Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Долги не пускают хронических безработных на поле

Хозяин крупной фирмы по выращиванию клубники Aran PM OÜ Пааво Отсус уверен: решить проблемы производителей клубники может только открытие границ для иностранной рабочей силы. Местные долгосрочные безработные тут не помогут. ФОТО: Маргус Ансу

Многие долгосрочные безработные и не хотят идти на работу, поскольку по уши в долгах, а судебные исполнители начнут снимать большую часть зарплаты. Это также является одной из существенных причин, по которой производители клубники не очень верят в государственную  дотацию на зарплаты, пишет Postimees.

Ни одна другая кризисная мера помощи не оставляла целевую группу настолько равнодушной, как решение правительства предложить земледельцам дотацию на зарплаты. Если коротко, государство оплачивает селянам половину зарплаты работника, если последний нанимает на работу человека, который как минимум три месяца сидел без работы. Так, с одной стороны, долгосрочные безработные могли бы получить работу, а с другой, можно было бы попытаться решить проблему производителей клубнике, которым не хватает рабочих рук, понадеялось правительство.

Правительство, прежде всего, ключевые политики EKRE, неоднократно наставляли производителей клубники: видите, в Эстонии 50 000 безработных, почему вы не берете их на работу? Почему вы хотите привозить сюда украинцев, если у нас самих хватает рабочих рук?

У производителей клубники, с которыми поговорил Postimees,  нет веры в долгое время остававшихся безработными людей. И хотя в широком плане обобщения опасны, прежде всего, работодатели, да и министерство, говорят о том, что многие долгосрочные безработные по уши в долгах. Это означает, что сразу после официального оформления большая часть их зарплаты начнет уходить в карман судебного исполнителя. Что, понятно, лишает этих людей мотивации зарабатывать на хлеб законно.

Тартуский производитель клубники, руководитель фирмы AranFarming Пааво Отсус не делает секрета из того, что примерно 70 процентам безработных, которых он брал на работу, сразу приходилось иметь дело с судебными исполнителями: «У одного было 16 требований. Это совершенно обычно, что если мы вносим человека в регистр работников, письма от судебных исполнителей начинают забивать мне почтовый ящик. Как только я говорю об этом работнику, он либо исчезает, либо начинает выяснять, можно ли работать по-черному».

Ратас не слышит, что нам нужно

Долги, по словам Отсуса, это одна из причин, по которой от местных безработных сейчас помощи мало: «Другое дело, что часто долгосрочные безработные – это последние люди, которые хотят выходить в поле. Они просто не привыкли работать».

Производитель клубники не сдерживается, говоря о новой схеме зарплатной помощи: «Это полный нонсенс! Предложение такое: возьмем у вас 1000 евро, дадим вам один евро и будем бить себя в грудь, что оказали большую услугу. Ратас прибил себя к креслу премьер-министра и не слышит, что нам нужно».

Отсус не видит иного выхода, как вновь открыть границы для сезонных иностранных работников: «Мы соберем ягоды, и у жителей Эстонии будет на столе местная клубника».

Хозяин Helme Maasikakasvatuse OÜ Андрус Хорн признал, что долгосрочные безработные к нему, конечно, приходили, но ничего хорошего из этого, как правило, не происходило: «Работают пару дней - и вдруг говорят, что спина болит, быстро меня с работы снимай».

Обычно потенциальные работники звонят ему в воскресенье вечером: «По голосу понимаешь, что товарищ не очень трезвый. Бутылка пива уже явно опорожнена, и вдруг возникло желание начать работать. Но эти вечерние звонящие обычно не очень адекватные парни».

Если для того, чтобы посадить клубнику в конце мая, Хорну требовались около 15 человек, то в период сбора урожая, который приближается с бешеной скоростью, потребуются около 80 человек. Половина из них есть, остальные – сомнительные: «Это те, кто сегодня есть, а завтра их нет».

Руководитель Эстонского союза производителей клубники и предприниматель Элке Лиллеметс признала, что в секторе часто говорят о том, что работники хотели бы собирать ягоды по-черному: «Если бы государство действительно хотело помочь, оно компенсировало бы долги долгосрочных безработных. Или выплатило им премии, или дало какой-то дополнительный стимул, чтобы выйти на поле».

Предприниматель возмущен, что Юри Ратас и его правительство вообще не услышали их проблемы: дело не в зарплатах, а в нехватке людей: «Мы сотрудничаем с Кассой страхования от безработицы, всячески заманиваем безработных, обещаем быть гибкими. Но нельзя быть гибким до такой степени, чтобы разрешить не выходить на работу с похмелья».

Выводы притянуты за уши

А что говорит статистика? Действительно ли в Эстонии есть долгосрочные безработные, которые не идут на работу из страха перед судебными исполнителями? Или это преувеличение производителей клубники? Дать четкий ответ на этот вопрос чертовски сложно.

Какой-то водораздел все же есть. Согласно последней статистике, у нас имеется 50 376 безработных. Тех, у кого стаж безработного уже больше трех месяцев, и кто, таким образом, подошел бы под требования дотации, около 28 000 человек. Вице-канцлер Министерства социальных дел Стен Андреас Эрлих признал, что доля должников среди безработных действительно является проблемой. Но насколько это серьезно, в министерстве сказать не могут. Это только начинают изучать в сотрудничестве с Министерством юстиции: «И все же уже сейчас мы можем сказать, что у большинства зарегистрированных безработных долгов нет». Он добавил, что наличие долгов не может быть препятствием для запуска дотации на зарплаты.

Следующий ориентир дала Касса страхования от безработицы, которая удерживает из выплачиваемых компенсаций и пособий долги, которые уходят судебным исполнителям. В этом месяце было удержано 8800 актов судебных исполнителей. Это не означает, что столько же безработных являются должниками, это просто показывает количество арестов. У одного должника может быть несколько требований и, как правило, таки и есть.

И даже эти 8800 актов – неточное количество. Дело в том, что до всех пособий и компенсаций руки судебных исполнителей не дотягиваются. Например, долги нельзя востребовать с пособия по безработице, которое сейчас составляет 189 евро. Долг можно удержать с компенсации по страховке от безработицы и пособия по нетрудоспособности. В то же время, не всегда получатель пособия по нетрудоспособности является безработным. Напротив, государство в последние время очень постаралось для того, чтобы имеющие инвалидность или какое-то иное хроническое нарушение здоровья люди вернулись на рынок труда. Многие из них нашли работу, получая одновременно и пособие по нетрудоспособности, и зарплату.

Пресс-секретарь Кассы страхования от безработицы Лаури Кооль резюмировал, что точного обзора у них нет. И хотя долги – это большая проблема, а количество актов судебных исполнителей постоянно увеличивается, он считает крайне вольным утверждение о том, что долги являются единственной причиной, почему долгосрочные безработные не торопятся на официальную работу. Более того, если человек получает среднюю в Эстонии зарплату, как утверждают производители клубники, и после судебного исполнителя у них остается больше, чем сейчас.

Средний должник – неженатый малооплачиваемый мужчина

Канцлер Палаты судебных исполнителей и банкротных управляющих Кристи Хунт сказала, что хотя у нее нет точных данных, вероятнее всего, многие долгосрочные безработные являются должниками. Всего в Эстонии около 125 000 должников, 94 000 из которых являются физическими лицами, остальные – это юридические лица или предприятия. По данным статистики палаты, средний должник – это 31-40-летний неженатый мужчина, имеющий доход ниже 1000 евро.

Хунт перевернула ситуацию и пришла к выводу, что во многих случаях прием должника на работу – это дело работодателя: «Тут работодатель все же должен вести себя ответственно, поскольку однажды, когда ему как востребователю долга придется ждать своих денег, он не захочет, чтобы кто-то уклонялся от своих обязательств».

Канцлер палаты подчеркнула, что просто так судебный исполнитель никого не терзает: «Судебный исполнитель – это последствие того, что человек не выполнял своих обязательств». Она подчеркнула, что часто они представляют детей, нетрудоспособных людей или пенсионеров.

НАВЕРХ
Back