Март Хельме: ухожу, чтобы никуда не деться!

Март Хельме.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Отречение Хельме-старшего от партийного престола, по единодушному признанию аналитиков, не стало ни для кого неожиданностью. Ну, разве что неожиданностью с определением «детская», которую, по известным причинам, ожидать-то как раз не только можно, но и необходимо, и чем бдительнее, тем лучше.

Делать, как лидер партии-антагониста Кая Каллас, оптимистичный вывод, что Март Хельме просто устал, опираясь на его заявление, что он больше не станет баллотироваться на пост председателя EKRE, не только опрометчиво, но в какой-то степени даже опасно. Нынешний глава эстонских «внутренних органов» принадлежит к той категории людей, которые на вопрос, как здоровье, имеют максимальное основание без секундной паузы отвечать: «Не дождетесь!»…

Здравствуй, племя младое, знакомое!

Опять-таки, все эксперты, независимо от вектора их симпатий, «то вместе, то поврозь, а то попеременно», отмечают, что преемником Марта на посту партийного босса может (а по факту – должен) стать не кто иной, как его сын. Собственно, и сам нынешний глава EKRE не только не скрывает, что хотел бы этого, но и всячески подчеркивает такое желание на протяжении всех последних недель. Более того: он призывает своих однопартийцев на предстоящем съезде партии голосовать именно за Мартина Хельме. То есть, фактически, просто за фамилию.

В одном из недавних интервью, данном специально для Радио 4 на русском языке, министр внутренних дел на вопрос журналиста, согласуется ли такая семейственность с канонами политической, если не этики, то хотя бы корректности, ответил с присущим ему апломбом в том духе, что, дескать, партийные династии – вовсе не редкость в нынешней Эстонии. При этом сослался на пример из новейшей истории, указав на своих, мягко формулируя, закадычных конкурентов – Партию реформ, которую ныне возглавляет дочь бывшего председателя Сийма Калласа – Кая.

Пример, однако, не вполне корректный, поскольку между Сиймом и его дочерью на посту председателя партии успели побывать три человека, не имеющих родственных связей с кланом Калласов, а во времени этот период и вовсе занял отрезок протяженностью в почти пятнадцать лет, за которые, по сути, успело вырасти целое поколение. Как говорится, почувствуйте разницу с ситуацией, при которой скипетр передается из рук в руки, как и положено во всякой порядочной династии.

Хотя, конечно, с чисто юридической точки зрения никакого криминала в том, что место отца на партийной верхушке займет сын, нет. Никто никого силой голосовать за Хельме-младшего не заставляет, угрозами и шантажом его путь наверх не сопровождается. Так что, уж извините, но, как говорится, JOKK…

С пометкой территории

Обращает при этом на себя внимание, насколько изящно разыгрывается комбинация. Точнее – расставляются метки.

Хельме-pére, всячески рекламируя Хельме-fils, при этом на достаточно коротком поводке держит одного из наиболее активных в прошлом (до своего избрания в Европарламент) и амбициозных молодых своих соратников – Яака Мадисона, который уже не первый раз изъявляет желание покинуть Брюссель («место, удобное для бесед пенсионеров», по его собственному определению) и с головой окунуться в бурные волны эстонской политики в качестве члена правительства. Негласно, но вполне определенно подразумевая при этом, что с его уходом из Европейского парламента освобождающееся там место займет Март Хельме (согласно итогам евровыборов), и тогда в опустевший кабинет на тихой таллиннской улице Пикк, 61 въедет он – молодой и энергичный. Ну, или в какой-нибудь другой кабинет, тоже хороший…

Однако уходящий лидер партии и глава МВД однозначно дал понять, что не только никуда не денется из Эстонии, но и «ни сейчас, ни в будущем он не заинтересован в замене министра (читай – любого, В.И.) членом Европейского парламента». То есть urbi et orbi ясно дается понять: а) кто в доме хозяин, и б) чтó должен знать всяк сверчок… И любой намек на вероятность соперничества и неповиновения будет подавлен в зародыше.

И совпадает же такое!

Но если бы речь шла только о внутрипартийных разборках, то и пусть себе дитя тешится, лишь бы не какало. Однако многоходовая комбинация, рассчитываемая искусным кукловодом, у которого за плечами завидный опыт политической (и не только) интриги, имеет целью пометить гораздо большую территорию. Март Хельме уже давно открытым текстом говорит, что на следующих парламентских выборах его партия имеет все шансы стать партией премьер-министра. Теперь он приступает к реализации «плана Б»: если лидером к тому времени будет Хельме-сын, а он сам останется в нынешнем качестве члена правительства, то к бабке не надо ходить, чтобы узнать фамилию будущего главы правительства. И пусть даже пост спикера Рийгикогу останется за нынешним его местоблюстителем, который (во всяком случае, пока) не изъявляет желания уступить его кому бы то ни было, хотя темна вода во облацех…

Но если Хенн Пыллуаас и продолжит свою деятельность в этом качестве, принципиально это ни на что уже не повлияет. Премьер-министр – Хельме, его зам и одновременно руководитель важнейшего силового ведомства – скорее всего, тоже, хотя и с немного другим именем (здесь, кстати, возможна рокировка); спикер парламента – верный правящему дому сателлит; есть еще освобождающийся в таком случае пост главы Минфина, но у Марта Хельме в запасе еще четверо детей, так что если не сыновья, то дочери, или на худой конец зятья… А пост президента к тому времени при таком раскладе сил вообще, скорее всего, удастся упразднить, так что, сами понимаете…

После упоминавшегося интервью для Радио 4 ведущий устроил импровизированный экспресс-опрос слушателей в прямом эфире, предложив оценить вероятные последствия победы EKRE на следующих парламентских выборах и, соответственно, закрепления этой партии в качестве старшего партнера формируемой ею коалиции.

Одним из первых в студию дозвонился, судя по голосу, молодой человек, очень бойко говоривший по-русски без акцента. Я не запомнил, к сожалению, его имени. Так вот, он уверенно заявил, что таковую победу считает возможной и более того – очень желательной. Присовокупив при этом, что именно тогда в Эстонии, наконец-то, удастся навести порядок.

Я почему-то тоже испытываю такую же уверенность, только, я бы сказал, несколько косвенного порядка. А именно: что этот человек либо сам входит в число тех, кто обеспечил достаточно высокую явку проживающих в Эстонии российских граждан – участников голосования за поправки в российской Конституции, либо как минимум разделяет их взгляды, если он не имеет российского гражданства. А, как известно, цель упомянутых поправок, если коротко, – тоже наведение порядка, только не в Эстонии, а в соседней державе.

Любопытно, кстати, что Март Хельме выступил со своими рассуждениями о перераспределении эстонских государственных постов под руководством его партии как раз в то же время, когда в России уже шло то самое голосование. Интересное совпадение, между прочим…

НАВЕРХ