Овощи спасены, для ягод уже поздно: правительственные меры следовало принять раньше

Рийгикогу

ФОТО: Sander Ilvest

Пакет мер по спасению сельского хозяйства, согласованный правительством вчера утром, вызывает у фермеров противоречивые чувства: хотя они признают его необходимость, эти меры для производителей клубники приняты безнадежно поздно. Также не вполне понятно предложенное правило шести месяцев работы, которым особенно гордился министр финансов Мартин Хельме, пишет Postimees.

Согласно решению правительства границы будут открыты до такой степени, что их можно будет сравнить практически с докоронавирусным периодом. Единственным исключением являются страны, где вирус еще продолжает свирепствовать (уровень заражения превышает 16). Люди, прибывающие из этих стран должны сначала быть помещены в Эстонии на двухнедельный карантин. В число таких стран входит и Украина, которая является для Эстонии основным источником сельскохозяйственной временной рабочей силы.

По словам члена правления Сельскохозяйственно-торговой палаты Вахура Тыниссоо, требование карантина не беспокоит фермеров. "Самый серьезный крайний срок - 31 июля. Теперь работники-мигранты могут снова въезжать в страну, провести на карантине две недели - мы надеемся, что они окажутся здоровыми - и затем приступить к работе в августе. Те, чье разрешение на работу было продлено до 31 июля, должны вернуться домой. Обмен происходит. Сейчас все очень хорошо", - считает он.

Пора клубники уже прошла

«Для тех, кто выращивает клубнику, поезд уже ушел, ягоды гниют на поле, - такова была первая мысль владельца клубничного хутора Тасуя Тоомаса Лилло о спасательном пакете. - Это можно было сделать еще три недели назад. Но овощеводы определенно спасены, я так думаю».

По словам Лилло, по крайней мере 60-70 процентов клубники (по сравнению с предыдущим годом) не было собрано из-за нехватки рабочей силы.

Та же проблема - у фермера из Пыльвамаа Ленно Коддала. «В настоящее время рабочей силы не хватает. Я сейчас воюю с клубникой. Часть клубничных полей пошла насмарку, огурцы не собирали уже неделю», - посетовал он.

Хотя Вахур Тыниссоо был очень доволен решением правительства, судьба производителей клубники тоже беспокоила его. Разговоры о предложении компенсации производителям клубники до его ушей не доходили.

"Это правда, что решение было принято слишком поздно для производителей клубники. Последний момент был 25 июня - тогда погода была прекрасной, и если бы здесь было 500 работников, можно было бы собрать много ягод. Но так как работников не было, поезд уже ушел. И правда, очень жаль", - сказал он.

Несобранная клубника - не единственное, почему страдают производители. Тоомас Лилло отметил, что им также пришлось оплатить регистрационные сборы тех трудящихся-мигрантов, которые успели зарегистрироваться в Эстонии, но больше не могли пересекать границу. «На каждого человека ушло по 50-55 евро. Я не думаю, что это справедливо - люди регистрируются, но если они нам нужны, а граница закрыта, могли быть сделаны исключения. Кто за все это платит? Большая сумма набегает с регистрации 50 человек. Мы теряем ее, а государство не компенсирует».

Правительство подпитывает миграцию

Отдельную досаду у Вахура Тыниссоо вызывает принятое вместе со спасательным пакетом правило шести месяцев. А именно, правительство согласилось с тем, что в будущем сезонные работники смогут оставаться в Эстонии шесть месяцев, а не девять. Тыниссоо уточнил, что это не было частью принятого в понедельник указа: правительство заодно предложило Рийгикогу внести изменения в Закон об иностранцах. Среди рекомендаций по изменению - требование о заработной плате, которое гарантировало бы средний доход иностранных работников в своей области и регионе.

Палата намерена отстаивать девятимесячный срок, поскольку шести месяцев работы недостаточно.

«Во-первых, административная бюрократия будет расти, если мы начнем менять работников каждые шесть месяцев, - сказал Тыниссоо. - Во-вторых, более частая смена персонала увеличивает риск для здоровья. В конце концов менять людей каждые девять месяцев менее рискованно, чем каждые шесть месяцев. Девять месяцев особенно важны в хуторской работе, в садоводстве можно справиться и за шесть».

Тоомас Лилло прямо назвал поправку тупой. "Они же сами провоцируют большую миграцию. Завозят больше людей и действуют вопреки собственным словам».

НАВЕРХ
Back