Трамвай на Штромке: рельсами по горлышку

Трамвай. Фото иллюстративное.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Как показывает жизнь, фантасты прошлых веков были правы, особенно в области антиутопий. Давайте опишем в этом жанре будущее Штромки. Итак, на берегу высятся безобразные треугольники из грязного потрескавшегося стекла; лес изрезан автомобильными дорогами, между которыми из остатков елок и палок торчат дома; по узким улицам закладывает виражи и выписывает безумные кренделя истерически визжащий трамвай, а всё вокруг лежит в руинах. 

Ну ладно, не всё, но руины есть, а между ними, уворачиваясь от вездесущего трамвая, шмыгают велосипедисты. Для них, правда, проложена специальная тропа здоровья им. Стапиццот видов редчайших насекомых, но представители всех стапиццот видов так над ней клубятся и роятся, что ездить там опасно. Тем более что над роящимися и клубящимися гордо реют (во главе с буревестником) птицы – стаями реют, господа! – и так и норовят клюнуть велосипедиста в темечко.

 К тому же, не дай бог, раздавишь шиной недальновидно выползшую на тропу зверушку, – гусеничку, к примеру, или клещика –  и тут же из некошеных ковылей выскочат защитники природы, матери нашей. Так что ну ее, эту тропу: меж руин и трамваев как-то спокойнее. Пешеходы тоже есть, и все они гуськом, по одному, следуют на трамвайные остановки.

Ширина тротуара точно рассчитана на одного человека, двум – ни рядом пройти, ни разминуться, поэтому на тротуарах тоже введено одностороннее движение: на четной стороне улицы из подъезда можно поворачивать только направо, на нечетной – налево. А если тебе надо попасть буквально в соседний подъезд твоего же дома, но не в ту сторону, обходи квартал, точно следуя маршруту трамвая, – не ошибешься.

Солнце на спицах, синева над головой? 

Разговоры о необходимости пустить трамвай до Штромки начались не вчера, и даже не три дня назад. Но именно три дня назад нас ознакомили с планом, в соответствии с которым будут проложены трамвайные пути.

«Пыхья-Таллинн усиленно застраивается, это самый бурно развивающийся район столицы, численность населения в нем скоро значительно возрастет, въезды превратятся в очень узкие бутылочные горлышки», – повторяют городские власти то, что жителям района и так известно. Некогда депрессивные микрорайоны Каламая и Пельгулинн превратились в престижные и в них происходит застройка как точечная, так и целыми комплексами; квартал Теллискиви – модное место тусовок;  здания бывших фабрик и заводов превращаются в жилые и офисные, сияющие перспективы замаячили перед Коплискими линиями, а сколько еще неосвоенных земель!

Но более-менее нормальных магистралей – всего четыре: старые улицы Сыле, Копли и Теэстузе и новая Каларанна. Трамваи ходят только по Копли, по трем другим – автобусы.  Ну, и повсюду шмыгают машины, от которых, по мнению отцов города, всё зло. Со злом, как известно, нужно бороться, и вот, выход найден: нужно, чтобы жители района пересели на велосипеды и общественный транспорт.

Однако мечты о массовом использовании велосипедов в нашем климате, мягко говоря, наивны: здесь вам не там. Это в других европейских столицах тепло и сухо, у нас же большую часть года если не снег, дождь и лютый ветер одновременно, то хоть что-то одно из этого набора – обязательно. Не говоря уже о том, что отдельные люди вынуждены ходить на работу в костюмах, и о пожилых, не очень здоровых и просто не дружащих с велосипедным спортом. 

Привет от Салтыкова-Щедрина

Остается общественный транспорт, который местами потребности людей покрывает, местами нет. Проблема легко решилась бы запуском нескольких новых автобусных линий, но город замахнулся на трамвай. Пока только в перспективе, но уже зарезервирован транспортный коридор: от Теллискиви по Копли, по виадуку Ристику, по Паавли… А дальше начинается самое интересное: по Пухангу, Пельгуранна, Коплиранна, и не пойми где и как еще, потому что восприятие цвета рисовавших схему не вполне совпадает с восприятием цвета тех, кто ее видит. Но нам вполне достаточно и перечисленных улиц.

Это узкие улицы. Это очень узкие улицы, при этом расположенные под углом друг к другу, и куда их расширять – неясно, поскольку на той же Пухангу тротуара местами нет вовсе, а там, где он есть, дома стоят очень близко к дороге. Отдельный вопрос, как долго эти дома выдержат производящиеся трамваями сотрясения, но кого это волнует? Интересно другое.

В интервью, данном порталу «Дельфи», вице-мэр Андрей Новиков произносит несколько драгоценных фраз. Первая, бронзовая:  «Ноблесснер, Летная гавань, Каларанна, квартал Теллискиви и рынок, новые планы на Батарейную тюрьму и Горхолл меняют облик когда-то промышленного района. Производственные площади освобождаются, теперь им нужно дать новую функцию».

Скажите мне, кто – может быть, случайно – видел на Штромке производственные площади, не важно, свободные или нет? Или кто-то ненароком заметил там порт Ноблесснера, Горхолл или хоть самую паршивенькую, но тюрьму? Или хотя бы места под застройку, кроме леса и променада? Нет, не видели? А тогда скажите мне, за счет чего именно в этом райском уголке население вдруг вырастет настолько, что там до зарезу потребуется трамвай?  

Фраза вторая, серебряная: «Пропускная способность пыхья-таллиннских улиц сейчас самая критичная в столице. В плане автомобильного транспорта Пыхья-Таллинн исчерпал свои возможности. Общественный транспорт функционирует, но если в дальнейшем мы будем застраивать район, нужно развивать и эту сеть. Тогда получится, что по северной части города можно будет передвигаться на автобусе/трамвае, велосипеде и в последнюю очередь на автомобиле».

А господин вице-мэр вообще в курсе, что Пухангу – не то место, через которое ездит несметное количество машин из одного конца города в другой, а тупик, упирающийся в море?  Что и на ней, и на других улицах Штромки, которые планируется отдать в распоряжение трамвая, очень мало автомобилей? Каким образом трамвай поможет увеличить «пропускную способность пыхья-таллиннских улиц» из центра в совершенно другие микрорайоны и наоборот? Ближайшая магистраль, более-менее пригодная для трамвая и способная отчасти решить проблему, это Сыле. Если кому-то не пройти десять минут от моря до Сыле пешком, те же автобусы ему в помощь.   

Фраза третья, золотая: «Вдоль шумной дороги нельзя строить многоквартирный дом». Ага, а мимо многих многоквартирных домов, которые никак не были рассчитаны на сотрясения и потрясения,  многотонные трамваи пускать можно?

Где логика, в чем замысел?

Сила мысли способна на многое. Ну, не удастся с ее помощью раздвинуть пространство, так уберут с этих улиц автобусы, чтоб под рогами не путались. Однако вряд ли это поспособствует желанию людей расстаться с машинами: как человек, сорок лет проживший в ситуации, когда трамвай – твой единственный транспорт, я очень хорошо знаю, какой это ненадежный транспорт. Не то чтобы он стоял столбом каждый день, но в самый ответственный момент, когда опаздывать ни в коем случае нельзя, подведет тебя обязательно.

Говорят, что трамвай придет на Штромку не завтра, и можно было бы махнуть рукой, но угроза обозначена. Со стороны Палдиски-мантеэ природе уже угрожает строительство на месте ипподрома, и жители Пельгуранда не до конца уверены, что окончательно похоронены идеи трассы через лесной массив и ненавязчивая его застройка – то тут, то там – домиками и коттеджиками, хорошенькими такими. Не за счет ли их будущих жителей вырастет население Штромки, не под их ли нужды задумывается трамвайная линия? Но и им будет ближе к Сыле.   

Очень странно, что пробки на въезде в Пыхья-Таллинн из центра, спровоцированные жителями совершенно других микрорайонов, пытаются решить за счет живущих на небольшом и тупиковом клочке земли, не располагающем к масштабному строительству. Медицинский центр строят на Сыле. Управу строят на Кари. Новый жилой массив строят на Ситси. Пустырь с линией электропередачи, которую сейчас демонтируют, отдают велосипедистам и нашим дорогим насекомым. Казалось бы, при чем здесь трамвай на Штромке?

Да при том же, что и решение городского жюри о строительстве довольно спорного пляжного комплекса. О вкусах, конечно, не спорят, но зачем тогда предлагали голосовать горожанам? В условиях, когда жюри само же присудило выбранному таллиннцами проекту не восьмое, не пятое, а второе место, наверное, стоило отдать предпочтение именно ему: с учетом народного мнения. Со словами: «Самим нам немножко больше другой проект нравится, но гляди, народ, как сильно мы тебя уважаем не только перед выборами». А то неловко вышло, правда.

Но с другой стороны, когда резвящиеся трамваи обрушат вокруг себя всё,  что может рухнуть, новый пляжный комплекс, напоминающий гигантский полевой госпиталь, очень удачно впишется в окружающую среду. Вот тогда и заживем в красоте и эстетике.

НАВЕРХ