Эстонию давно пора скомпрометировать

Евро. Фото иллюстративное.

ФОТО: Arvo Meeks

На удивление спокойно было воспринято в парламенте решение Минфина произвести эмиссию котируемых на Дублинской бирже облигаций с десятилетним сроком погашения не на миллиард, как планировалось ранее, а на полтора миллиарда евро – плюс к тем двумстам миллионам евро кредита, который выделил Эстонии Банк развития Совета Европы для смягчения последствий коронавирусного кризиса.

Справедливости ради, впрочем, следует признать, что нынешние тишь да гладь в этом вопросе царили далеко не всегда. Ещё в марте, когда только обсуждалась возможность эмиссии долгосрочных облигаций и речь шла «всего» об одном миллиарде евро, председатель правления Swedbank Investeerimisfondid Кристьян Тамла выразил на этот счет серьёзные сомнения, с изрядной долей уверенности предсказав Эстонии большие проблемы при размещении такого займа.

При этом эксперт аргументировал свою позицию тем, что даже государства, занимающие более высокие места в рейтинговой таблице кредитоспособности, сталкиваются в этой сфере с обостряющимися сложностями.

Однако эти прогнозы не поколебали решимость финансового командования страны пойти на риск и эмитировать свои облигации на международном рынке.

Жареный петух клюнет – мужик перекрестится

Может быть, это одно из немногих позитивных последствий всё той же пандемии (по принципу «нет худа без добра»), что оппозиция с коалицией научились, наконец, не грызться между собой по всякому поводу и безо всякого повода, а конструктивно решать возникающие перед страной проблемы? И когда надо, то и сообща. Если так, то уже ради одного этого стоило пережить хотя бы первую волну пандемии. Может быть, тогда и ко второй, а понадобится – то и к третьей, или сколько там будет этих волн, – мы сумеем прийти еще более подготовленными и сплоченными…

Впрочем, на самом деле ничего необычного в таком отсутствии разногласий нет. Потому что основной оппонент нынешнего правящего триумвирата – Партия реформ, будучи по своей сути партией праволиберального толка, является принципиальным сторонником допустимости дефицита госбюджета и взятия крупных долгосрочных кредитов, поскольку то и другое суть неотъемлемые признаки экономики государства, ориентированного на либеральные ценности.

В свой черед соцдемы, может, и возражали бы против роста госдолга, но, поскольку в данной ситуации эти деньги главным образом предназначаются для выполнения социальных программ, то и у левых нет весомых аргументов против такого шага правительства.

Более удивительным в этой ситуации является тот факт, что на подобный шаг решилась коалиция, представляющая собою уникальный сплав социально ориентированной левоцентристской идеологии и более-менее оголтелого национал-консерватизма, крепко замешанного на правой идее сохранения не вполне представимых традиционных ценностей. А оба компонента этого сплава плохо монтируются с либеральными методами хозяйствования, резко отрицательно оценивая отклонения от платежного баланса в любую сторону, а также возводя в принцип житейскую сентенцию, порицающую кредит: «Берешь чужие и на время, а отдаешь свои – и навсегда!». Хотя что ж тут удивительного. Когда совершенно очевидным становится факт, что иного выхода, кроме заимствования, нет, то и на старые принципы можно забить.

А насчет выхода… Собственно, вопрос встает однозначно: либо правительство отказывается исполнять принятые им на себя обязательства перед избирателями, либо оно признаёт себя банкротом – и в экономическом, и в идеологическом, и в политическом смысле. По этому поводу аналитик банка SEB Пеэтер Коппель выразился почти афористично, подчеркнув, что сейчас «мы сталкиваемся с уникальной ситуацией, когда во многих секторах экономики поступление доходов остановилось, а расходы и обязательства сохраняются».

Если и затягивать пояса туже, то с умом

По мнению известного эксперта, доктора экономических наук Владимира Вайнгорта, которым он поделился с автором этих строк, в условиях финансово-экономического кризиса как следствия пандемии Covid-19, когда налоговые поступления в казну – основной источник её пополнения – резко сокращаются, у правительства остается два варианта действий.

Первый – сокращение расходной части бюджета. Но наиболее затратные, а потому и наиболее существенные по размерам её пункты (оборона и всё, что прямо или косвенно с ней связано), – это священная корова, неприкосновенная по определению. Остаются социальные программы: помощь малообеспеченным слоям населения, пенсии, образование, а также научно-исследовательская деятельность и здравоохранение.

Резать любую из этих программ для коалиции означает рубить (или медленно пилить) сук, на котором сидишь. Разница лишь в том, упадет ли он сразу, или ещё поболтается в подвешенном состоянии.

Остается единственный – и самый нормальный – выход: брать кредит. Тем более что сегодня для этого сложилась максимально удачная конъюнктура. Во-первых, достаточно высокий, в сравнении с другими европейскими странами, кредитный рейтинг Эстонии. Во-вторых, государственный долг – один из самых маленьких в Европе. И, наконец, в-третьих: наиболее выгодные за последний период предлагаемые проценты – и по кредиту Банка развития СЕ, и по облигациям.

…В этой связи вспоминается высказывание главной героини кино-хита 1970-х – комедии Эльдара Рязанова «Служебный роман», директора статистического управления Людмилы Прокофьевны Калугиной: «У меня такая безупречная репутация, что меня уже давно пора скомпрометировать...»

Данная публикация не ставит целью рассматривать подробно, кому, для чего и в каких объемах будут выделены кредитные деньги. С одной стороны, об этом уже более-менее подробно сообщалось в СМИ, а с другой – рановато делить шкуру неубитого медведя, т.е. не полученные еще деньги. Во всяком случае, судя по информации, поступающей из Минфина, адресаты и цели распределения кредитов определяются вполне вменяемыми критериями. Задача общества – обеспечить действенный контроль исполнения.

Самое же главное во всей этой истории – это тот факт, что за последние месяцы коалиция дважды демонстрировала способность принимать адекватные меры: а) при организации антивирусной кампании, и б) теперь, в определении действенных мер для смягчения последствий пандемии на экономическом уровне.

Хорошо бы не сглазить!

НАВЕРХ