Март Хельме: на месте президента я бы высказывался резче

Новый член семьи Хельме - ретривер Джестер, которого дети называют Карриба.

ФОТО: Tairo Lutter

Завтра соберется съезд Консервативной народной партии Эстонии (EKRE), на котором будет избран новый председатель. Нынешний лидер Март Хельме в субботу сообщил, что отказывается от должности руководителя партии. Сегодня он готовит доклад для членов организации. В интервью Postimees Хельме признался, что думал об отказе от места председателя еще перед предыдущим съездом, пишет Postimees.

- Что вы скажете завтра своим соратникам?

- Скажу, что смена лидера – это не конец света, и они по-прежнему могут на меня рассчитывать. Также скажу, что все члены партии, не только члены правительства и парламентской фракции, все мы, кто является членом этой партии и ее сторонниками, делаем дело, которое больше, чем просто мы – это вся Эстония. Я призываю всех внести свой вклад [в достижение этой цели], и нет разницы, каких объемов вклад вы в состоянии внести, поскольку, когда мы все вместе, этот вклад окажется очень большим. И я буду продолжать вносить свой вклад по мере сил и возможностей.

- Вы сказали, что как жесткой рукой правите своей семьей, так же руководите партией и министерством. Какой отец Март Хельме?

- Со всеми нужно считаться и всем нужно дать возможность реализовать свои сильные стороны, а там, где есть слабые места, нужно поддержать. В принципе, с партией та же история. Партия больше, но нужно поддерживать более слабые регионы, а сильные - подбадривать и искать баланс. Это самое главное – хвалить и воодушевлять. Если это делать и говорить, что теперь перед нами стоят новые задачи, которые нужно выполнить еще лучше, то человек чувствует, что можно поднять планку еще выше. Так происходит и в семье, и в организации. Я руководил разными учреждениями и верю, что работавшие со мной люди подтвердят, что я не дискриминирую и всегда пытаюсь выявить сильные и слабые стороны человека.

- Гипотетически: каким президентом Эстонии был бы Март Хельме?

- Я был бы таким же президентом, каким сейчас являюсь руководителем партии и министром: конкретным и прагматичным. В то же время прямолинейным и жестким в высказываниях и всегда стоящим за определенные принципы. Конечно, я не был бы таким президентом, который пытается выпрыгнуть из-под кардиоргских каштанов за законные пределы президентских полномочий, поскольку работе государства очень мешает, когда раздаются такие соло и происходят попытки захвата власти, которая в действительности президенту не принадлежит. Попытался бы быть объединяющей и вдохновляющей, внушающей в людей уверенность в себе личностью.

- Как долго вы думали об отказе от места председателя партии?

- Если честно, то еще перед предыдущим съездом я сказал, что хотел бы уйти с этой должности. Это явно вызвало бы большую турбулентность, и мы не попали бы в правительство. Разумно было отложить это решение. Сейчас при принятии решения я имею перед глазами политический календарь. Это означает, что если бы мы еще отложили смену лидера, то приблизились бы к следующим местным и президентским выборам. Это не дало бы времени новому председателю сработаться с партией, включиться в командную работу и переключить всю организацию на новый ритм. В действительности коронакризис перенес и съезд, который изначально был запланирован на апрель. Теперь, с точки зрения календаря, момент кажется оптимальным. Есть достаточно времени для подготовки к следующим выборам и адаптации.

- Изначальное виденье и цели, которые много лет назад были поставлены перед EKRE, достигнуты?

- Мы двигались в этом направлении, но политика динамична, и это не завершится никогда. Когда мы начинали, то такого вопроса, как миграционный кризис, не было. Всё, что касалось Закона о совместном проживании, суверенитета Эстонии в Европейском союзе и эстонско-российской границы, за время в большей степени изменились. В каких-то вопросах мы достигли цели или, по крайней мере, сделали полдела и движемся в нужном направлении. Мы  движемся в запланированном направлении и провели в партии большую работу, чтобы у нас, пользуясь военной терминологией, политическое подразделение было достаточно сильным и конкурентоспособным в этой постоянной борьбе за трон. Всего мы, конечно, не добились, но стараемся.

- Какие дела сделаны наполовину?

- Сейчас, в качестве одного примера, можно назвать занимающий свое место в повестке дня миграционный вопрос – рабочая и учебная миграция. Мы ясно видим, что в результате  работы правительства реформистов и социал-демократов в Эстонии возникли прежде не представленные общины, которые сейчас сами по себе увеличиваются. Это означает, что появилось достаточное количество людей, к которым можно приехать, которые могут перевести сюда членов своих семей и могут использовать законодательную маневренность.

Мы видим, как в плодотворных условиях Европейского союза к нам из других стран перетекают люди чужеродного происхождения. Нам это не нравится. Не потому, что мы какие-то националисты, расисты, ксенофобы: просто мы не хотим, чтобы в один прекрасный день у нас возникла ситуация, как сейчас в Финляндии. Там какой-то  чужеродный деятель, у которого нет никакой связи с историей, языком и культурой Финляндии, требует снести статую Манергейма, поскольку тот – расист, националист и уголовник. Разнообразие не всегда обогащает, чаще это вызывает конфликты. В этом плане наша работа не завершена, и мы продолжаем работать.

- Что бы вы сегодня назвали делом всей жизни?

- Я считаю, что самым главным моим делом было воспитание детей. У меня шестеро детей, и я считаю, что все они молодцы. Они еще молоды, а младшая дочь учится в школе, и я надеюсь, что их серьезные дела еще впереди. Сестра-близнец Мартина, Маарья Вайно, – признанный лидер общественного мнения, а старшая дочь – филолог, она преподавала, учила  переводчиков, что тоже является очень ценной деятельностью. Младший сын учится в Тарту на инфотехнологии. Да, я бы все же поставил семью на самое важное место.

НАВЕРХ