Алексей Евграфов: невозможно в одночасье превратить Ида-Вирумаа в климатически нейтральную зону

Алексей Евграфов

ФОТО: Илья Смирнов/Архив Põhjarannik

Непродуманная ликвидация сланцевой промышленности повлечет за собой большую социальную катастрофу, пишет в Postimees мэр Нарвы Алексей Евграфов.

Призыв использовать текущий кризис, чтобы в кратчайшие сроки закрыть сектор сланцевой промышленности, явно непрактичный и безответственный. Очевидно, со стороны Ида-Вирумаа кажется далеким и неизвестным краем, собственно, периферией. Однако стоит напомнить, что уезд Ида-Вирумаа занимает третье место в Эстонии по количеству жителей, а Нарва – третий по величине город, в котором проживает 55 610 людей - больше, чем в большинстве уездов Эстонии.

Ида-Вирумаа и в особенности город Нарва в течение последних 30 лет претерпели значительные изменения. При восстановлении независимости Эстонской Республики город разделили на две части, закрыли крупные военные заводы, вскоре была объявлена банкротом Кренгольмская мануфактура, а теперь сокращают долю энергетической промышленности. Адаптироваться к этому непросто, в регионе самый высокий уровень безработицы по Эстонии.

Сланцевая промышленность является не только крупнейшим работодателем в регионе, но и ядром экономической деятельности, которое поддерживает работу других предприятий. Наличие рабочих мест с достойной оплатой означает, что в регионе проживают люди, которые ходят в рестораны, посещают кинотеатры, делают закупки в торговых центрах и т.д. По мере исчезновения рабочих мест и роста неуверенности подобные предприятия будут терять клиентов.

Более того энергетический сектор является частью идентичности местных жителей: Ида-Вирумаа обеспечивает всю Эстонию энергией, это наша роль и ценность. Девиз Нарвы - «Город хорошей энергии»; а пламя горючего сланца даже изображено на гербе и флаге Кохтла-Ярве. Если это забрать, что займет это место?

Конечно, альтернатива появится, природа не терпит пустоты, но изменения должны проходить достаточно медленно, чтобы жители региона могли адаптироваться. Ситуацию должны учитывать молодые люди, выбирающую профессию, чтобы в будущем возможно было избежать социальной катастрофы. Рабочих, приближающихся к пенсионному возрасту, тоже нельзя, образно говоря, выбросить на улицу. Обучиться новой специальности важно и возможно, но такое не происходит в одночасье. Не происходит это и в течение пары лет.

Должны появиться перспективные области и специальности, которым можно обучиться, потому что сама по себе учеба достатка не принесет. Пока еще нельзя сказать, что есть четкие направления для развития региона, и в какой сфере людям следовало бы получать образование. От лозунгов здесь пользы нет, нужна конкретика.

Изменение климата является серьезной проблемой и, разумеется, Эстония должна к 2030 году достичь поставленных целей. Во многом это можно сделать благодаря сокращению энергетического сектора. Однако ликвидация всей сланцевой промышленности не является панацеей для достижения климатической нейтральности к 2050 году. Хотя почти 90 процентов парниковых газов в Эстонии производится действительно за счет энергетической промышленности, этот процент включает в себя также выброс от использования всего топлива, что охватывает как производство тепловой и электроэнергии, промышленность, транспорт, частный и государственный сектор экономики, домашнее хозяйство, так и использование топлива в сельском хозяйстве. Движение к климатической нейтральности означает помимо прочего также, например, снижение количества дизельных автомобилей и вообще доли безрельсового транспорта.

В жизни нет простых решений. Вклад Эстонии в решение глобальных климатических проблем нельзя в одночасье обеспечить за счет благополучия жителей третьего по величине уезда Эстонии. Необходим более широкий план, охватывающий разные секторы.

НАВЕРХ