Бывший мэр Нарвы в новой должности займется будущим сланцевой энергетики

Экс-мэр Нарвы Тармо Таммисте стал советником по развитию Ида-Вирумаа в Министерстве экономики и коммуникаций.

ФОТО: Николай Андреев

Тармо Таммисте, бывший мэр Нарвы и действующий депутат нарвского горсобрания, на прошлой неделе начал работать специальным советником министра экономики и коммуникаций. Он будет посредником между организациями Ида-Вирумаа и правительством в вопросах развития Ида-Вирумаа, сворачивания сланцевой энергетики в ее нынешнем виде и создании новых предприятий и рабочих мест. В интервью Rus.Postimees Тармо Таммисте рассказал, какие изменения правительство готовит для Северо-Востока.

Сегодня - только четвертый день работы в новой должности, и пока Тармо Таммисте входит в курс дела, встречается с представителями местных организаций и осматривает места, где планируется размещать новые предприятия. Его задачи в министерстве будут заключаться в том, чтобы координировать составление и реализацию программы развития Ида-Вирумаа, программы развития кластера химических предприятий в Кохтла-Ярве и программы “справедливого перехода” от сланцевых нарвских электростанций к производству энергии из возобновляемых источников.

- Правительство исходит из того, что сланцевая энергетика в ее нынешнем виде перестанет существовать?

- Мы понимаем, что, грубо говоря, “топить печку” нам осталось недолго. И сейчас рассматриваются разные возможности использовать сланец более эффективно, чтобы зарабатывать на нем побольше. Мы понимаем, что объемы производства уменьшаются, и придет день, когда уже просто невозможно будет производить энергию. И нужно думать, что предлагать людям, которые, теоретически, могут остаться без работы.

Сейчас идет разработка программы “справедливого перехода”. Там три основных направления. Первое направление - так называемый агропарк. На территорию карьера “Нарва” смогут прийти предприятия, которые выращивают в теплицах овощи.

Следующий пункт - использование СО2. Что бы мы ни делали, СО2 всё равно будет попадать в атмосферу. Есть технология, есть заводы, при помощи которых дым можно “поймать” и вывести из него СО2. А это - газ, который нужен для растений в теплицах. Из самого углерода можно будет делать пластики и другие материалы.

Второе направление - будет строиться еще один завод сланцевого масла. И, естественно, рассматривается завод предварительного рафинирования этого масла, который сразу же поднимет стоимость и сделает этот продукт более конкурентоспособным.

И очень объемное направление - строительство заводов по производству водорода - топлива будущего. Да, конечно, мы говорим про солнечные батареи и ветрогенераторы, но сейчас поставлен акцент на водород. Почему этот завод нужен? Чтобы весь общественный транспорт в Эстонии перевести на водород, нужно где-то тысячу тонн водорода в год. Но нет смысла производить столько - будет очень дорого. Чтобы это себя оправдало, завод должен производить 45 тысяч тонн в год.

Сейчас также идет составление новой программы развития Ида-Вирумаа, где задействованы как Министерство экономики, так и Министерство финансов через регионального министра.

- Программа “справедливого перехода” и программа развития Ида-Вирумаа - это два разных документа?

- Да, конечно. Программа “справедливого перехода” смотрит на десятилетия вперед. Те же заводы водорода не появятся через год или через пять лет, потому что это огромные вложения. Заинтересованные инвесторы имеются, но будут вложения в пределах 100-200 миллионов.

А программа развития Ида-Вирумаа делается на пять лет, потом обновляется при общении со всеми организациями, которые у нас в уезде заняты развитием, созданием новых рабочих мест, привлечением инвесторов.

- Программа “справедливого перехода” уже существует на бумаге или она еще в разработке?

- Черновик уже готов. Есть рабочая группа, куда входят представители местных организаций, представители министерства, предприниматели. Срок поставлен - программа должна быть готова к концу этого года.

- Как вы считаете, государство вообще достаточно глубоко понимает весь комплекс проблем в этой сфере? Например, на одной конференции, посвященной “справедливому переходу” участница отметила, что во всех городах Ида-Вирумаа центральное отопление - это побочный продукт сланцевых предприятий. Кто будет строить новые котельные? Кажется, об этой стороне дела на тот момент еще просто не подумали.

- Мне кажется, человек, который задал этот вопрос, не знает, что это давно уже не так. Я думаю, лет десять уже Нарва не получает ничего с Балтийской электростанции. Там давно была построена газовая котельная, с которой город получает тепло. Такой связи - при получении электроэнергии выделяется тепло, которое используют, чтобы топить город - такого нет уже нигде. Этот уже очень опоздавший вопрос.

- Как вы оцениваете развитие промпарков в Ида-Вирумаа? Периодически приходится слышать такое мнение, что они обещают много рабочих мест, но в реальности их далеко не так много и большинство участков в промпарках пустуют.

- Жизнь такова, что не получается, чтобы всё ровно шло в гору. Есть много мест, где всё не так, как хотелось бы. Но если мы смотрим на промпарки в Нарве, Кохтла-Ярве, Йыхви, Кивиыли, то видим, что много проблем было из-за того, что инвесторы, в основном, приходят из России. Мы не находимся на самой лучшей стадии межгосударственных отношений, и это препятствует нам. А последние два с половиной месяца коронавирус ударил абсолютно по всем. Это не значит, что в это время ничего не делалось - делалось очень многое. Например, в Нарве в одном из промпарков вся территория уже продана. Да, я понимаю, что там шесть или семь предприятий, но площадки-то проданы. То есть, люди вложили в это деньги, а это значит, что рабочие места там будут. Да, мы видим, что был план, но из-за причин, которые от нас не зависят, всё выглядит не так хорошо, как в плане. Но, с другой стороны, некоторые предприятия там уже удвоили численность своих работников. Это нормальное развитие. Мы понимаем, что закрыть предприятие - это одно дело, а создать новые рабочие места - совсем другое дело. Я считаю, что это был очень правильный проект, и хорошо, что начали его делать.

Около Йыхви раньше был пустырь, и многие говорили, что ничего там не получится. Но сейчас жизнь там кипит. Уже оговорено, что химические предприятия придут в Кохтла-Ярве, потому что там уже есть нужная инфраструктура.

- Новые предприятия, которые открываются в промпарках, автоматизированы, и там нужно совсем мало работников. А с нарвских электростанций и с шахт из-за “справедливого перехода” высвободится гораздо больше рабочих рук.

- Что касается агропарка, там есть максимально возможная цифра рабочих мест, но давайте не будем о ней говорить. Реально, 1000-1500 рабочих мест можно будет там создать. Понятно, что не за год, для этого понадобится время. Но, мы понимаем, что работников из Eesti Energia тоже со дня сокращать не будут, невозможно остановить их работу сразу.

И плюс, кабель, который был поврежден и привел к бешеной цене электроэнергии - это сигнал того, что, на самом деле, даже если закончится производство электроэнергии на Эстонской электростанции, наверняка ее нужно будет законсервировать. Если грянет гром, можно будет возобновить работу, чтобы не остаться при свечах. Мы понимаем, что в Германии закрываются угольные электростанции, во Франции - атомные электростанции. Огромное количество производителей энергии уходит, а потребности всё время повышаются.

Нужно быть готовым к тому, что, допустим, в 2043 году, 1 января будет 30 градусов мороза, нет ветра, нет солнца и в городе нет тепла. Это недопустимо. Я думаю, при разработке таких больших программ, которые в корне меняют жизнь, обязательно рассматриваются программы на случай, если что-то откажет. Да, технологии развиваются, становятся более надежными. Но всегда могут случиться катаклизмы, которые мы просто не можем предвидеть. И чтобы радовались только люди, в домах которых еще осталось печное отопление - это недопустимо.

- О каком периоде времени мы вообще говорим? Когда можно будет сказать, что переход к другой энергетике произошел?

- Первый период после того, как программа будет готова, начнутся планировки и другие действия, я думаю, лет 10-15. Это время потребуется для первых двух этапов - повышение эффективности использования сланца и агропарк.

То, что касается заводов по производству водорода, потребует еще больше времени. Это лет 20-25. Это огромные вложения, как я уже говорил, и множество вопросов, которые мы, может быть, не можем пока полностью представить. Задача ведь, чтобы всё работало как в фантастической книге - производство есть, но отходов нет, потому что одно производство использует отходы другого производства и получается замкнутый круг.

НАВЕРХ