуру? Сейчас деятельность Языковой инспекции ежегодно обходится налогоплательщику почти в 500 тысяч евро, на реорганизацию Языкового и Молодежного департаментов запланировано 240 тысяч.

Катри Райк: — При этом сейчас в инспекции работает всего 16 человек! После создания департамента ему будет передана часть функций Министерства образования, в него вольется ряд структур: Arhimedes, Innove, Rajaleidja, Hariduse Infotehnoloogia Sihtasutus (HITSA) и Noortekeskus.

В результате, будет создан огромнейший аппарат, где будет работать 500-700 человек. Это очень большая структура, сравнимая с министерством.

О грядущих сокращениях в госаппарате уже открыто высказался лидер Isamaa Сеэдер. Это сложно отрицать. И не получится ли так, что языковой политикой будет заниматься не министерство, а новый супердепартамент? Здесь много вопросов.

Мартин Репинский: — Бюджет департамента, действительно, увеличится, но в нем консолидируются также средства фондов и некоторых отделов Минобраза. В конечном итоге расходы могут уменьшиться.

— У нас предстоят сокращения госаппарата, а мы занимаемся созданием фактически нового министерства и тратим деньги. Оправданно ли это?

Мартин Репинский: — Это не так! Конечная цель — снизить расходы. По поводу увеличения полномочий департамента или сокращений полномочий министра я бы не переживал. В любом случае департамент будет подчиняться Минобразу. Важно, чтобы курсы были доступны. Пора покончить с той ситуацией, когда на занятия никто не может записаться и за счет организации этих курсов просто кто-то зарабатывает.

— А есть ли гарантии, что курсы будут доступны, повысится качество преподавания, инспекция сменит гнев на милость, перестанет штрафовать?

Мартин Репинский: — Естественно, все изменения делаются именно с этой целью. Сейчас всё в руках Министерства образования, которому Рийгикогу поручил выполнить поставленные задачи.

— Инспекция больше не будет такой, какой мы ее знаем?

Мартин Репинский: — Нет, этого я не могу заявить, потому что меня зовут Мартин Репинский, а не Ильмар Томуск, который руководит работой инспекции.

— С трудом верится, что меньше энергии будет направляться в наказания и штрафы...

Катри Райк: — Функции Языковой инспекции не изменятся, название станет более мягким. Департамент будет больше фокусироваться на консультировании и развитии Языковой политики. Сейчас обучением эстонскому занимается 5 министерств! Это ненормально. Нужна координация и ясность.

— Департамент станет координатором?

Катри Райк: — Нет, это не так. Основным координатором будет Минобраз.

Г-н Томуск заверил, что сейчас основные усилия будут направлены на обучение эстонскому в основной школе. В наших университетах только 10% русскоязычных! А в магистратурах — только 5%. Половина выпускников гимназий вообще не поступает в вузы. На это нужно обратить внимание!

— Языковой департамент будет помогать продвижению русских по образовательной лестнице?

Катри Райк: — Самое важное — суметь договориться на политическим уровне. Это не входит в компетенцию Языкового департамента.

Мартин Репинский: — Не согласен с Катри Райк в том, что Языковой департамент будет фокусироваться на школьниках, а не на взрослых. Он будет заниматься и взрослыми! У нас просто разная информация, полученная из разных источников. Катри проконсультировалась у Ильмара Томуска, я — в Минобразе.

— Из чего мы можем сделать вывод, что сейчас мало кто понимает, чем будет заниматься новый Языковой департамент?

Мартин Репинский: — Не удивлюсь, если гендиректор Языковой инспекции просто еще не владеет всей информацией.

В дальнейшем, если Языковой департамент будет заниматься образованием взрослых и одновременно применять карательные санкции, у инспекторов можно будет спросить, а почему они не научили языку оштрафованных людей? В следующий раз департамент задумается, стоит ли выписывать штраф.

Катри Райк: — Сейчас большая часть курсов по эстонскому проходит через Кассу страхования от безработицы, которая никак не связана с Минобразом. В этом и кроется ключевой вопрос — как осуществлять координацию? Понятно, что ни один министр не готов легко отказаться от своего куска пирога. В итоге политическая борьба начинает сказываться на человеческом уровне.

— Чем объяснимо редкое единодушие на голосовании по законопроекту? 79 – за, единогласная поддержка комиссии по культуре. Проект не поддержали только два социал-демократа (Е.Осиновский, Л.Ляэнеметс).

Мартин Репинский: — Я бы сказал, что это не политический вопрос. Это чисто технический вопрос.

— Это точно не предмет политического торга? Ведь изначально с этой инициативой вышла партия Isamaa, в итоге под ней подписались практически все центристы, за исключением Михаила Стальнухина, который не голосовал...

Мартин Репинский: — Вопрос не в этом.

Избиратели центристов от этого только выиграют, потому что речь идет об улучшении обучения эстонскому языку. Не стоит искать в этом политическую выгоду, зацикливаться на ужесточении санкций, штрафах и т. д.

Катри Райк: — Это не технический вопрос! Это большой вопрос, который затрагивает и Инспекцию, и Институт эстонского языка, и Минобраз. Я не участвовала в голосовании именно по той причине, что судьбу супердепартамента нельзя решать так поспешно. А ведь новый департамент начнет работу уже с осени!

Ильмар Томуск меня заверил, что в коронакризисное лето не будет никаких проверок ни в больницах, ни в школах Ида-Вирумаа. До осени будет объявлен мир.

Поживем — увидим! Что будет дальше, неизвестно. Я не уверена, что языковая политика смягчится.

Справка: В начале июня Рийгикогу принял закон, который позволит на базе Языковой инспекции создать Языковой департамент. Парламентарии проявили редкое единодушие на голосовании. 79 депутатов проголосовали за, включая русскоязычных центристов (Дмитрий Дмитриев, Мария Юферева-Скуратовски, Михаил Корб, Андрей Коробейник, Игорь Кравченко, Наталия Маллеус, Мартин Репинский, Виктор Васильев) и представителей партии Isamaa (Виктория Ладынская-Кубитс, Михаил Лотман). Из центристов не поддержал закон лишь Михаил Стальнухин — он не голосовал, но был на месте. Против проголосовали двое социал-демократов: Евгений Осиновский и Лаури Ляэнеметс.

Смотрите интервью в повторе!

Студия Postimees: поможет ли смена вывески улучшить имидж Языковой инспекции?

ФОТО: Madis Veltman

  • Зачем понадобилось реформировать Языковую инспекцию?
  • Обосновано ли расширение ее полномочий? В чем это будет выражаться?
  • Сколько чиновников будет работать в новом департаменте? Какой бюджет планируется под новую структуру?
  • Ида-Вирумаа всегда находился под пристальным вниманием Языковой инспекции. Что изменится с созданием Языкового департамента?
НАВЕРХ