20 лет на охоте за чистой питьевой водой

Жители улицы Каазику, расположенной в Кохтла-Нымме, Лийви и ее сын Андрес с саду у поливной бочки.

ФОТО: Remo Tõnismäe

Бывшая волость Кохтла-Нымме упорно оставляла живущих на окраине поселка людей без питьевой воды. Строительство водоканала постоянно откладывали, пока не возникнет возможность попросить денег у государства. Созданная после административной реформы большая волость Тойла планировала построить в Кохтла-Нымме нормальный водоканал, но к удивлению чиновников выяснилось, что местное водное предприятие не способно получить помощь от государства, пишет Postimees.

Жителей кохтла-ныммеской улицы Каазику  от остального поселка и общей водной трассы отделяет железная дорога. 64-летняя Лийви прожила на этой улице почти всю жизнь. Дом построили в 1956 году, с тех пор никакого другого источника воды, кроме колодца, там не было: «Водоканал дотянули только до железной дороги, до центра Кохтла-Нымме. Нас оставили… Мы как окраина, по ту сторону железной дороги».

По ее словам, волость не помнит о них и зимой, когда нужно чистить дороги от снега: «Вот во время выборов, да, они знают, где живет человек. Никто и не будет тут строиться. Никаких удобств, ничего нет». Из-за того, что воду постоянно приходится таскать из магазина, у нее начали болеть руки.

У Лийви еще что-то течет из крана. Это "что-то" поступает из вырытого в подвале колодца, глубина которого, по ее словам, достигает всего трех-четырех метров. «Немного подождешь - и получаешь таз желтой жижи».

Текущая в таз вода на глазах становится желтой и неприятно пахнет. На этой воде Лийви готовит еду.

ФОТО: Remo Tõnismäe

Текущая в таз вода на наших глазах становится желтой и неприятно пахнет: «Покупаешь новый чайник, несколько раз кипятишь в нем воду, а к вечеру на дне появляется коричневое пятно». Для того чтобы приготовить пищу, воду обязательно нужно прокипятить: «Появляется такая пена наверху, словно ты бухнула в воду порошок для стирки. Варить гороховый суп на этой воде нельзя: горошины вообще не становятся мягкими. А если наберешь государственной воды с той стороны дороги, тогда совсем другое дело».

И светлое белье она ходит стирать к матери, живущей по ту сторону дороги, где есть нормальный водоканал.

Анализ воды отец Лийви сделал несколько лет назад. Тогда сказали, что вода не пригодна для питья. Нового анализа она не проводила. Колодезная вода проходит через фильтр, но менять фильтры постоянно она не может: «Они не такие дешевые - 50-60 евро. Фильтры забиваются сланцевой грязью, вода совершенно коричневая. Плохо это».

Андрей пьет покупную питьевую воду, в другой руке у него стакан с желтой колодезной водой.

ФОТО: Remo Tõnismäe

Сосед Лийви Андрей тоже пытался получить чистую воду при помощи фильтров: «Это очень накладно, потому что через каждые три-пять дней фильтр засоряется. Мы теперь не пользуемся колодезной водой, покупаем питьевую воду в магазине. Это стоит денег, но другого выхода нет: нужно пить, заваривать чай, готовить еду. Колодезную воду используем только для мытья и стирки. Но с опаской. Боже упаси от какой-нибудь аллергии или еще чего-нибудь». Другая соседка Лийви – Людмила – инвестировала в фильтры 2500 евро, взяв кредит на пять лет. В первый раз она обратилась в волость в 2000 году.

«Рассказала. Ответили, мол, не беспокойтесь, вода будет года через три. Через три года воды не было. Обращалась и соседка Светлана, потому что невозможно было пить эту воду. Но все бессмысленно», - вздыхает она.

И она сдавала воду на анализ уже давно – когда только переехала сюда: «Тогда на санитарно-эпидемиологической станции посоветовал зажмуриться и пить. Отравиться, дескать, невозможно».

Лийви ходила на заседания волости Кохтла-Нымме, чтобы спросить о строительстве водоканала: «Они начали там выкручиваться, мол, денег нет, и приводили разные доводы. Самое простое сказать, что денег нет». «Нам все время обещают и обещают, но никто ничего не делает»,  - добавил сосед Лийви Андрей.

Жителей улицы Каазику от остальных жителей поселка и общего водоканала отделяет железная дорога. В бутылках для воды растет капуста. 

ФОТО: Remo Tõnismäe

Чтобы вода дошла до улицы Каазику, для увеличения пропускной способности нужно заменить часть труб и удлинить канал на километр. Снабжающее жителей Кохтла-Нымме водой предприятие Järve Biopuhastus оценило, что соединение одного дома с водоканалом стоит минимум 17 000 евро.

Отложим

За 20 лет жители улицы Каазику составили минимум 11 обращений в волость Кохтла-Нымме, Ида-Вирускую уездную управу, в Министерство окружающей среды, Центр инвестиций в окружающую среду и даже канцлеру юстиции. По закону за организацию водоснабжения и канализации отвечает местное самоуправление.

На первое письменное обращение в 2006 году волость Кохтла-Нымме ответила, что соединение улицы с общим водоканалом внесено в план развития водного хозяйства в период 2007-2014 годов. «Согласно нынешним прогнозам, дома на улице Каазику могут быть подключены к общему водоканалу самое позднее в 2010 году, пока же придется обходиться прежними локальными колодцами», - написал возглавлявший тогда волость старейшина Илларт Йооль».

Через полтора года автор обращения попросил Инспекцию по охране здоровья быть пожестче с волостной управой. Волость ответила, что у нее нет необходимого для строительства водоканала миллиона крон, и его будут просить в фондах. «При покупке дома вы были проинформированы, что центрального водоснабжения здесь нет», - отметил Йооль в ответе.

К 2010 году водоканал до улицы Каазику не дотянулся, следующим сроком установлен период 2013-2031 годов.  На это и на строительство канализации всего поселка в 2013 году волость Кохтла-Нымме попросила в Центре инвестиций в окружающую среду (KIK) дотацию, но ее не дали, поскольку проект не отвечал требованиям. Волость, конечно, получила возможность исправить проект, но дело не сдвинулось. И предприятие Järve Biopuhastus не готово финансировать этот проект.

В кармане волости гуляет ветер

«Не помню точно. Так много времени прошло. Этим проектом занимался один человек, который сейчас уже умер», - говорит занимавший тогда пост председателя волостного собрания Майт Рооден. Речь идет о прежнем волостном старейшине Илларте Йооле: «Было написано и предложено дело, но большая часть денег ушла в одну дыру». Рооден явно ссылается на крупный кредит, который взяли для развития наземной части Шахты-музея. На это же ссылается и другой бывший волостной чиновник, Тармо Кютт. В 2014 году изменился процесс получения дотаций по программе охраны окружающей среды, и волость больше не может просить деньги у государства. Для финансирования проекта осталось три возможности. Первая -  платит волость (нет денег), вторая - платит Järve Biopuhastus (не заинтересовано). Кроме того, в договоре между волостью и предприятием ничего не говорится об обязанности инвестировать.

«Если волость что-то впишет в план и потом заключит договор с водным предприятием, где этого пункта об инвестициях нет, то этот пункт плана не будет покрыт», - объяснил член правления Järve Biopuhastus Владислав Корзанов. Кроме того, он ссылается и на то, что поскольку свою долю в предприятии имеют также Йыхви, Люганузе и Кохтла-Ярве, то за водоснабжение улицы Каазику пришлось бы платить и их жителям.

А третий вариант – водное предприятие самое обращается в KIK. Однако фирма с 2015 года не может это сделать, поскольку лимит дотаций для нее исчерпан.

«Предприятие очень много инвестировало в Кивиыли, Люганузе, Пюсси, Кохтла-Ярве и Йыхви. Их предельная сумма настолько переполнилась, что теперь они могут получить лишь 10 процентов, а 90 процентов должны добавлять в качестве самофинансирования», - объяснил бывший волостной чиновник Тармо Кютт.

«Мы тогда обменялись мыслями с волостным старейшиной и решили, что если волость хочет финансировать проект, который является финансово бесприбыльным, то пусть финансирует его сама. На этом обсуждение закончилось», - говорит Корзанов.

Оставалось лишь надеяться на то, что улицу Каазику спасет административная реформа. «Была маленькая надежда на объединение с волостью Тойла, у которой есть свое водной предприятие», - вспоминает Кютт.

Новая волость, старые проблемы

Новым сроком строительства водоканала определили 2023 год. Это предусматривает план развития водного хозяйства волости Тойла. Волостная старейшина Эве Эаст утверждает, что для проблемы улицы Каазику простого решения нет: «Нельзя в мгновение сделать то, что не делалось десятилетиями».

Жители улицы все там же: проект может профинансировать волость, но у нее нет денег; водное предприятие не заинтересовано и не обязано инвестировать в имущество волости, а проект не подходит под выделение помощи.

Эаст утверждает, что до составления плана в 2018 году не было известно, что водное предприятие не может получить дотацию: «Мы этого не знали! Не переводите стрелки. Мы не знали об этом». В бюджете волости в этого году заложены 7500 евро на составление проекта подключения к воде улицы Каазику.

Волостной специалист по планированию Ханнес Кохтринг говорит, что сейчас улица Каазику еще есть плане развития, но что будет завтра, сказать сложно: «Это чистое решение волостного собрания: есть на это деньги или нет. Выше головы не прыгнешь».

Район по-прежнему обслуживает Järve Biopuhastuse AS, но у волости Тойла есть и свое предприятие Toila V.V., которое оказывает услугу водоснабжения и канализации в поселках Тойла и Вока, а также в деревне Пюхайыэ. И эта фирма в этом году уже получила дотацию от государства.

В мае волостная старейшина сказала, что если волость не найдет возможность получения дотации, все останется как есть.

Но есть и еще один вариант – обмен имущества. Еще два года назад Järve Biopuhastus предложил волости, что фирма готова отдать Тойла канализацию Кохтла-Нымме, а Тойла могла бы передать ей водоснабжение и канализацию волости Кохтла.

«Мы договорились, что волость Тойла оценит принадлежащую полости инфраструктуру, мы оценим свои коллекторы на территории прежней волости Кохтла-Нымме», - объяснил Владислав Корзанов.

По словам Эве Эаст, этот вариант рассматривается и сейчас ждут оценку: «Тогда Toila V.V. могло бы рассчитать свои возможности после 2021 года при получении дополнительных средств от KIK. Потому что если дополнительных средств не попросить, то водное предприятие будет не в состоянии обслуживать имущество и взять этот район».

Однако на улице Каазику есть и еще одно препятствие. А именно, домохозяйства там делятся на две группы и между ними расположен лес. Одна группа домов расположена в зоне сбора сточных вод, вторая - вне ее. Руководитель области водного хозяйства KIK Тынн Тувикене говорит, что государственную дотацию может получить только та половина улицы, которая расположена в зоне сбора сточных вод: «Есть возможность изменить границу зоны сбора сточных вод и построить общий водоканал и канализацию целиком, но к созданию зоны сбора сточных вод предъявляются определенные требования». Предложить изменить границы зоны сбора сточных вод должно местное самоуправление.

Близ улицы Каазику чистят загрязнение

Масляный завод концерна Viru Keemia Grupi Petroter III расположен на расстоянии нескольких километров, а магистральная канава Вахтсеппа и река Кохтла рядом.

ФОТО: Remo Tõnismäe

Рядом с улицей Каазику чистят от загрязнений реку Пуртсе, реку Кохтла и фенольное болото. На дне и берегах речки Кохтла в этом районе нашли загрязнения от сланце-химической промышленности.

Очистка отходов может влиять на воду скважин, но не обязательно. Главный специалист водного отдела Министерства окружающей среды Керсти Тюрк сказала, что если будет сделана глубокая скважина, то опасности быть не должно.

«Самый большой риск - при употреблении питьевой воды из шахтных колодцев, поскольку они открывают самые близкие к поверхности слои воды», - сказал Тюрк.

Желто-оранжевый цвет может быть вызван, в числе прочего, большим содержанием железа. Увидев фотографию воды, сделанную жителями Каазику, Тюрк сказал, что он бы такую воду пить не советовал: «Это указывает на какую-то проблему с питьевой водой».

Десять процентов жителей региона Вирумааского сланцевого бассейна употребляет колодезную воду. О качестве воды в частных колодцах информации мало, поскольку за это отвечает собственник колодца. Но это означает, что анализ этой воды вообще не проводили.

Один житель улицы Каазику в начале 2019 года позволил провести анализ воды, которую взяли из крана, а не из скважины. «На качество воды могут влиять многие факторы: состояние колодца, система труб недвижимости, есть ли фильтр и какой, состояние фильтра и так далее», - сказал видевший результаты анализа главный специалист отдела здоровья окружающей среды Департамента здоровья Лаури Лиепкалнс, по словам которого, химические показатели анализа отвечали нормам питьевой воды.

«В случае если есть сомнения в качестве питьевой воды, будет разумно, кроме пробы воды из-под крана, взять пробу воды и прямо из колодца. В таком случае можно сравнить два показателя, и если выяснится, что между анализами из скважины и крана большая микробиологическая разница, то можно начать искать место расположения проблемы».

Специалист по планированию волости Тойла Ханнес Кохтринг сказал, что волость не проводила анализ воды на улице Каазику: это должен сделать собственник. Он привел в пример деревню Рооду, которая находится в паре сотен метров от улицы Каазику: «Человек говорит, что вода пахнет. Я никакого запаха не чувствую. Пью воду и не чувствую, чтобы она была плохой на вкус. Этот дом заказал анализ, который показал, что ничего плохого в воде не содержится».

НАВЕРХ